Tags: иконы

труд

Празднование Казанской иконе Божией Матери (в память избавления Москвы и России от поляков в 1612 г)

В 1579 г. страшный пожар опустошил Казань. Он начался в доме купца Онучина. После пожара Матроне, девятилетней дочери купца, явилась во сне Богородица и открыла ей, что под развалинами их дома находится Ее чудотворный образ, зарытый в земле тайными исповедниками христианства еще при татарском владычестве. Божия Матерь точно указала место, где можно было найти икону. Родители поначалу не обратили внимания на рассказ девочки, но чудесное явление Небесной Царицы повторилось трижды, причем в третий раз оно было грозным.
Картинки по запросу Казанской иконе Божией Матери
Мать отвела Матрону к митрополиту Казанскому Иову, та рассказала ему о чудесном явлении. Все духовенство города, в сопровождении огромной толпы народа, направилось к дому Онучиных. Сейчас же начались раскопки, но найти икону не удалось. Тогда копать стала сама Матрона и тут же обрела святой образ. Он был необыкновенной красоты и сиял совершенно свежими красками, как будто только что был написан. Митрополит передал икону о. Ермолаю, наиболее почитаемому в городе священнику, и тот, высоко подняв ее над головой, сопровождаемый крестным ходом, отнес чудесный образ на городскую площадь, где и осенил им на четыре стороны весь собравшийся народ. Отец Ермолай написал тропарь новоявленной иконе «Заступнице Усердная», который знала вся Святая Русь.
Чудотворения от новоявленного образа начались немедленно по его обретении. С того времени и поныне от образа Своего, явленного в городе Казани, Царица Небесная щедро раздает Свою благодатную помощь всем православным, с верою и надеждой к Ее защите прибегающим.
Через 10 лет на месте обретения чудотворной иконы митрополит Ермоген (отец Ермолай принял постриг с именем Ермоген в Московском Чудовом монастыре и вскоре был назначен на Казанскую кафедру) основал женский монастырь в честь иконы Божией Матери Казанской, причем юная Матрона Онучина приняла в нем постриг и стала потом игуменией. Совершивший первый молебен перед святым образом, митрополит Ермоген составил сказание о чудесах Казанской иконы Божией Матери.
Свою чудесную помощь икона явила в Смутное время, ровно через 33 года после обретения, когда Россия подверглась вторжению польских интервентов, вынашивавших замыслы посадить на Российский престол чужеземца и иноверца. Польские войска взяли Москву, захватили в плен и заточили в темницу Патриарха Московского и всея Руси Ермогена. В заточении Патриарх молился Богоматери, из темницы до русских патриотов доходили его призывы, чтобы они «крепко стояли за веру, унимали грабеж, сохраняли братство и, как обещались, положили души свои за Дом Пречистой, за чудотворцев и за веру». И вскоре возникло нижегородское ополчение Минина и Пожарского.
[Spoiler (click to open)]
У князя Дмитрия Михайловича Пожарского был список с Казанской чудотворной иконы. С этой иконой войска князя подошли к стенам захваченной поляками Москвы. Готовясь к штурму, русское воинство три дня постилось и молилось пред иконой Богоматери о победе. Архиепископу Элассонскому (из Греции) Арсению, находившемуся в плену у поляков в осажденном Кремле, было видение преподобного Сергия Радонежского, который сказал: «Арсений, наши молитвы услышаны, предстательством Богородицы суд Божий об Отечестве преложен на милость, завтра Москва будет в руках осаждающих и Россия спасена». И как бы в подтверждение истинности пророчества архиепископ исцелился от болезни.
Св. Арсений оповестил русских воинов о видении и пророчестве великого святого Русской земли, и на следующий день ополчение выбило поляков из Китай-города, а через два дня был освобожден Кремль. В воскресенье (25 октября) русские воины с крестным ходом пошли в Кремль с чудотворным образом в руках. На лобном месте встретились они с архиепископом Арсением, несшим чудотворную Владимирскую икону Божией Матери, которую он сохранил, несмотря на все тяготы плена и болезни. Народ был потрясен встречей двух чудотворных икон и слезно молился Небесной Заступнице Русской земли.
В память освобождения Москвы от поляков установлено празднование Казанской Божией Матери 22 октября/4 ноября, а в память чудесного обретения иконы — 8/21 июля. Празднование 22 октября распространялось на Москву, а после 1649 года, по повелению царя Алексея Михайловича, — на всю Русь. Князь Пожарский в честь Пресвятой Богородицы за помощь в победе воздвиг на Красной площади в 1630-е годы своим иждивением храм Казанской иконы, где она хранилась почти 300 лет. В 20-е годы XX столетия храм был варварски уничтожен. 4 ноября (22 октября) 1990 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II освятил место и положил на него первый камень воссоздаваемого храма.
Перед Полтавской битвой в 1709 г. русский царь Петр I с войском молился перед Казанской иконой Божией Матери, а в 1721 г. перенес один из списков иконы из Москвы в построенный им Петербург. В 1811 г. образ был поставлен в только что построенном и освященном Казанском соборе, где вскоре полководец Кутузов молился перед чудотворной иконой о победе над французами. Святой образ осенял русских солдат, идущих на освобождение России от иноземных захватчиков в 1812 г., и первая крупная победа была одержана в день праздника иконы 22 октября, когда выпал снег и ударили сильные морозы, сама Заступница пришла на помощь воинам.

