Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

труд

Пост для приветствий и вопросов

Приветствую всех читателей моего блога!
Подробности обо мне и этом блоге читайте в профиле, а здесь можно поздороваться или что-нибудь у меня спросить, если интересно.
           
Фильм «Братство» режиссера Александра Гутмана
         
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Кадровый состав органов государственной безопасности СССР. 1935−1939

На домене "Мемориала" открылся онлайн справочник "Кадровый состав органов государственной безопасности СССР. 1935−1939"
А также приказы и постановления НКВД, СНК, ЦИК, ПВС СССР.
Международный Мемориал
Есть раздел "репрессированные".
труд

Россия против большевизма (часть VII)

Кандидат исторических наук К. М. Александров представляет на страницах сайта центра «Белое Дело» краткий курс истории российского антибольшевистского сопротивления.


30 ноября 1939 года Советский Союз напал на Финляндию. Агрессии предшествовал разрыв Молотовым договора о ненападении, не подлежавшего денонсации в одностороннем порядке. Красная армия, несмотря на огромное превосходство, так и не смогла решить поставленную задачу — овладеть территорией Финляндии и разгромить ее вооруженные силы. Приведем здесь показательный пример и воспользуемся результатами последних исследований Карла Гёуста — квалифицированного специалиста по истории военной авиации СССР и Финляндии.

30 ноября 1939 года советские ВВС, действовавшие против Финляндии, насчитывали более 2,1 тыс. самолетов, включая военно-морскую авиацию. Финны могли им противопоставить всего лишь 116 самолетов. Потери сторон за 105 суток боевые действий по подсчетам Карла Гёуста: советские ВВС — 980 самолетов (из них уничтожены или списаны на слом не менее 770 машин). Половина — это небоевые потери, понесенные в результате аварий, потери ориентировки, плохих погодных условий. Потери ВВС Финляндии —62 самолета, в том числе небоевые 15.

Приведенные убийственные цифры наглядно свидетельствуют — проблемы Красной армии заключались не в «объективных трудностях», а в глубокой порочности большевистской системы, убивавшей Бога в человеке и разрушавшей его ложью, лицемерием, страхом и принудительным трудом. Вместе с тем «незнаменитая война» показала не только качественную слабость сталинской армии, но и ее политическое неблагополучие — это было вполне естественно, учитывая колхозный хомут на крестьянской шее, всевластие НКВД и миллионы погибших в ходе «социалистического строительства» в 1930-е годы.

[Spoiler (click to open)]

Реалии «зажиточной колхозной жизни» описаны в лаконичных письмах, направленных из деревни в действующую армию (стиль и орфография оригиналов сохранены при цитировании):

«А хлеба давали на 9 трудаден 300 грам незнай еще дают илинет и не слышна» (без отправителя).

«Теперь пишу относительно хлеба унас в колхозе хлеба натрудодень непридется не одного килограмма рож пропала клевера тоже неуродилось нечего кортофеля тоже неоднаго килограмма и сключит толко что согорода накапали то иесть» (из Калининской области).

«В колхозе дело идет плохо, плохо руководят колхозом, да и люди плохо работают» (из Вологодской области).

«Унас жизня очен плохая и хужай быт некуда налоги наклодают очен болшыя» (из Воронежской области).

«Налогу заплатили 100 ру и еще 130 рублей наверное продовать последних овец» (из Орловской области).

«Дома у нас пока ничего хотя очень трудно но что делать хлеба пока терпимо нонче только налог большой 100 руб. и займу 100 руб. с меня и с ленки, самообложение 20 руб. страховки 20 руб. мясо-поставку за 40-й год тоже расплатился спасибо что ты нас поддержал деньгами ато нам бы никакого выхода небыло» (из Орловской области).

«Живу я очен плохо дорогой братец замучили нас налоги пасоды пренесли на 1022 руб и мясозагот 65 руб дорогой братец продала воду и еще нерасплотилася еще долга на 68 руб. и еще принесли на 32 клограм мясозаготовки» (из Сталинградской области).

