Tags: дружеские круги

псмб 2

«Я счастливый человек – ни у кого не было таких друзей, как у меня»

О дружеском круге Корнея Ивановича Чуковского рассказывает исследователь его творчества Ольга Канунникова

«Я счастливый человек – ни у кого не было таких друзей, как у меня», – написал однажды Чуковский. И в другом месте: «У меня с детства была безумная привычка предпочитать писателей людям всяких других профессий». В альманахе «Чукоккала», который с 1914 по 1968 год вел Корней Иванович, замечательным образом объединились и дружество, и писатели.

Сам Чуковский уверял, что в этот альманах писали его друзья-литераторы в основном в минуты свободы, отдыха и развлечения. Я хочу сегодня рассказать о «Чукоккале» как о памятнике дружбе и дружеским кругам Чуковского, которые «взвихривались» вокруг него в течение всей его долгой жизни.

Начало «Чукоккалы» почти совпало с началом войны. Там есть рассказ, как Репин в свой день рождения, юбилей, сбежал из Пенат на соседнюю дачу Чуковского, чтоб уклониться от многочисленных поздравительных делегаций, которые ожидались из Петербурга, но дети Чуковского, которых тот тайком посылал на разведку, возвращались с известием, что ни одной делегации нет. Гости, которые были тогда у Чуковского, читали «Пир во время чумы». А позже стало известно, что в этот день Германия напала на Россию, и все составы, идущие из Петербурга, были заполнены солдатами и воинскими частями.

Так, под знаком войны, проходят первые годы «Чукоккалы». Друзья Чуковского, петроградские и куоккальские, веселились, записывая в его тетрадь шуточные послания и стихи, но сквозь них прорывается эпоха – кто-то, как поэты Бенедикт Лившиц и Николай Гумилев, оставив автографы в «Чукоккале», уходят добровольцами на фронт, кто-то – сестрами милосердия, кто-то остается и обсуждает войну – и мир…

Читать далее
                   
promo adam_a_nt август 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
псмб 2

Юлия Балакшина: «С другом легко даже молчать»

В эфире программы «Собеседник» радио «Теос» доцент СФИ и РГПУ им. А.И. Герцена, председатель оргкомитета конференции «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России»

         
Слушать аудио
            
псмб

Отделения? Кружки? Содружества?

Проповедь священника Георгия Кочеткова на утрене 11 марта на конференции «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России» на отрывок о насыщении пяти тысяч (Мк 6:34-43)

Тинторетто. Чудо с хлебами и рыбами
                 
Слушать аудио
                 
псмб

Ольга Седакова: «Дружеский круг так же непредсказуем, как появление великого произведения»

Публикуем выступление поэта на конференции «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России». Благодарим Ольгу Александровну за предоставленный черновик доклада «Дружеский круг. Начало разговора»

Дружеский круг. Начало разговора

«Из всех гипотез, которые могут быть составлены для известной группы явлений, выбирайте ту, которая не пресекает дальнейшего мышления об исследуемых вещах».
Максвелл (цит. по Л.С. Берг)

Мы собрались говорить о вещи, которая (во всяком случае, насколько мне известно) как общая тема еще не обсуждалась. Между тем, сколькими литературными, художественными, музыкальными, философскими открытиями и новациями наша цивилизация обязана дружеским кругам! «Человеческое общество живет плодами необщительности», как сказал кто-то (иначе говоря, творческие озарения настигают человека наедине). Можно к этому добавить: социум живет плодами, выношенными в другом, «не социальном» или иносоциальном пространстве: в предельно неформальном, не имеющем государственного, религиозного мандата, союзе людей, который мы именуем «дружеский круг». Известным дружеским кругам разных веков посвящены многочисленные исследования (в ходе нашей конференции мы услышим о дружеских кругах пушкинской эпохи, славянофилов, западников, Серебряного века и др.). Но поставить общий вопрос: что же такое дружеский круг в ходе культурной (и политической) истории – вот этого не случалось. О религиозном измерении «дружеского круга» тоже ничего не сказано. Всерьез об этом задумывался Дитрих Бонхеффер (его слова я вскоре приведу).