источник

                  
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Анонс! Конференция «"Мы все стоим у нового порога": свободное творчество матери Марии (Скобцовой)»

Международная научно-практическая конференция «"Мы все стоим у нового порога": свободное творчество матери Марии (Скобцовой)»


Преображенское братство
Свято-Филаретовский православно-христианский институт
Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме (Санкт-Петербург)

приглашают Вас принять участие в Международной научно-практической конференции

«МЫ ВСЕ СТОИМ У НОВОГО ПОРОГА»:

СВОБОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО МАТЕРИ МАРИИ (СКОБЦОВОЙ)

К 125-летию со дня рождения

15 - 16 июня

20 декабря 2016 года исполняется 125 лет со дня рождения преподобномученицы Марии (Скобцовой), известной также под именем Е.Ю. Кузьмина-Караваева. Ее личность, по сей день вызывающая споры, ее жизнь, столь мало вписывающаяся в привычные рамки агиографического канона, ее многоплановое творчество (поэзия, художественная проза, воспоминания, философско-богословские работы, агиография, публицистика, драматургия, графика, иконопись, вышивка и др.) привлекают внимание новых и новых исследователей.

Конференция приурочена к выставке, посвященной жизни и творчеству матери Марии. Открытие выставки состоится – 15 июня в 17.00 в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме по адресу: Санкт-Петербург, Литейный проспект, 53.

Программа  конференции

15 июня

[Spoiler (click to open)]

Санкт-Петербург, Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме А.А.Ахматовой Литейный пр., 53 (м. «Владимирская», «Достоевская», «Маяковская»)

11.00 – Открытие конференции, приветствия соучредителей

11.30 – Пленарное заседание

Л.В. Крошкина (Тверь).  «Новая душа» матери Марии в житии и творчестве

К.П. Соллогуб (Париж). Участие матери Марии в жизни РСХД как опыт духовной свободы

Ю.В. Балакшина (СПб). Образ и смысл революции в литературном творчествематери Марии (Скобцовой)

Н.В. Ликвинцева (Москва). Творчество и святость: мать Мария и Симона Вейль

13.30 – обед

14.30 – Пленарное заседание

А.А. Медведев (Тюмень). Мать Мария и В. Розанов: диалог о христианстве (к постановке проблемы)

У.А. Гутнер (Москва). Мать Мария (Скобцова) в РСХД: путь к монашескому служению

С.С. Бычков (Москва). Церковь и культура в служении матери Марии (Скобцовой) и ее единомышленников

В.И. Лавренов (Тверь). Основные направления церковно-общественной деятельности Преображенского братства в контексте духовных интуицийматери Марии (Скобцовой) о путях возрождения России

