Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

труд

Пост для приветствий и вопросов

Приветствую всех читателей моего блога!
Подробности обо мне и этом блоге читайте в профиле, а здесь можно поздороваться или что-нибудь у меня спросить, если интересно.
           
Фильм «Братство» режиссера Александра Гутмана
         
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

«Кто передаст потомкам нашу повесть?»

Эти слова Максимилиана Волошина, произнесенные в год окончания Гражданской войны, стали названием концерта-размышления, прошедшего в рамках Акции национального покаяния «Имеющие надежду» 28 сентября в Доме работников искусства и составленного из стихов поэтов Серебряного века

Казалось бы, концерт, где полагается наслаждаться произведениями искусства, не очень-то согласуется с размышлением. Но если произведения искусства – это стихи тех, кому довелось 100 лет назад стать свидетелями октябрьской катастрофы, кто запечатлел в них свои предчувствия, прозрения, заблуждения, великий перелом, тогда вслушивание в эти стихи неотделимо от размышления о судьбе России в ХХ веке. Ахматова, Мандельштам, Цветаева, Волошин, Есенин… Разные судьбы, но все без исключения трагические. «Такой судьбы еще не было ни у одного поколения, а может быть, не было и такого поколения» – говорила годы спустя Анна Ахматова.
Илья Норштейн (скрипка), лауреат международных конкурсов,  концертмейстер и солист ансамбля «Эрмитаж»

Концерт сложился из трех частей. В первой – стихи-предчувствия тех, кто еще задолго до катастрофы, словно чуткий сейсмограф, улавливал первые подземные толчки, прозревая, как Блок, «неслыханные перемены, невиданные мятежи». Во второй – поэтическая хроника дней переворота и страшной братоубийственной гражданской войны. Стихи перемежались музыкальными номерами. Стихи о безумном буйстве октябрьских дней оттенялись «Трепаком» из «Песен и плясок смерти» Мусоргского. А цветаевские стихи о гражданской, о том, как все перемешалось, и красных выбелила смерть, а белых обагрила кровь, естественно было завершить молитвенным песнопением «Кирие, элейсон». Поэтическое слово и музыку дополнял видеоряд и фотографии поэтов, чьи стихи звучали со сцены, и кинохроника начала века, где лица людей Серебряного века вытеснялись лицами новыми: простыми, жёсткими, не знающими сомнений и жалости.

Последняя часть концерта была посвящена последствиям катастрофы.

[Spoiler (click to open)]

Эта часть могла бы превратиться в сплошной перечень невозвратных потерь, если бы не сами судьбы тех, чьи стихи прозвучали на концерте. Путь служения закинутым на чужбину и всё потерявшим людям, что выбрала Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева, ставшая в эмиграции монахиней, матерью Марией. И путь тех, кто остался в России и, как Мандельштам, смог взглянуть в глаза «веку–волкодаву». Последними из стихов прозвучали в концерте слова Ахматовой: «Мы знаем, что в оценке поздней оправдан будет каждый час». Оправдан благодаря тем, кто сумел противопоставить свое слово, свою жизнь расчеловечиванию человека. Поэтому естественным окончанием слушания и размышления, стала молитва о России, прочитанная из сборника «Восстань на помощь нам: Молитвы за Россию: 1917-2017». Молитва, связанная с катастрофой 1917 года в финале концерта и тишина после нее были куда естественнее аплодисментов и цветов.

Ольга Ярошевская

Фото Ольги Шараповой

Здесь ещё фото с концерта
                         
труд

Маленький рассказ о большой флейте

О флейте, принадлежавшей музыкантам оркестра заключенных Норильлага и переданной в музей Преображенского братства, рассказывает священник Иоанн Привалов

Месяц назад меня попросили передать в музей Преображенского братства флейту конструкции Бема. Флейта как флейта. На таких играют профессиональные музыканты в оркестрах. Было видно, что флейту берегли, прикасались к ней с осторожностью. Изношен только футляр…

К флейте прилагалось мужское письмо – строгое и скупое, с заголовком «Маленький рассказ о большой флейте». Все письмо пронизано надеждой на то, что «этот инструмент останется символом памяти музыкантов, пострадавших от несправедливости».