Дружба сама по себе – другое дело. Ее обдумывали и в философском (от Аристотеля до Хайдеггера, «Голос друга»), и в этическом плане. Напомню, что Н.В. Брагинская именно русским словом «дружба» перевела греческое filia (обычно: любовь).

Читать далее
             
псмб

Возрождение традиционных для русской культуры дружеских кругов – надежда России

«Что осталось бы от нас без дружбы? Дружба дар Божий на всю жизнь, … она помогает во все времена жизни», – французский славист Жорж Нива

Собирание традиционного для российской культуры общения в формате дружеских кругов – может стать потенциалом и надеждой России, способствуя возрождению человеческой личности и формированию климата в стране, считают участники проходящей в Подмосковье конференции «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России».

«Дружеские круги – это то, что чрезвычайно важно для нашей страны, может быть даже в большой степени является ее особенностью и какой-то надеждой, если угодно. Потому что обычными путями нам не выжить, не найти выход из тех трудных ситуаций, в которых мы оказываемся», – заявил ректор СФИ священник Георгий Кочетков, выступая на открытии конференции.

Читать далее
                
псмб

Ученые, богословы, общественные лидеры и руководители благотворительных фон

Оригинал взят у psmb_ru в
Ученые, богословы, общественные лидеры и руководители благотворительных фон


http://psmb.ru/church-and-society/article/uchenye-bogoslovy-obshchestvennye-lidery-i-rukovoditeli-6321/


На трехдневной конференции «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России» обсудят вопросы восстановления человека, общества, народа и церкви

псмб

Дружеский круг: теплый оазис – или источник творческого дерзновения

Интервью с председателем оргкомитета конференции «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России» Юлией Балакшиной

Image
В салоне у Зинаиды Волконской. Картина Григория Мясоедова. 1907 г.

В марте будет проходить традиционная церковно-общественная конференция Преображенского братства. В этои году ее тема – «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России». Соучредителями конференции выступили Свято-Филаретовский православно-христианский институт и музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме. «Кифа» опубликовала в течение последнего года серию материалов по этой теме. Хотелось бы непосредственно перед конференцией подвести итог. Какой путь был пройден организаторами конференции от первого замысла до финала подготовки? К чему вы пришли?

Кратко говоря, в процессе подготовки конференции мы убедились, что дружеские круги в нашем обществе имеют как социальный потенциал, так и личностный, антропологический. Начиная подготовку конференции, мы опирались на наблюдения и размышления наших предшественников в этой теме. В частности, в 2009 году в Европейском Университете в Петербурге проходила конференция «Дружба. Очерки по теории практик». В основном в ней участвовали социологи, которые пришли к справедливому посылу, что феномен дружбы в современной России важно проанализировать с точки зрения ее общественного и отчасти политического (в греческом смысле этого слова) потенциала. В России трудно формируется гражданское общество, редко возникают устойчивые и созидательные сообщества людей. Чаще всего люди объединяются в ситуации беды, кризиса. Но кризис проходит, и эти объединения распадаются, они оказываются слишком временными, неустойчивыми. С другой стороны, все согласятся, что в России все очень любят дружить, у всех есть какие-то дружеские круги, дружеские связи, и все как-то этой дружбе, этим дружеским отношениям доверяют. Хотя, конечно, сегодня дружбой называют далеко не тот «свободный союз благородных людей», о котором писал Аристотель.

[Spoiler (click to open)]

Доверие к дружбе в России, вероятно, связано с особенностями менталитета и государства. Дружеские отношения очень сокровенные, личные, не поддающиеся институализации – греющие душу. С другой стороны, поскольку дружба связана именно со сферой личных отношений между людьми, она легко уходит из зоны идеологического давления, контроля государства. Это та частная сфера жизни, в которой человек остается верен самому себе и тому избранному кругу друзей, которых никто ему навязать не может. Поэтому наши коллеги из Европейского университета и поставили вопрос о том, что дружба в России имеет уникальное значение и огромный потенциал. Именно она дает возможность постепенно, на микро-уровне формироваться обществу. Хочется надеяться, что если мы сможем потенциал дружбы увидеть, оценить, а сами дружеские круги смогут выйти из замкнутости на самих себе и начать общаться и дружить друг с другом, то это приведет к формированию особого «поля», «пространства» этих дружеских кругов, внутри которого будет рождаться позитивное социальное действие.