16.15 – Кофе-брейк

17.00Открытие выставки «Я весть Твоя», посвященной 125-летию со дня рождения матери Марии (Скобцовой)

19.30 – Экскурсия «Адреса матери Марии в Петербурге»

16 июня

[Spoiler (click to open)]

Санкт-Петербург, Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме
Литейный пр., 53 (м. «Владимирская», «Достоевская», «Маяковская»)

13.00 – Пленарное заседание

Т.В. Викторова (Париж). «Для них соткала я широкий Покров»: Анна Ахматова и мать Мария

Г.Н. Лопухин (Париж). «Семь чаш» матери Марии: прочтение Апокалипсиса в жизни

М.В. Юрьева (Краснодар). Средневековый код в судьбе и поэтической образности Е. Ю. Кузьминой-Караваевой

15.00 – Кофе-брейк

15.30 – Пленарное заседание

С.М. Панич (Москва). «Гость вошел. За ним широкий ветер». Гость как вестник в триедином творчестве матери Марии (Скобцовой)

Г.Ю. Серова (Москва). Творчество матери Марии (живопись, рисунок, лицевое шитье) в контексте русского авангарда начала XX века

Н.П. Белевцева (Москва). Мать Мария и сестра Иоанна: творческие и биографические пересечения

А.М. Копировский (Москва). Особенности иконографии и содержания вышивки матери Марии  «Жизнь царя Давида»

17.30 – Закрытие конференции

18.00 – Кофе-брейк

18.30 – 20.30 – Вечер памяти издателя, переводчика, главного редактора издательства YMCA-Press Никиты Алексеевича Струве

                                           
псмб

«Икона без чувств будет бесчувственной»

Александр Копировский: знакомство с какими иконами может помочь, а с какими, наоборот, помешать в огласительной практике

Слева: «средний» палестинец - изображение, созданное при помощи компьютерной программы по черепам палестинцев, живших в I веке нашей эры. Справа: Спаситель. Мозаика. Храм Святой Софии в Константинополе (XIII в.)

Традиционная конференция Свято-Филаретовского института по святоотеческой традиции катехизации в этом году уже была седьмой по счету. В этот раз она была посвящена проповеди оглашаемым о Христе. Подходили к теме с разных сторон. Об особенностях огласительной проповеди о Христе в современной церкви говорили в докладах и на круглых столах, причем практически все отмечали, что сегодня ее катастрофически не хватает: можно услышать проповедь обо всем, но реже всего – о Христе. На литературно-поэтическом вечере под названием «Тот, кто родился в Назарете, был тем, чего я не пойму» участники читали стихи или отрывки прозы, которые, по их мнению, могут быть использованы в огласительной проповеди – от Тютчева и Достоевского до Величанского, Быкова и Пола Янга. Конечно, в этом контексте невозможно было обойти и вопрос об иконописном и живописном образе Христа. Доклада профессора Свято-Филаретовского института, искусствоведа, катехизатора более чем с двадцатилетним стажем Александра Михайловича Копировского многие ждали.

– Когда говорят, что в иконе не должно быть никакой душевности, чувственности – это неправда, – сказал Александр Михайлович. – Икона без чувств будет бесчувственной. Если Христос будет изображен на иконе символически, только как Бог, без всякого выражения Его человеческой природы – то, согласитесь, это будет близко к ереси монофизитства. Самое трудное в иконе – достичь гармонического баланса в выражении обеих природ Христа – и божественной, и человеческой, когда лик Христа показывает не только Его величие и царственность, но и человечность (конечно, не в страстном ее аспекте). К сожалению, такая подлинная гармония редко встречается и в иконописи, и в живописи.

Наиболее целостные образы Христа, по мнению Александра Копировского, удавались авторам в ХI-ХII веках. Можно сказать, что это был их ответ иконоборчеству.

Читать далее
                 
псмб

Торжество Православия

Проповедь

С.С. Аверинцев

Торжество Православия

(Ин 1:43-51)

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа! Аминь.