Автор письма – Николай Петрович Попов – с 1957-го года музыкант, а с 1977-го по 1995-й годы – руководитель Норильского духового оркестра. Передаваемую флейту Николай Петрович называет «экзотическим инструментом, реликвией памяти, эстафетой», доставшейся от оркестра заключенных Норильлага. Руководителем и создателем духового оркестра в Норильлаге был Сергей Федорович Кайдан-Дешкин [1] – автор пионерского гимна «Взвейтесь кострами, синие ночи!». Сергей Федорович провел двадцать лет в лагерях и ссылках нашего севера. Именно в Норильлаге с ним случилось невероятное происшествие: «Однажды ночью Сергея Федоровича забрали с вещами и увезли в Норильск-2. Оттуда, как правило, никто не возвращался. Людей заставляли рыть для себя могилы, а следующая партия заключенных закапывала их и готовила могилы для себя. На следующий день должно было состояться важное мероприятие НКВД и срочно нужен был оркестр. Тут же вызвали старосту оркестра Виктора Еськова и предложили ему возглавить оркестр. Но все музыканты отказались играть без своего руководителя. Угрозы не помогли, и чтобы не сорвать мероприятие, ответственные лица были вынуждены вернуть Кайдана-Дешкина… Сергея Федоровича доставили к нам совершенно седым. Несмотря на то, что его предупредили под строжайшую расписку никому не говорить о Норильске-2, все подробности я узнал от него лично» [2].

Читать далее
                   
труд

Михаил Дорошин. Соловецкая песня (подслушанная в лагере)

"Грусть-тоска моя, песнею вылейся,
Чтоб развеялось горюшко в прах,
Чтоб забыть, как мы в тюрьмах томилися,
Как морозили нас в карцерах...."
             
[Spoiler (click to open)]




               

                       
Из книги Петля-3: Воспоминания, очерки, документы. / Сост. Е.А. Кулькин. - Волгоград: Комитет по печати и информации - 1996. - С. 172-
 
труд

Музей Сергея Танеева в Дютькове

Продолжаю рассказ о нашем недавнем путешествии по Подмосковью. Сегодня расскажу о поездке в Музей С.И. Танеева в Дютькове.
О Танееве до этой поездки я что-то слышала, но особо не интересовалась, ведь к музыке мои занятия имеют весьма отдаленное отношение. Как оказалось, зря. Человек-то оказался очень интересный.


 

 

Биографию Танеева можно легко найти в сети, но в музее нам рассказали много интересного, так что образ музыканта стал близок и раскрылся какими-то совершенно неожиданными гранями своего таланта. То, что он был талантлив, было ясно уже его родителям и учителям - П. Чайковскому и Н. Рубинштейну. В 9 лет он поступил в консерваторию, а в 29 лет стал её директором.
Он полюбил женщину с четырьмя детьми, она - его, но муж потребовал, чтобы при разводе детей отдали ему, и Танеев, не желая любимой женщине судьбы Анны Карениной, отказался от брака. Он никогда больше не был женат, и посвятил всю свою жизнь творчеству, музыке, воспитанию новых музыкантов. Создал композиторскую школу, воспитал многих музыковедов, дирижёров, пианистов. Его учениками были Сергей Рахманинов, Александр Скрябин, Николай Метнер, Рейнгольд Глиэр, Константин Игумнов и др. После ухода из консерватории он давал частные уроки талантливым и трудолюбивым ученикам - всегда безвозмездно. Стремился просвещать народ - был одним из основателей и педагогов Народной консерватории, участвовал в работе Пречистенских рабочих курсов для рабочих.
 
Написал оперу о справедливости "Орестея" (десять лет её писал), известны его кантаты "Иоанн Дамаскин" на стихи А. Толстого и "По прочтении псалма" на стихи А. Хомякова:
…Есть дар бесценный.
Дар, нужный Богу твоему,
Ты с ним явись. И, примиренный,
Я все дары твои приму.
Мне нужно сердце чище злата.
И воля крепкая в труде;
Мне нужен брат, любящий брата,
Нужна мне правда на суде!
...
И много, много других произведений, книг, статей, учебников...
 