Image
Чтобы понять, кто встретился на твоих глазах – братство, община или дружеский круг, нужно хотя бы отчасти войти внутрь этой реальности. Фотография из фейсбука Юлии Балакшиной

Это касается любой компании друзей?

Я сразу оговорю, что когда мы поставили перед собой задачу собрать конференцию, посвященную дружеским кругам, мы сразу попытались обрисовать, чем дружеский круг отличается от кружка, компании, мафиозного сборища... Сейчас, до начала конференции, которая, я надеюсь, откроет новые смыслы, я бы назвала два основных критерия дружеского круга. Первый – это определенное качество общения, подлинные, глубокие, личные отношения, связывающие людей, а не просто отношения единомышленников, соратников, последователей одной и той же идеи или какой-то научной концепции. Второй – то социальное, позитивное действие, о котором я говорила выше. Иначе говоря, дружеский круг – это нечто большее, чем просто компания, которая приятно проводит вместе выходные или отпуска. Это круг людей, которые способны выйти вовне, увидеть вне самих себя какую-то проблему, какую-то задачу и начать ее решать, служить чему-то большему, чем обеспечение существования собственного круга.

Мы начали с того, что дружеский круг обладает каким-то позитивным импульсом для жизни общества в целом, а когда стали знакомиться с реально существующими дружескими кругами, поняли, что дружеский круг очень важен для формирования и жизни каждого человека. Ведь человек может раскрыться, обрести личностное измерение своей жизни только в доверительном подлинном глубоком общении. Поэтому, пока у нас мало примеров настоящих церковных общин, дружеский круг может стать средой, в которой рождается такое личностное общение.

Так получилось, что мы перешли от социальной проблематики к проблематике антропологической – к тому, что именно дружеский круг дает возможность для раскрытия и реализации многообразных даров, которые есть у человека. Хотя, наверное, дружеский круг – это не предел той глубины человеческого общения, которая вообще, в принципе достижима.

Есть ли какие-нибудь особенности в программе, в замысле проведения конференции?

Конференция будет состоять из двух частей. Первая часть будет посвящена тем дружеским кругам, которые существовали в истории России. Мы попытались представить в программе наиболее значительные явления, действительно оставившие след в истории и культуре страны. Конечно, мы будем говорить о западниках и славянофилах, о Приютинском братстве и о каких-то, может быть, менее известных, но не менее любопытных, как нам представляется, явлениях, таких, как круг Зинаиды Волконской или тот круг, который собирал Поленов в своем имении.

Пытались мы выявить и те дружеские круги, которые существовали в церкви. Это оказалось не очень просто, но, тем не менее, доклады и сообщения на эту тему тоже будут: в частности, о дружеском круге, который формировался вокруг братства Николая Николаевича Неплюева, о дружеском круге, который представляло собой ядро группы «32-х» петербургских священников, и так далее...

Вторая часть конференции будет посвящена тем дружеским кругам, которые существуют ныне. Мы пытались найти представителей таких дружеских кругов, которые сегодня и сейчас, в современной России, проявляют творческую инициативу. Например, мы обратили внимание на то, что в основе практически всех волонтерских движений лежит какой-то дружеский круг. Когда-то друзья собрались вместе, увидели, что в жизни общества есть какая-то нужда, есть какая-то боль, мимо которой они не могут пройти, и включились в эту ситуацию, стали реально помогать. Со временем из дружеского круга могла возникнуть институция, организация, но характер дружеских отношений в такой волонтерской организации, как правило, стараются сохранять. Представители таких организаций, надеюсь, будут у нас на конференции. Будут также люди, которые сумели из своих дружеских кругов взрастить какие-то образовательные учреждения, люди, которые вместе занимаются общественной проблематикой, восстановлением исторической памяти. Планируется, что представители творческих и научных дружеских кругов также будут на конференции.