Сегодняшнее чтение рассказывает о том, как нашел свой путь к вере сомневавшийся, но внутренне правдивый чело­век, которого звали Нафанаил - имя, означающее по-иудей­ски «дар Бога». В толковании этого места со времен отцов церкви есть много догадок. Например, часто полагают, что Нафанаил - лицо, тождественное с апостолом Варфоломе­ем, потому что имя Варфоломей - собственно, не имя, а отчество, по-нашему - сын Толмая. И вполне можно пред­ставить себе человека по имени Нафанаил и по отцу своему именуемого Варфоломеем. По-разному святоотеческое тол­кование, мистическое толкование и традиция иконографи­ческая изъясняли, как же это Христос видел Нафанаила под смоковницей и что это значит. Но мы не будем сейчас уг­лубляться в эти толкования. Мы вслушаемся всем сердцем в слова, которые были сказаны сомневающемуся Нафанаилу: «Иди и посмотри».

«Иди и посмотри» — слова, имеющие значение для на­шей веры, потому что наша вера — это вера в воплощение, в вочеловечение незримого, невидимого, недоступного ника­ким чувствам и даже мысленному созерцанию Бога. Благо­даря тому, что Слово Божие во плоти пришло к нам, наша вера может быть ободрена словами: «Пойди и посмотри». И только поэтому возможна и богословски оправданна православная икона, икона, без которой Православие настоль­ко невозможно, что сам день, сегодня церковью вспоминаемый, - день, когда (исторически в середине IX века) в Византии окончательно, после очередной волны иконоборчества, было утверждено почитание икон; иконы были со сла­вою и честью поставлены на свои места, им было воздано поклонение, - люди православные в радости договорились каждый год праздновать как день, когда радость иконы вер­нулась к православным людям, чтобы уже их не оставлять. А так как это случилось в первое воскресенье Великого по­ста, было решено в первое воскресенье Великого поста каж­дый год праздновать этот день. И этот день, который был исторически победой почитания иконы, победой, собствен­но, над одной лишь ересью — над иконоборчеством, полу­чил в языке православия наименование Торжество право­славия. Это можно объяснять исторически тем, что иконо­борчество было последней по времени из классических, так сказать, ересей, с которыми боролись отцы церкви. Но ведь в этом есть и другой смысл: кто понимает существо иконы и правомочность почитания икон, тот понимает самое суще­ство Православия.

«А в чем тут тайна, тайна Православия? — спросит нас скептик, неверующий. - Разве нет священных изображений у других народов, у других религий?» Как раз Ветхий За­вет, уготовивший путь нашему богопознанию, выделялся за­претом на изображения божественного начала или сверх­земных сил и запретом на поклонение таким изображени­ям. А все другие народы - язычники, окружавшие мир Вет­хого Завета и мир Нового Завета, и далее на востоке будди­сты, индуисты, конфуцианцы - все они знают священные изображения и какой-то культ, воздаваемый священным изо­бражениям. Почему же мы веруем (и какой мы можем дать отчет в нашей вере, как к тому нас призывает слово Божие: «Будьте готовы дать отчет в вашей вере», 1 Пет 3:15), что именно мы, поклоняясь, должным образом почитая иконы, сохраняем истинную верность богопознанию Ветхого Заве­та? И почему мы находимся в мистическом единстве с этим богопознанием и отделены от языческого мира, который наполнен почитаемыми священными изображениями?

[Spoiler (click to open)]