Музей расположен в старом деревянном доме. Его сотрудники собрали много личных вещей Сергея Танеева, писем, книг, нот. В доме уютно, хочется просто побыть там некоторое время в тишине.
А потом - послушать музыку.


Фото - с сайта музея.
       
труд

Голос Марии Юдиной

Оригинал взят у n_nastusha в Голос Марии Юдиной
Голос Марии Вениаминовны Юдиной, которая говорит в советской (!) концертной записи о благодати, о даровании Божьем и т.д.

Мусоргский Модест Петрович — `Картинки с выставки`, цикл пьес для фортепиано (1874)

Исполнитель: Мария Юдина (фортепиано)

Мария Юдина
Маленькая лекция Марии Юдиной, записанная на пластинку журнала `Кругозор` незадолго до её смерти.
Прекрасная иллюстрация к этому рассказу Сергея Бурлаки о прекрасной и мужественной исполнительнице.

                 
труд

Вера Семенова. Два пути одной дороги. Страницы воспоминаний отца и дочери

О трагической судьбе одного из первых советских дирижеров - Павла Васильевича Клочкова.
               
[Spoiler (click to open)]059.jpg

060.jpg

061.jpg

062.jpg

063.jpg

064.jpg

065.jpg

066.jpg

067.jpg

068.jpg

069.jpg

070.jpg

071.jpg

072.jpg

073.jpg

074.jpg

075.jpg

076.jpg

077.jpg

078.jpg

079.jpg

080.jpg

081.jpg

082.jpg

083.jpg

084.jpg

085.jpg

086.jpg

087.jpg

088.jpg

089.jpg

090.jpg
       

       
Из книги:
Петля: Воспоминания, очерки, документы / Волгогр. обл. ассоц. жертв незакон. полит. репрессий.— Волгоград.— [Вып. 1] / Сост. Ю. М. Беледин.— 1992.— 337 с.: ил. (фот.) - С. 114-176.
псмб

К 80-летию Сергея Юрского

Сегодня исполняется 80 лет актеру, режиссеру и большому другу нашего братства и Свято-Филаретовского института Сергею Юрьевичу Юрскому. Недавно меня попросили немного рассказать о нем.
img

Сергей Юрьевич удивительный, замечательный человек. Я имею счастье уже больше двадцати лет с ним лично общаться. В начале 90-х годов он приходил для духовных разговоров, в т.ч. на исповеди, для обмена мнениями. Потом стал приходить в наш братский храм, а потом даже дал специальный концерт для сотрудников и студентов Свято-Филаретовского института, который назывался «Жест. Избранное для избранных». Вот такое он придумал название.

Иногда он приглашал нас в свой театр, а мы с удовольствием ходили и потом обсуждали его творчество. Вообще, мне кажется, это прекрасный пример свободного, искреннего, глубокого сотрудничества культуры и Русской православной церкви. Связь церкви и культуры очень важна. Церковь исторически всегда была мощным культурообразующим началом. А культура, в свою очередь, всегда питалась сюжетами и духовными интенциями, которые вырабатывались, в частности, в церкви. И для Сергея Юрьевича это всегда было важным, тем более что, насколько я помню, один из его дедов был священником.

Collapse )

Сергей Юрьевич поддерживает институт и своим именем, и конечно, своим творческим, открытым духовным настроем. Его открытость к современным трудным вопросам, мне кажется, очень важна. Делает ли он спектакль о Сталине или, скажем, о Марке Шагале, он не только показывает внешнюю сторону, а раскрывает внутренний опыт.

Нам важно чувствовать, что такие замечательные люди как Сергей Юрьевич способны собирать духовный опыт, способны быть таким творческим, культурообразующим, а значит, и духовно собирающим началом, каким был, например, академик Аверинцев, который тоже входил в Попечительский совет нашего института, и некоторые другие современные люди, которые были очень чутки к современной направленности развития духовной жизни. Потому что наша страна до сих пор духовно еще определяется, делает свой духовный, а значит, и культурный, и цивилизационный выбор. И поэтому такого рода сотрудничество, такого рода творчество, мне кажется, бесценно.

Личный сайт священника Георгия Кочеткова