Во второй части планируются не доклады, а круглые столы, во время которых хотелось бы обсудить те реальные вопросы и проблемы, с которыми сталкиваются дружеские круги, в том числе вопрос о том, насколько плодотворно или пагубно для дружеского круга перерастание в институцию. Будем говорить и о том, возможны ли дружеские круги в современной церкви и как ее проблемы влияют на их появление или исчезновение.

Мы планируем поговорить о том, как из дружеского круга рождается энергия свободного действия, как действительно люди начинают думать о том, чем они могут помочь не только себе, но и другим. Конечно, будем говорить о том, что для современного общества дружеский круг – компенсаторное явление, попытка людей убежать от трудностей и проблем современного мира или все-таки, наоборот, потенциал роста и свидетельство о том, что со временем эти дружеские круги станут основой цельного, здорового, ответственного общества в России.

Еще одна часть замысла организаторов – это вечера воспоминаний, к участию в которых мы хотели бы пригласить людей, имеющих опыт дружеских кругов в 60-е, 70-е, 80-е годы. Известно, что такие значимые круги были в театральном, литературном, научном, церковном мире Москвы. Мы постарались найти их участников и предложить им за чашкой чая, в дружеском кругу участников конференции вспомнить, как они жили и дружили, что было фундаментом общения в их дружеском круге, что стало причиной его исчезновения или какие силы помогли ему сохраниться.

Конечно, к финальному этапу подготовки конференции мы подходим с некоторой тревогой, потому что дружеский круг – это явление очень внутреннее, очень личностное, и трудно дать ему дефиницию, описать в каких-то устойчивых научных категориях. Да, люди переживают реальность этого дружеского круга и очень ее ценят, но часто они боятся об этом говорить, чтобы эту сокровенную ценность своей жизни не потерять. Есть какие-то вещи, которые обнажать людям не хочется, которые действительно принадлежат сфере только их личного бытия, и не очень понятно, как об этом говорить публично.

Поэтому, с одной стороны, конечно, тема конференции вызывает и интерес, и даже какое-то такое вдохновение у многих людей, но с другой стороны, остается вопрос, удастся ли нам найти нужный тон, нужный ключ к разговору о дружеских кругах, преодолеть излишнюю объективность или субъективность.

Будем надеяться, что с Божьей помощью эти препятствия будут преодолены, что конференция не только состоится по факту, но и состоится как духовное событие, и ответы на важнейшие вопросы будут найдены.

В мире войны, кризис, а Преображенское братство собирает дружеские круги... Да, очень радостно слушать рассказ об этом, вдохновляешься уже только от перечисления фамилий, а с другой стороны – оргкомитет действительно считает, что это острие, нерв сегодняшнего дня? Почему именно сейчас такая конференция?

Может быть, это один из тех вопросов, на которые надо будет найти ответ, поэтому один из круглых столов так и называется «Дружеский круг в современном обществе: компенсаторное явление или норма общественной жизни?». Конечно, дружеский круг для многих из нас – своеобразная «ниша», оазис, который позволяет среди бурь и волнений, потрясающих современный мир, сохранить свою маленькую гармонию, свое маленькое сообщество друзей. Помните, как мечталось Илье Ильичу Обломову о небольшой колонии друзей, которые будут вместе слушать музыку, читать книги, размышлять о каких-то высоких проблемах. Но это сообщество должно быть прочно отгорожено от остального мира, иначе на этом маленьком островке дружбы невозможно будет спастись – волны мира поглотят его. Но у нас есть надежда, что дружеский круг имеет и другой потенциал – потенциал дерзновения, творческой открытости, выхода к миру, к людям, что творческая энергия, рождающаяся внутри дружеского круга, – это энергия единения. Ведь дружеский круг – это место, где люди учатся друг другу доверять, учатся друг друга слышать.

А как сказывается на конференции то, что ее организаторы – люди верующие, православные? Это влияние только в том, что есть интерес и к дружеским кругам внутри церкви?