Язычники не имели никакой мыслительной проблемы, касающейся изображения тех богов, духов, необычных, но все-таки внутриприродных, внутрикосмических сил, кото­рые они почитали. Если почитаемые силы, божества, духи не отделены от мира, от нас той гранью, которая, по библейскому учению, разделяет Творца и творение, если эти духи, эти ложные боги язычества сами принадлежат миру творения, то тогда они доступны человеческой фантазии. Человеческая фантазия может своими средствами изобра­жать эти силы в нашем уме или изображать их средствами живописи, скульптуры. Но Библия учит нас, что нет грани­цы более существенной, чем граница между Творцом и тва­рью, между нетварным и тварным. (И вот здесь я прошу вас на минуту сосредоточить свой ум, потому что нам придется говорить о двух противоположностях, двух различениях, которые люди недостаточно образованные или, напротив, образованные, но имеющие только светское образование, и они в особенности, слишком легко смешивают.) Эта грань -абсолютная для нашей веры, преодолимая только чудом со стороны Самого Бога, грань между Творцом и творением. Это грань абсолютной инаковости. Творец - совсем не та­ков, как тварь. И другая грань, важная в нашем опыте и важная для философии, но совсем не такая абсолютная, не имеющая для христианства абсолютного мистического зна­чения, - это грань между нематериальным и материальным. Эти два различия имеют нечто общее постольку, поскольку наше богопознание делает свои первые, детские шаги, когда мы понимаем, что Бог духовен, что Он превыше материаль­ного. И когда-то еще и до христианства язычники, искрен­не искавшие Бога, поняли, что высшее божественное нача­ло - нематериально, но они были очень увлечены этим раз­личием между нематериальным - идеей, как говорил Пла­тон, - и материей, которую они презирали. Это язычники презирали материю. Потом, когда среди языческого мира прозвучала христианская проповедь, язычники, образован­ные язычники, были, между прочим, возмущены тем, что христиане учат о воскресении мертвых - телесном воскресении, воскресении во плоти, хотя просветленной, преобра­женной, но во плоти. Языческие философы презрительно пожимали плечами: как христиане могут не видеть, что душе гораздо лучше быть совершенно нематериальной и навсегда расстаться со своим телом, со своей плотью? Плоть, тело - это что-то ничтожное и достойное презрения. Христианин же не может так думать, христианин помнит о том, что хотя мир создан Богом в естественной иерархии, где материаль­ное должно быть подчинено нематериальному, поставлено ниже, но оно сотворено Богом, и сотворено Богом для бла­гого удела, для удела одухотворения и освящения. Когда еще не совершилось Боговоплощение, тогда человек мог изображать Бога только по действию своей фантазии, как это делали язычники. Ветхий Завет строгим словом запре­тил, безоговорочно запретил такое изображение Бога по че­ловеческому вымыслу. Библия, в отличие от всех языческих учений, учила искать Бога истинного, а не выдуманного, Творца, а не стихию творения.

Нужно сказать, что именно потому, что Ветхий Завет так хорошо научил принявших его чувствовать разницу меж­ду Творцом и творением, мы смогли принять учение о воп­лощении. Само чудо воплощения делается понятным, мы понимаем, что это за чудо - чудо, превосходящее все чуде­са, преодолевающее не просто частные законы естества, но самое основное разделение бытия, когда Творец пришел воп­лощенный к Своему творению и когда в Нем оказался ви­дим Невидимый. Вы помните, что Христос сказал: «Кто ви­дел Меня, видел Отца». И апостол Павел говорит о Христе как об истинном образе - по-гречески то же слово, что ико­на, - об истинной иконе Отца.

Только потому, что не в вымысле, не в игре поэтическо­го воображения, но в реальности Священной истории мы действительно увидели Отца, незримого Отца - «Бога ник­то никогда не видел» (Ин 1:18) - в явленном нам лике Сына, лике Иисуса Христа, только поэтому возможна икона, ко­торая наравне с другими особенностями христианского богопочитания, которых нет в других религиях, дает понятие о том, что Божий замысел - это замысел об освящении, одухотворении и, страшно сказать, обожении не только на­шего духовного и душевного существа, но и вещественного нашего состава и вообще вещества, из которого творится икона (деревянная доска и краски, которые были в древней иконе минеральными, - это тоже имело свое значение). Весь космос как-то освящался через сотворение иконы. И так это происходит каждый раз, когда в мир приходит еще одна икона и открывается еще одно окно из нашего мира видимого в мир невидимый, но становящийся видимым.