«Папаню хотели судить за полторы везанки соломы он караулил трактора и вот гаврюша дервеной подловил и грозит папани што посожу на три года мама работала в калдовой он говорит изуродою» (из Тамбовской области).

«Ваня сообщаю тибя насщет нашей жызни пока жывем ничево хлеб ест картошка ест так что пока ничиво дорагой детенок Ваня ты об нас поко нисомлевайся нам насвоей печки неплоха» (из Смоленской области).

«Братец ты пишеш пришли денег дениг уменя нет итак необижайся наменя ходим мы абнасилася и все твое поносила асталася только твой пинжак дорогой братец ты сам знаеш как живут в колхозе из твоих штонов пошыла ваньке штоны а рубашку я износила» (из Сталинградской области).

В свою очередь особые отделы НКВД в частях действующей армии докладывали о протестных высказываниях части военнослужащих, на чьи настроения влияли и неудачи на фронте, и весь опыт «подсоветской» жизни.

В пути следования на фронт младшие командиры Борец и Целик, «сыновья кулаков, пробравшиеся в ряды РККА», вели контрреволюционную агитацию среди подчиненных и утверждали: «Гитлер лучше заботится [о своих собственных гражданах], чем Сталин, у нас нет родины». Арестованы органами НКВД.

«Пришло время рассчитаться с коммунистами за троих детей, потерянных в 1933 году» (красноармеец Иванов, транспортная рота 146-го стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии).

«У нас в Советском Союзе вообще нет правды, нет законов, такие, какие должны быть в наших интересах» (красноармеец Н. М. Кондратюк, 12-й отдельный батальон связи).

«Серп и молот смерть и голод» (красноармеец Лавренко, 204-й противотанковой дивизион 163-й стрелковой дивизии).

«Если бы финны брали в плен, то можно было бы сдаться, а потом в плену повернуть штыки против своих командиров» (красноармеец Козырев, 3-я рота 246-го отдельного саперного батальона 47-го стрелкового корпуса).

Во время политзанятий в 1-й путевой роте 9-го дорожно-эксплуатационного полка политрук процитировал слова Сталина о том, что в ходе Второй империалистической войны некоторые капиталистические государства недосчитаются своих правительств. В ответ красноармеец К. Г. Морозов заявил: «В период этой войны может получится тоже и с нашим правительством или его отдельными руководителями».

Красноармеец 285-го артиллерийского полка 122-й стрелковой дивизии Щёкин в присутствии бойцов говорил: «Николай II в старое время приезжал в Варшаву к солдатам, говорят, что стройный был», и тут же по адресу Сталина «допустил контрреволюционно-оскорбительный выпад». Красноармеец 596-го стрелкового полка 122-й стрелковой дивизии [нет фамилии] в среде сослуживцев заявил: «Финны будут вырезать у коммунистов на спине ремни».

«Финны живут лучше, что видно по хуторам, которые мы прошли, и их в колхоз не заставить идти, ибо там много хуже» (красноармеец И. Ф. Вотов, 337-й стрелковый полк 54-й стрелковой дивизии).

«Лучше просидеть 5 лет в тюрьме, чем здесь воевать. Война, которая здесь ведется Красной армией, пользы финскому народу не принесет, а только народ переносит бедствия. Солдаты не сдаются в плен потому, что им жилось хорошо» (красноармеец Молоденко, 6-я стрелковая рота 426-го стрелкового полка 88-й стрелковой дивизии. Арестован органами НКВД и осужден к расстрелу).

По официальным данным за время советско-финляндской войны в войсках действующей армии были осуждены 843 бойца и командира по статье 58-10 («антисоветская агитация и пропаганда»). Сведения о количестве осужденных по другим подпунктам 58-й статьи УК РСФСР нуждаются в уточнении.