Есть еще одна тема, которая нас волнует, – соотношение дружеского круга и общины. Дружеский круг – это пространство, которое человек выбирает сам, в него входят люди, близкие ему по системе ценностей, интересов, культурному уровню, образу жизни. Община же – это сообщество людей, которое, как мы верим, собирает Сам Господь. Эти люди могут быть очень разными, и связи между ними держатся единством веры, доверия, которое основано на действии Святого Духа и любви к Единому Отцу. Эти люди связаны через родство во Христе. И может быть, все-таки для современного мира именно общинное начало может оказаться более надежным и более целительным...

Беседовала Анастасия Наконечная

Кифа № 2 (204), февраль 2016 года

Еще статьи по этой теме:

Инклинги. Продолжая размышлять о дружеском круге, мы отправляемся в Англию >>

Неповторимость лиц, входящих в круг. Ещё раз о славянофилах >>

Для того чтобы появился дружеский круг, нужен человек-«мотор», тот, кто представляет себе масштаб, сверхзадачу >>

Христианство и рыцарство: взаимное влияние культуры и миссии >>

«Нигде, о Господи, такого града нет, есть лишь видение, и только...» >>

Видеть и различать >>

«Мы хотим возродить эту землю» Об одном из дружеских кругов рассказывают члены Свято-Петровского братства >>

Кифа

«Мы хотим возродить эту землю»

Об одном из дружеских кругов рассказывают члены Свято-Петровского братства

Image
В деревне Петрово соседство вернисажа и поленницы – вещь нередкая

Пора в дорогу. Ох, как неохота
Мне покидать уютный теплый дом.

О новгородской деревне Петрово в Петербурге слышали многие: это единственная деревня, жители которой устроили выставку своих работ в городском выставочном зале «Манеж». Живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство, фотографии.

Как это получилось, никто точно сказать не может, но за последние десятилетия в этой деревне собрались самые разные художники и вообще люди творческие. Только к выставке, которая проходила в Петербурге в 2012 году, они сосчитали, что тех, кто «что-нибудь творит», в деревне больше 50 человек. Большинство из них приезжает туда только на летний сезон – с мая по сентябрь-октябрь, но есть и те, кто живут в Петрово постоянно

Как ни странно, это не специальный проект. Никто друг с другом не договаривался сделать из далекой деревни, к которой и на машине-то не так легко добраться, всесезонную мастерскую. Просто в разное время разные люди покупали в этой умирающей уже деревне дома, знакомились друг с другом, рассказывали друзьям - и вот так подобрались. Более двадцати жителей – члены Союза художников, кто-то снимает кино, сочиняет стихи и песни. Много ли деревень в России изображаются в одно историческое время разными художниками да еще и в разных жанрах? Вспоминается Домотканово, Абрамцево, другие наши русские усадьбы, в которых обычно собирался некий дружеский круг, а результатом такой встречи становилось нечто особенное – славянофильское движение, Приютинское братство князя Шаховского и т. д.

Что же сегодня, при всех последствиях антропологической катастрофы ХХ века, которые мы сейчас переживаем – отчуждении, недоверии, боязни общения – может родиться из такого дружеского круга? Посмотреть на это мы поехали втроем – вместе с Юлией Балакшиной, председателем Свято-Петровского малого братства, и Игорем Кострулевым. Проводником в мир петровцев стала для нас Наталья Микова – член сразу двух творческих российских союзов – кинематографистов и журналистов.

[Spoiler (click to open)]
Image
О жизни петровцев рассказывают старожилы

Наталья была одним из инициаторов выставки. Она не просто любит свою деревню – в ней не проходит какое-то чувство удивления и благодарности за то, что именно такая компания собралась в этом удивительном месте. Кстати, свои дома все тоже потихоньку восстанавливают или перестраивают – многие их покупали в полуразвалившемся виде.