Икона, когда она следует канону, православному преда­нию, далека от натурализма, от чувственности, от принятия суеты мира. Она не допускает в свою тишину суету мира. Но икона не допускает также презрения языческих филосо­фов к вещественному за то, что оно вещественно. Мы снова и снова слышим укоризну все тех же языческих философов, повторяемую то иконоборцами в Византии, то протестанта­ми   (старыми направлениями протестантизма и новейшими протестантскими сектами), то людьми с неопределенными религиозными интересами, что будто бы в христианстве на­носится ущерб его духовности почитанием вещественной иконы. Тот, кто понимает замысел Божий о просветлении вещества, тот понимает, что различие между духовным и не­духовным - это различие между тихой существенностью Божьей воли и суетой века сего, поработившегося суете, а не разница между нематериальным и материальным. Бесы нематериальны, а святыня может быть дана нашему покло­нению вещественно. Святые дары - вещественны, плоть Хри­стова - вещественна. Тот, кто это понимает, тот видит со­средоточенным в почитании иконы весь состав догматов хри­стианства о трансцендентности Бога, о Его запредельности твари и одновременно о Его снисхождении к нам, о том, что «Слово стало плотью и пребывало с нами» (Ин 1:14).

Икона удивительна тем, что она такая тихая и сдержан­ная сравнительно со светской живописью. И сравнительно со светской живописью невнимательный глаз может найти ее неподвижной. Но она не похожа и на священные геомет­рические и тому подобные фигуры восточной мистики. В ней всегда есть человеческая жизнь, но приведенная в тишину Бога. В иконе, как правило, всегда есть легкое, едва уловимое движение очей, перстов. Это не просто присутствие Бога, Бога ученых и философов, - это присутствие живого Бога, Бога, Который раскрыл нам Себя в воплощении, в во­человечении. С этой точки зрения и высказывались в традиции сильные сомнения относительно правомочности изоб­ражения на иконе первой ипостаси - Бога-Отца, потому что Отца мы видим через Сына. Все иное - это фантазия.

Икона - великая радость Православия и большой дар Бога специально русской земле. Все православные страны почитают иконы, но мы не находим в византийских житиях святых иконописцев, по крайней мере известных. Напротив, история русской святости в самом начале имеет фигуру пре­подобного Алипия Печерского — иконописца. Это один из самых ранних по времени и один из самых почитаемых в пер­вый период русской святости русских религиозных деятелей. А в преподобном Андрее Рублеве мы имеем убедительное, очень редкое соединение высшего явления святости и выс­шего явления национальной художнической одаренности.

Сегодня вспоминается также восстановление почитания всех тех вещественных святынь, через свою вещественность одаривающих нас духовно, как, скажем, мощи святых и во­обще всякого рода реликвии, вещи, освященные тем, что служили святым. Всем этим предметам, дающим нам конк­ретно и жизненно восчувствовать присутствие святости, воз­дается сегодня особая честь.

Попросим у Бога, чтобы наше сердце всегда с живостью откликалось на присутствие вещественной святыни и без ошибки видело в ней духовный дар Бога человеку, сотво­ренному в полноте своего естества и духовным, и телесным. Аминь.

7 марта 1993 г.

«Духовные слова» с.55-61


                 

                     
сфи мал

Сретение на Красной площади

16 февраля, в дни празднования Сретения Господня, в Государственном Историческом музее (ГИМ), расположенном на Красной площади в  доме № 1, состоялась необычная встреча.
Настоятель и часть братии московского ставропигиального Высоко-Петровского монастыря встретились с научными сотрудниками ГИМ и других музеев Москвы, а также с историками, историками искусства, краеведами, в рамках конференции «Утерянные и сохраненные святыни».

В центре внимания был Высоко-Петровский монастырь: его история в советское время, в частности, судьба храмов и икон. В большой витрине под стеклом были выставлены три чудом сохранившиеся его иконы XVIII века, все – богородичные: большая Толгская, средних размеров Казанская в серебряном окладе и маленькая «Утоли моя печали» в деревянном киоте. Их извлекли из запасников ГИМ, чтобы впервые после насильственного изъятия из монастыря в 1930-е годы показать «граду и миру». Особую ценность эти иконы имеют еще и потому, что большинство монастырских икон, включая иконостасы конца XVII века, созданные руками мастеров Оружейной палаты, были уничтожены в годы советской власти – просто порублены в монастырском дворе. Об этих и других ужасающих фактах жестокости по отношению к памятникам архитектуры и иконописи Высоко-Петровского монастыря рассказали сотрудница ГИМ Марина Тугус и государственный эксперт Минкультуры РФ Мария Николаева.
           