Во время Зимней войны 1939–1940 годов на стороне финнов под антисталинскими лозунгами впервые были сформированы несколько русских подразделений из советских военнопленных и белоэмигрантов. Инициатива создания отрядов Русской народной армии принадлежала Борису Бажанову, бывшему секретарю Политбюро ЦК РКП(б), бежавшему из Советского Союза в 1928 году, и начальнику РОВС Генерального штаба генерал-лейтенанту Алексею Архангельскому. Главным участником акции стал начальник Финляндского подотдела Союза капитан Фёдор Дмитриевич Шульгин (1887–1959), бывший в 1920 году личным адъютантом командующего войсками Российской Восточной Окраины генерал-лейтенанта Григория Семёнова.

Во время Зимней войны русские эмигранты высказывали разные точки зрения. Например, профессор Павел Милюков сочувствовал СССР («Нам нужна Выборгская губерния»). Эмигранты, считавшие СССР «продолжением России», рассуждали о геополитических причинах, вынудивших Сталина воевать против Финляндии. Однако чинам РОВС не приходило в голову поддерживать Сталина под эфемерным лозунгом «защиты русской земли» или рассуждать о том, что «Финляндия — историческая часть Российской империи», следовательно, Сталин выступает «собирателем русских земель».

Белые эмигранты горячо сочувствовали Финляндии, отчаянно сражавшейся с гораздо более сильным противником, и тем более симпатизировали генерал-лейтенанту русской службы Карлу Маннергейму. «Наш долг — долг русской эмиграции — принять посильное участие в борьбе с большевизмом всегда, везде и при любых обстоятельствах, — писал на страницах журнала “Часовой” капитан Марковской железнодорожной роты Василий Орехов. — Если Финляндия захочет нашей помощи, мы должны[курсив автора цитаты] будем вложиться в эту борьбу, памятуя, что каждая пуля против красной армии нам выгодна, каждый удар по большевикам идет на пользу России и каждая неудача Сталина — радость русского народа».

Зимой 1939/40 годов в I (Французском) отделе РОВС на имя непосредственных начальников подавали рапорта о зачислении добровольцами в финскую армию горный инженер Никольский — юнкер Корниловского военного училища, полковник Владимир Ржондковский и другие чины РОВС. 30 декабря 1939 года Георгиевский кавалер штабс-капитан Адриан Борщов в рапорте на имя начальника I отдела генерал-лейтенанта Владимира Витковского предложил сформировать при помощи союзников Особый русский финляндский корпус. Георгиевский кавалер капитан II ранга Борис Четверухин в рапорте на имя Маннергейма заявил о готовности проводить разведывательные операции в пользу финнов и освещать состояние советских военных баз на территории Эстонской республики. Четверухин указал в рапорте, что располагает в Прибалтике собственной сетью сотрудников, которые, по словам морского офицера, «ведут непрерывную работу по разложению советских воинских чинов в базах и уже достигли определенных результатов, а также продолжают переброску агитационной литературы через границу СССР». Таким образом, идея участия русских белых в вооруженной борьбе в Финляндии была востребована и нашла отклик в Русском Зарубежье.

См. также:


источник
                 

                   
труд

Приложения (Петля, том 2)

Сравнительная таблица 58-й статьи Уголовных кодексов советских республик 30-40-х гг.
       
[Spoiler (click to open)]160.jpg
       

     
Указ Президента РФ Б. Ельцина О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека

[Spoiler (click to open)]161.jpg
         

       
Декреты и постановления СНК, ВЦИК, НКВД
   
[Spoiler (click to open)]162.jpg

163.jpg

164.jpg
       

     
Уголовный кодекс РСФСР 1926 г.
       
[Spoiler (click to open)]165.jpg

166.jpg
         

     
Приказ ОГПУ № 44/21 2 февраля 1930 г. и др.
               
[Spoiler (click to open)]167.jpg

168.jpg

169.jpg

170.jpg

171.jpg

172.jpg

173.jpg

174.jpg
       

         
Указ Президиума Верховного Совета СССР О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х гг. и др.
   