Как все начиналось

Если вспоминать историю, то первым в деревне появился художник Александр Викторович Орешников, затем – Владимир Игнатьевич Табанин, заслуженный художник РФ. Сегодня весной и летом в Петрово живет до ста человек. И больше двадцати из них – члены Союза художников. Каждый работает в своем стиле. Помимо художников дачниками деревни Петрово были поэт и киносценарист Альбина Михайлова Шульгина, кинорежиссер Игорь Масленников. Сейчас живут писатель и кинорежиссер Вадим Михайлов, известный петербургский фотограф Владимир Никитин, актеры Анна Табанина и Михаил Пореченков.

Вдохнув петровского воздуха, мы почувствовали что-то особенное: действительно, тут трудно удержаться от того, чтобы не начать тоже что-то делать. Один художник нам показывает написанные им иконы, другой – твердый атеист, и у него множество изображений Петрово. И почему-то глядя на эти картины, ловишь себя на том, что художник как будто знает, Кто сотворил эту красоту. Да и истории, связанные с деревней, тоже располагают к некоему творчеству. Чего стоит рассказ о том, как некий старец в начале 1990-х решил взяться за восстановление каменного петровского храма работы архитектора Львова. Как он босой входил в местную администрацию и решительно требовал доски, стекла или что-то еще. Именно он и начал работу над маленьким деревянным храмом, в котором сейчас происходят службы. Жил в сторожке там же, во дворе храма, сам ее и соорудил. Местные жители его кормили, помогали, кто чем может. Известно, что иногда он выходил на берег Мсты и сочинял стихи...

Image
Народ собирается на богослужение в престольный праздник

Мы попали в Петрово в престольный праздник их храма – Кирика и Улиты. Наталья рассказала, что теперь храм восстанавливают сами. Действительно, рядом с прекрасным каменным почти собором стоит небольшая деревянная базилика. Каменную махину сельчанам не поднять, а вот этот небольшой храм сами и построили, и покрасили, и подготовили к открытию. Накануне литургии мыть храм пришло человек пятнадцать – взрослые и дети. Мы на правах гостей предложили вместе почитать покаянный канон перед литургией. О необходимости читать канон перед участием в Евхаристии никто не слышал, но помолились с готовностью, никто не ушел, потом даже благодарили.

До того, как восстанавливать храм, петровцы объединялись и для других дел: решили поставить памятник всем погибшим во время Великой Отечественной войны жителям деревни – и поставили. Теперь каждый год 9 мая для них – день, в который стараются приехать все. Собираются вместе на улице. Когда стало понятно, что неудобно носить столы из домов – сделали крепкий стол посреди деревни, за ним теперь и сидят в праздники.

Из разговоров с петровцами

Галина Чулошникова – мастер одежды. Подчеркивает, что никакого художественного образования у нее нет. Когда они вместе с мужем приехали в Петрово, первые два года решили жить так, как это было в старину – без холодильника, стирали в реке, пока печи не было – ели, как она говорит, «дикие травы». Продержались так два полных лета: «Машины у нас не было. Все в рюкзаках таскали, по минимуму. Конечно, помогали соседи – взаимовыручка здесь существует. Если надо что-то привезти-отвезти – всегда предлагают, в этом смысле деревня отличная. Стирать было трудно в реке, стали делать скважину. А потом и печку сделали – кормилицу нашу. И славно было, наслаждение даже испытывали от такой жизни, правда, мы тогда поздоровее были». Ржаные лепешки Галины известны на всю деревню – знает она какие-то секреты. Очень любит разные растения – до сих пор ходит в лес с толстенной книжкой, идентифицирует все, что видит. «У нас тут и мышки ходят – маленькие полевочки. (Эта новость нас, сугубо городских жителей, совсем не обрадовала.) Ночью ложишься спать, а они: шур-шур-шур. Выйдешь с фонариком – она сидит в комнате, на тебя глаза вытаращит. Мы их не трогаем. Это же их территория. Мы ведь сюда только на лето приезжаем, а они всю жизнь здесь живут, детей рожают. Змеи тоже есть, а как же».

Наталья, наш главный здешний «проводник», улыбается:

– У нас тут полный Бианки. Недавно видела, как белка с сорокой на полянке в прятки играли...