Читать далее
                 
псмб 2

«Вера вовсе не свойство человека, а вечно новое откровение, не правда ли?»

«Возвращайся на Родину, Юля, и неси свой крест. И, слышишь, Юля, с радостью неси!» - сестра Иоанна (Рейтлингер) долгие годы исполняла это завещание своего духовного отца протоиерея Сергия Булгакова

24 января в Рязанской областной универсальной научной библиотеке им. Горького состоялся очередной семинар из цикла «И один в поле воин, если он…», посвященный жизни и творчеству выдающегося художника-иконописца Юлии Николаевны Рейтлингер (1898-1988), духовной дочери о. Сергия Булгакова.

Семинар был подготовлен творческой группой «Резонанс». В семинаре приняла участие художник-график, член Московского Союза Художников, преподаватель СФИ и Московского Университета Печати Мария Патрушева.

Читать далее
          
сфи мал

Тайны церковной археологии

Как понять язык иконы и разобраться в храмовой росписи? Что общего у всех храмов, несмотря на их разнообразие? Отрицают ли друг друга светское и церковное искусство?

Недавно воронежцы получили возможность обсудить эти и другие вопросы во время презентации книги «Введение во храм».

Встреча братств во имя святителя Тихона Задонского и преподобного Силуана Афонского с ее автором - Александром Копировским, профессором московского Свято-Филаретовского православно-христианского института, преподавателем церковного искусства и христианской эстетики, состоялась 16 декабря в воронежском Доме актера.

Читать далее
    
псмб 2

Войти в храм, «прыгая на ногах своих»

Вчера, 9 ноября, в книжном магазине «Библио-Глобус» прошла презентация книги «Введение во храм» профессора Александра Копировского, искусствоведа и преподавателя церковного искусства Свято-Филаретовского православно-христианского института

В книгу «Введение во храм» вошли, посвященные шедеврам церковного искусства и живописи на христианскую тематику – церкви Покрова на Нерли, собору Василия Блаженного, церкви Преображения в Кижах, росписям Ферапонтова монастыря, «Троице» Андрея Рублева, картинам Александра Иванова «Явление Мессии» и «Реквием» Павла Корина, западным храмам и храмам России. Последний раздел книги содержит размышления о том, какие храмы нужны сегодня. Издание является совместным проектом Культурно-просветительского фонда «Преображение» и Свято-Филаретовского православно-христианского института.

Высказать свое мнение о книге и поздравить автора пришли его друзья и коллеги по светской и церковной работе - известные историки искусства, педагоги и священнослужители.

Александр Копировский рассказал, что книга не является только сборником ранее опубликованных статей. Каждую из них пришлось серьезно переработать, чтобы получилось издание, адресованное в первую очередь тем, кто готовится к крещению и воцерковлению, а также тем, кто давно ходит в храм, но не осознаёт духовного и художественного содержания церковной архитектуры, росписей, икон. При создании книги ключевым для автора стал образ введения во храм Пресвятой Богородицы, описанный в апокрифе «Протоевангелие Иакова» (II в.): радость маленькой Марии, будущей Богородицы, которая, забыв обо всех окружающих, устремилась в храм, «прыгая на ногах своих», и всеобщая радость народа, который, видя это, «полюбил ее».

– Хотелось, чтобы и современный человек, войдя в храм, духовно возрадовался, чтобы он не только увидел что-то новое для себя, а принял то лучшее, что есть в храме, как свое, как будто узнал его – да, вот так и должно быть… Но показать это сейчас лучше не большой последовательно написанной книгой, а отдельными «вспышками»: храмами, их внутренним убранством, иконами. Ведь все они - об одном – о том, что радует, открывая содержание нашей веры, – сказал автор.