[Spoiler (click to open)]175.jpg

176.jpg

177.jpg

178.jpg

179.jpg

180.jpg

181.jpg

182.jpg

183.jpg

184.jpg

185.jpg
           

             
Из книги Петля-2: Воспоминания, очерки, документы. / Сост. Ю.М. Беледин.— Волгоград: Комитет по печати и информации — 1994.— 400 с.
С. 316-366.
         
труд

"Как Сталин использовал церковь..."

Оригинал взят у igorkurl в "Как Сталин использовал церковь... " (Моя статья в РБК как члена Вольного исторического общества).
          


Общее прошлое: Как Сталин использовал церковь для победы в войне


                    Игорь Курляндский,
научный сотрудник Центра истории религии и церкви Института российской истории РАН, член ВИО

                                    Сталинская «оттепель» в отношении православной церкви, начатая во время Великой Отечественной войны, была лишь тактическим маневром в сложное для страны время. Умеренная легализация быстро сменилась новым витком репрессий


К числу тактических сталинских поворотов относится наступивший после террора 1930-х годов так называемый новый курс в церковно-государственных отношениях. Он возник в 1941 году, вскоре после начала войны, и активно проводился после знаменитой встречи Иосифа Сталина в Кремле с тремя митрополитами в ночь на 5 сентября 1943 года. В ответ на патриотическую позицию верующих правительство пошло на частичную легализацию церкви. Были восстановлено Патриаршество, Синод, разрешены архиерейские соборы, а затем и Поместный собор, учреждены епархии и открыты многие приходы и церкви, разрешены монастыри, свечные заводы, церкви были возвращены мощи некоторых почитаемых святых. Многие выжившие церковнослужители были возвращены из лагерей и тюрем. Назначались епископы, рукополагались священники. Многие церковные общины, загнанные ранее гонениями в подполье, теперь легализовывались. Важным было и предоставление религиозным организациям права «ограниченного юридического лица». Было открыто несколько духовных учебных заведений (РПЦ спустя много лет снова получила возможность легально готовить свои «кадры»), было разрешено издавать богослужебную литературу и единственный церковный журнал. Существенно уменьшились гонения на верующих. С начала войны была прекращена антирелигиозная пропаганда.

Избрание «нового курса» было вызвано не сентиментальной расположенностью вождя к религии, а сугубо прагматическими расчетами. Учитывалась активная патриотическая позиция РПЦ: церковные проповеди воодушевляли население, среди верующих собирались иногда немалые средства в фонд обороны. Этот духовный «рычаг» было бы глупо не использовать в экстремальной ситуации войны. У Сталина были также планы внешнеполитического использования церкви — религиозные деятели могли быть искусными проводниками советского влияния в мире, особенно в Европе. Правильным считалось и пойти навстречу союзникам, требовавшим от СССР терпимости в отношении религии. Шла и борьба за влияние на религиозные организации на оккупированных территориях. Гитлеровцы часто не препятствовали шедшему «снизу» церковному возрождению. Надо было шире привлекать на свою сторону население освобождаемых областей, показывать ему, что советские — больше не гонители религии.

[Spoiler (click to open)]
Казалось, церковь совершенно ожила после нескончаемой полосы стеснений и репрессий и может теперь развернуть свою деятельность. Однако этот сталинский «либерализм» имел свои жестко очерченные границы. Так, наибольший прирост давали церкви, открытые на оккупированных территориях, что было позволено в тактических целях германским командованием. Советские люди открыли в оккупации тысячи храмов, массово закрывать которые снова было пока нецелесообразно. Постановлениями о порядке открытия церквей 1944–1945 годов была создана система, при которой процесс церковного возрождения становился весьма затруднительным: «сито» местных властей всячески сдерживало инициативы верующих. Масса разных условий не позволяла открывать церкви. По докладной Сталину Совета по делам РПЦ, в 1944–1947 годах разрешено было открыть всего 1270 церквей, по которым было 4576 ходатайств верующих (22,7% от общего числа ходатайств). Отклонено оказалось 15 567 ходатайств (76,3%) на 4418 церквей.