Галина занимается шитьем: «Мне нравится покорить эту ткань, сделать из нее форму. Интересен процесс – даже неинтересно, за сколько это будет продаваться. Продвижение, клиенты, своя линия, бизнес – это не мое. А не так давно я заинтересовалась древнерусским кроем. В принципе мне никогда не нравились выкройки. А древнерусский крой – безотходный, минимум прорезов, все швы обязательно заделаны. Мы сейчас привыкли все оверлоком обрабатывать – а там все закрыто. Ты весь как в коконе. Там ткань же экономная была. И, видимо, станки были не только 40 см – потому что иначе не понять, как они соединяли эти куски ткани. Но априори считается что 36–40 см – это ширина ткацкого станка. И вся одежда – это треугольники и прямоугольники. И мне очень нравится из этих геометрических фигур делать что-то необыкновенное – вроде на тебе обычная туника, даже бесплечевая. А получается красиво. Я не рисую ничего на бумаге – ткань сама ведет.

То, что сделано на фабрике, оно какое-то мертвое. А я если делаю, то всегда представляю человека, для которого делаю. И это целый мир – что бы ты ни делал. Наверное, полотна художников – то же самое. Но чтобы люди воспринимали это качество, они должны жить не в культуре ширпотреба».

– Тот, кто живет в культуре ширпотреба, вообще перестает это ценить – поэтому и отдавали все эти древние вещи. Доставали из сундука нечто драгоценное: хотите – берите, – замечает Наталья Микова.

– Люди утратили связь с корнями. Помню, на Каргополье заходи в любую дверь, бери любую икону – никому они не нужны. Какая-то логика цивилизации универсальна, масскультура наступает везде, но у нас это как-то особенно болезненно, – вступает в разговор Юлия Балакшина.

– Да, это так, – соглашается Галина. – Поэтому я и на хор пошла. Поем старинные песни. Кубань, Терек, Дон, Украина. Даже знаменитые фольклорные группы – совсем не так поют. Архивные записи бабушек – это совсем другое. И у меня ощущение, что я не одна живу. И поскольку я не знаю своих предков, кроме бабушек и дедушек, для меня это очень важно.

Наталья Клочкова помнит Петрово с детства: «Когда и как мы появились в Петрово, точно не знаю. Помню, как ходили с папой в лес за елкой и встретили лису с облезлым хвостом. Я ужасно была удивлена, так как на мультипликационную красавицу она совершенно не похожа. Помню, как нам заливали ледяные горки, и вдоль них висели разноцветные фонарики, как с хохотом и визгом шумная детская куча-мала съезжала вниз, а потом безумно долго карабкалась наверх, как мама и папа во дворе делали целый город из снежных кирпичиков с туннелями и башнями, как обжигал лицо ледяной ветер и колючий снег, когда неслись на Буране по замерзшей Мсте, как летом все кому не лень пытались ужаснейшими способами научить меня плавать... Еще, конечно, кряж, горячий белый песок, ледяная вода и шипящие ласточки. Ночные посиделки у Янтаревых, со свечами и гаданьями... Огромные горы блинов в субботний банный день и много-много гостей».

Вадим Михайлов приехал в Петрово одним из первых. Он говорит о том, что для них главное: «Живя в деревне Петрово, мы стремимся сохранить самое дорогое для человека – дружелюбие, совесть, готовность прийти на помощь в трудную минуту, верность этой земле, и самое главное – честность и верность своей профессии. Мы пишем картины, сочиняем песни и стихи, снимаем фильмы и фотографии, растим детей и внуков. Мы хотим возродить эту землю. И мы верим, что так и будет».