Читать далее
                   
труд

Небольшая экскурсия в ГТГ

Давно уже я планировала сходить в Третьяковскую галерею, но всё не было возможности. И вот, в одну из сентябрьских суббот, когда я была в Москве, у меня неожиданно образовалось несколько часов свободного времени. Вообще я люблю ходить по музеям с кем-нибудь вместе, чтобы общаться и делиться впечатлениями по горячим следам. Но в этот раз никого в попутчики найти не удалось, и я пошла одна. Главная цель была - выставка "Симон Ушаков. Царский изограф XVII века", но и остальное посмотреть тоже хотелось.

В этот раз я задержалась в залах с работами Александра Иванова.


   
[Нажмите, чтобы посмотреть ещё 20 фото и мои впечатления о том, что я там видела...]Посмотрела, не торопясь, все эскизы.







В ту субботу в галерее было как-то очень много людей, группы иностранцев шли одна за одной, да и наших было тоже много. Порой даже, чтобы просто подойти к картине, нужно было подождать.



Некоторые работы, которые в этот раз оставили "зарубку" в моей душе.


Мальчик просит милостыню. Вроде бы, ничего особенного, но он ещё не привык просить и стесняется.


Всякий раз останавливаюсь и смотрю с восхищением. Ну как можно так реалистично написать портрет? КАК?


"Никита Пустосвят. Спор о вере". Хоть Никита и тысячу раз прав, но его велено казнить, "чтобы не смущал народ". Господи, ничего не меняется у нас... И "стабильность" для власти много ценнее истины.


"После грозы". Как хорошо передается перемена настроения вместе с переменой погоды.


Очередь на исповедь. Всякий раз думаю тут одно и то же: хорошо, что раньше ставили ширму, тогда не чувствуешь "спиной" взглядов других людей, можешь вести себя более естественно. Ширма не нужна только, если ты всех исповедников знаешь лично, если это одна семья или одна община. Тогда нет стеснения и неудобства.

Неожиданный Врубель. Почему-то раньше я не обращала внимание ни на этот портрет, ни на этом грандиозный сказочный камин.





Николай Ге. Христос и Никодим



Вестники воскресения


А это икона вмч. Димитрия Солунского. Впервые обратила внимание на красивый шлем, который непонятно зачем изображен у святого за спиной. Аллюзия на павловы слова "и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие"?



Ещё я зашла на выставку работ скульптора Сергея Конёнкова. Интересно. Как оказалось, я вообще его работ не видела. А если и видела, то не знала, что они - его (фото - не мои).


"Коленопреклоненная" 1907 г.


Пиршество

А это - выставка "Симон Ушаков. Царский изограф XVII века" в Инженерном корпусе, очень соверую сходить, если у вас есть возможность. Посмотреть там есть что, хорошее мультимедиа-сопровождение. Фотографировать там не разрешили. Но до того, как мне об этом сказали, я успела пару раз нажать на кнопочку...



Это икона Пятидесятницы. Удивительные цвета!
Розовый фон просто поразил!


На другом этаже Инженерного корпуса идет выставка советского художника Павла Кузнецова. Некий романтичный соцреализм с огромными кочанами капусты, колхозниками на порях, строителями на лесах и играющими в пушбол пионерами.


Интересен его "туркестанский" цикл работ, ещё дореволюционный, с какими-то совершенно нереальными сюжетами.

             


Ну вот, на этом мой рассказ окончен. Знаю, что через несколько месяцев меня снова потянет в ГТГ... Мне нравится обходить залы и видеть те картины, которые меня чем-то некогда "зацепили". Это похоже на встречу старых знакомых)) А ещё - всякий раз открывается что-то новое.
        
труд

Лекция "Православная икона в собрании Третьяковской Галереи"

Читает и показывает сотрудник научно-просветительского отдела Государственной Третьяковской Галереи, искусствовед Любовь Яковлевна Ушакова.
             
С сайта Баробиджанской епархии, между прочим...


                 
[кнопочки перепоста]