Похожая ситуация возникла и с монастырями. Почти все открытые в ходе «нового курса» обители находились на ранее оккупированных территориях. Исключение составила только Троице-Сергиева лавра. Советская власть при Сталине так и не дала церкви ни типографии, ни земли, ни значительной собственности, ни полноценного юридического статуса. Инициативы патриарха Алексия, связанные с расширением прав и влияния РПЦ, игнорировались. Разрешенная сеть духовных учебных заведений для масштабов страны была мизерной и совершенно недостаточной для воспроизводства священников, учились там считаные единицы. Многие отсеивались. Патриарх жаловался, что священнические вакансии приходилось занимать малограмотными, случайными и сомнительного поведения людьми. Не была разрешена РПЦ миссионерская деятельность, а благотворительная прекратилась с окончанием войны, когда отпала необходимость помощи фронту. Власть с помощью органов госбезопасности и партаппарата зорко следила, чтобы «церковники» не влияли на образование и воспитание подрастающей молодежи, не проникали в школы и клубы, не «отравляли» сознание советских работников, коммунистов и комсомольцев. Церковнослужители и миряне в рамках сталинского «нового курса» были опутаны многими стеснениями и ограничениями. Они продолжали находиться под подозрением властей как ненадежные элементы, жили под прицелом карательных органов.

Вопреки ожиданиям Сталин не прекратил политику «нового курса» и после достижения победы над врагом. Использование церкви занимало важное место в амбициозных внешнеполитических планах вождя в 1945–1948 годах. Поддержанный чиновниками, он хотел созвать в Москве новый Вселенский собор, который мог бы провозгласить Московскую патриархию центром мирового православия, что было важно для расширения влияния сталинского СССР. Однако план потерпел неудачу в силу отказа некоторых православных патриархов его поддержать. После этого фиаско Сталин к церкви заметно охладел. И последовали наказания: с 1948 года до самой смерти вождя власть больше не разрешила открыть ни одной православной церкви в СССР, как и ни одного молитвенного дома других конфессий. Храмы продолжали в больших количествах закрывать. К 1949 году из занятых в годы оккупации под церкви и молитвенные дома 1701 здания было изъято 1150 (67,6%). В 1950 году по сравнению с предшествующим годом количество православных храмов в СССР уменьшилось на 410 единиц, в 1951 году — еще на 177. Усилились репрессии священнослужителей по сфабрикованным обвинениям в «антисоветской деятельности». Историк М.В. Шкаровский пишет: «Если в 1948 году органы государственной безопасности арестовали по религиозным делам 3296 человек, в том числе 357 служителей культа, то в 1949 году — соответственно 6456 и 571, в 1950 году — 6072 и 455, в 1951 году — 5477 и 273, а в 1952 и 1953 годах — еще 5187, в том числе 130 служителей культа (подавляющее большинство из них составляли православные верующие)». Были проведены иные «ограничительные мероприятия» в отношении РПЦ. Запрещались совершение треб на дому, крестные ходы из села в село, молебны на полях, продажа предметов культа вне храмов и т.д. Пресекалась любая деятельность церкви за церковной оградой.

Изложенные выше факты говорят о том, что Сталин после войны повел себя с верующими по обычному для него вероломному сценарию. Обещанная на встрече с иерархами жизнь церкви без препятствий не была реализована. Сталин поставил разрешенные им структуры под жесткий пресс тоталитарного государства. Умышленно лишенные обратной связи с обществом, они находились в тисках своеобразного «гетто». Как заметил священник Александр Борисов, «Сталин отвел церкви скромную роль исторического заповедника, поддерживающего патриотические чувства, и одновременно безопасной для его режима тихой гавани для пенсионеров». Поэтому и говорить о «церковном возрождении» в сталинские годы нет достаточных оснований. «Новый курс» не рассматривался и Сталиным как постоянная в перспективе политика. Советское коммунистическое государство оставалось атеистическим и не собиралось в будущем отказываться от нового антирелигиозного наступления, а сталинская «оттепель» была именно конъюнктурным тактическим поворотом. И наступившие после хрущевские гонения стали закономерным развитием событий.