Что мы привезли из Петрово

Размышления Юлии Балакшиной:

Вообще это типично для художников – искать место, где они могли бы свободно и спокойно писать, творить, общаться. Петрово – место, где можно не просто работать, но обмениваются творческими идеями. Но из чисто художнической тусовки здесь вырастает нечто большее – какая-то ответственность за землю, привязанность к этой земле, желание, чтобы она не то чтобы прямо уж расцветала, но хотя бы приобретала нормальный вид. И это желание отвечать за землю выражается в вещах практических: люди учатся вместе строить мосты или засыпать щебенкой дорогу. А с другой стороны, появляется интуиция, что чисто практических вещей мало, что жизнь должна иметь более глубокие и прочные основания. Важно восстанавливать память: без восстановления памяти деревня не может жить. Художники сделали крест в память о тех людях, которые ушли из этой деревни на фронт и погибли. Но только человеческая память – вещь непрочная. Отсюда еще одна интуиция – нужен храм, место Божьей памяти. Поэтому художники вместе взялись восстанавливать храм: сначала стены, а потом и церковную общину.

Image
На камне у креста надпись: «Ушли на войну из деревни Петрово и не вернулись». И восемь имен

Дружеский круг – это неформальное объединение, поэтому связи между людьми естественные, их трудно описать, словесно вербализовать. Роли, которые есть внутри этого объединения людей, не закреплены формой или статусом. Например, общего собрания или «вече» поселка у них нет, но есть общая трапеза, есть потребность ходить друг к другу в гости и в процессе этого гостевания решать вопросы жизни всего села. Но возникают и свои проблемы. Людям трудно жить без внешней организованности. Труд по взаимному согласованию, слышанию, пониманию, доверию сложен. Провокация все оформить, правильно организовать – сильна. Поэтом дружеский круг всегда хрупок.

* * *

На самом деле, чего мы совсем там не увидели – это пафоса. Это просто люди, которые хотят жить в этой деревне и делать свое дело. А еще они помогают друг другу и когда строят храм или ставят памятники – то делают это в общем-то для себя, для своих детей. Петрово – их общий дом.

Мы пытались найти какие-то способы самоорганизации – кто решает одно или другое, но это оказалось почти невозможно.

– Как люди узнали, что надо прийти вымыть храм?

– Так все знают, завтра ведь служба, а у нас только вчера белить тут закончили. Нельзя не помыть.

– Но ведь кто-то, наверное, об этом вспомнил первый, сказал остальным?

– Ну, наверное.

– А вот то, что не все пришли сегодня, не смутит тех, кто поработал?

– А что такого? Смогли бы – пришли.

Поселили нас еще у одной жительницы деревни. Она учительница. Уложила нас в отдельной комнате, которую заранее обогрела, – в ней никто не живет, замерзли бы иначе. И пока гости отдыхали, хозяйка полночи готовила салаты на завтра: праздник, после литургии все соберутся обедать, еда – вскладчину.

На литургию действительно собрался полный храм. А потом в доме еще одной жительницы Петрово мы увидели всех троих приехавших священников и добрую половину деревни.

Анастасия Наконечная

Кифа № 1 (203), январь 2016 года

                     
Кифа

«Мы хотим возродить эту землю». Об одном из дружеских кругов рассказывают члены …

Оригинал взят у gazeta_kifa в «Мы хотим возродить эту землю». Об одном из дружеских кругов рассказывают члены …

«Мы хотим возродить эту землю»

Об одном из дружеских кругов рассказывают члены Свято-Петровского братства

О новгородской деревне Петрово в Петербурге слышали многие: это единственная деревня, жители которой устроили выставку своих работ в городском выставочном зале «Манеж». Живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство, фотографии. Как это получилось, никто точно сказать не может, но за последние десятилетия в этой деревне собрались самые разные художники и вообще люди творческие.

Подробнее >>

Опубликовано с сайта GazetaKifa.RU
псмб 2

Дружеский круг в Домотканове

Старинная усадьба интересна не только своей живописностью, но и кругом художников, собравшихся здесь в 90-х годах XIX века...

12 сентября три православных братства: Боголюбское, Троицкое и Георгиевское собрались в усадьбе Домотканово, расположенной неподалеку от Твери. Домотканово – старинная усадьба XVI века. В советское время на ее территории располагался совхоз, основное здание усадьбы со временем разрушилось и сейчас восстанавливается.

Это место привлекло нас не только своей живописностью, запечатленной в картинах русского художника Валентина Серова. Интересен дружеский круг художников, собравшихся здесь в 90-х годах XIX века.


Читать далее