http://www.rbc.ru/opinions/society/09/05/2016/573023009a7947b91c0c421c

Моя статья в РБК как члена Вольного исторического общества - первый опыт такого выступления в этом престижном издании. Это совместный проект РБК и ВИО. Думаю, что сотрудничество будет продолжено, и мои колонки здесь будут еще появляться. Требования жесткие там - ограничение по объему, никаких ссылок, именно научно-популярный текст. Слово "Церковь" (в отношении РПЦ) у меня в оригинале была везде с большой буквы -  заменили на маленькую. Таковы, очевидно, требования издания. Заголовок тоже изменили немного. Вначале было короче "Как Сталин православную Церковь использовал" (имелось в виду и в ходе войны и после).

                     
труд

Голос Марии Юдиной

Оригинал взят у n_nastusha в Голос Марии Юдиной
Голос Марии Вениаминовны Юдиной, которая говорит в советской (!) концертной записи о благодати, о даровании Божьем и т.д.

Мусоргский Модест Петрович — `Картинки с выставки`, цикл пьес для фортепиано (1874)

Исполнитель: Мария Юдина (фортепиано)

Мария Юдина
Маленькая лекция Марии Юдиной, записанная на пластинку журнала `Кругозор` незадолго до её смерти.
Прекрасная иллюстрация к этому рассказу Сергея Бурлаки о прекрасной и мужественной исполнительнице.

                 
труд

Николай Шилин. Роковой донос

О так называемой контрреволюционной, повстанческой организации Кумылженского района
               
[Spoiler (click to open)]125.jpg

126.jpg

127.jpg

128.jpg

129.jpg

130.jpg

131.jpg

132.jpg

133.jpg

134.jpg

135.jpg

136.jpg

137.jpg

138.jpg

139.jpg

140.jpg

141.jpg

142.jpg

143.jpg

144.jpg

145.jpg

146.jpg

147.jpg

148.jpg

149.jpg

150.jpg

151.jpg

153.jpg

154.jpg

155.jpg

156.jpg
       

         
Из книги:
Петля: Воспоминания, очерки, документы / Волгогр. обл. ассоц. жертв незакон. полит. репрессий.— Волгоград.— [Вып. 1] / Сост. Ю. М. Беледин.— 1992.— 337 с.: ил. (фот.) - С. 246-308.
труд

Николай Воронин. Побег на каторгу

"Вскоре я начал узнавать, что вместе с представителями других родов войск арестовывали и побывавших в плену летчиков. Никак не мог даже подумать, что такая судьба может постигнуть и меня. За что? Но вот однажды в квартиру вошли трое..."
                             
[Spoiler (click to open)]105.jpg

106.jpg

107.jpg
         

         
Из книги:
Петля: Воспоминания, очерки, документы / Волгогр. обл. ассоц. жертв незакон. полит. репрессий.— Волгоград.— [Вып. 1] / Сост. Ю. М. Беледин.— 1992.— 337 с.: ил. (фот.) - С. 207-211.
труд

Вера Семенова. Два пути одной дороги. Страницы воспоминаний отца и дочери

О трагической судьбе одного из первых советских дирижеров - Павла Васильевича Клочкова.
               
[Spoiler (click to open)]059.jpg

060.jpg

061.jpg

062.jpg

063.jpg

064.jpg

065.jpg

066.jpg

067.jpg

068.jpg

069.jpg

070.jpg

071.jpg

072.jpg

073.jpg

074.jpg

075.jpg

076.jpg

077.jpg

078.jpg

079.jpg

080.jpg

081.jpg

082.jpg

083.jpg

084.jpg

085.jpg

086.jpg

087.jpg

088.jpg

089.jpg

090.jpg
       

       
Из книги:
Петля: Воспоминания, очерки, документы / Волгогр. обл. ассоц. жертв незакон. полит. репрессий.— Волгоград.— [Вып. 1] / Сост. Ю. М. Беледин.— 1992.— 337 с.: ил. (фот.) - С. 114-176.