Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

труд

Пост для приветствий и вопросов

Приветствую всех читателей моего блога!
Подробности обо мне и этом блоге читайте в профиле, а здесь можно поздороваться или что-нибудь у меня спросить, если интересно.
           
Фильм «Братство» режиссера Александра Гутмана
         
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Сила Божья совершается в немощи любви

Из проповеди духовного попечителя Поеображенского братства священника Георгия Кочеткова на вечерне в праздник Рождества Христова

С праздником Рождества Христова!

Братья и сёстры, настал этот замечательный день, когда мы можем возблагодарить Господа и за новопросвещённых – тех, кто закончил оглашение и воцерковился, – и за Его милость ко всем нам. Я надеюсь, что во время Рождественского поста все смогли с помощью Божьей подготовиться не просто к празднику, но и к той полноте жизни, которая должна быть в сердце каждого христианина. Как жалко, что не все христиане даже знают о том, что в пост главное – не просто в чём-то себя ограничить, что-то есть или не есть. Все наши аскетические усилия нужны для того, чтобы было больше красоты и доброты в нашем сердце. И пусть каждый возвестит своим друзьям, родным, братьям и сёстрам эту радость, что Господь пришёл и наполнил нас новым светом, новой силой, что возрастают доброта и красота в этом мире, хотя он по прежнему лежит во зле и пытается разрушать то, что даёт людям Бог. Но Господь тем не менее приходит в этот мир и побеждает. Главный знак этой победы – люди, которые в эти дни заканчивают оглашение и после исповеди за всю жизнь входят в Церковь Христову. Для нас такое благовестие – большая радость.

[Spoiler (click to open)]

Мы понимаем, что не просто так называемся христианами – веруя во Христа, мы через это прославляем Бога Отца, укрепляем и утверждаем веру в Него. Эта вера была недостаточно раскрыта в Ветхом Завете, где говорилось лишь о том, что Бог един, Он являет Свою волю в законе через пророков и укрепляет людей в  надежде. Но всё важнейшее, что было у пророков, исполняется во Христе, любовь Божья открывается нам в Сыне, и закон уже немотствует, он теряет то центральное значение, которое имел до пришествия Христа, Сына Божьего.

Но кто же Он, этот Сын Божий? Для нас и сегодня это самый интересный вопрос. Наверное, многие скажут: мы знаем, кто есть Иисус Христос, мы об этом слышали, мы об этом читали, мы верим в Него. И в то же время каждый раз, когда заканчивается Рождественский пост, вопрос этот снова перед нами встаёт, и никто не может сказать, что тайна Сына Божьего раскрылась ему до конца.

Он Сын Человеческий, но и Сын Божий, Наследник именно потому, что Он сделал то, что может сделать только Бог, – очистил нас от наших грехов раз и навсегда и продолжает это делать. Он делает то, что Бог хочет сделать в этом мире. Те, кто в эти дни приходили на исповедь за всю жизнь, хорошо понимают и помнят, как дорого им стоило погружение в мир сей, как много им пришлось заплатить, как много было разрушено в них и вокруг них. Это при том, что люди сами по себе были не злодеи и не разбойники, но даже в их жизни так много погибло и разрушилось. Что же тогда скажут люди, которые действительно злодеи и разбойники?

Сила Христова с самого Его рождения в этот мир совершается в немощи любви. Любовь всегда немощна, она не требует для себя внешней силы и побеждает несмотря на то, что она кажется самым слабым началом этого мира. Разве можно назвать сильным началом то, что ни на какую силу никогда не опирается, никакого насилия никогда не применяет? Сила Божья и наша с вами сила совершается в немощи любви, побеждающей отпавший от Бога мир, который пытается самоутверждаться, самооправдываться и жить без Бога.

Осознавая, чье вхождение в мир, во вселенную мы празднуем, прославим нашего Господа Иисуса Христа, который открыл нам путь к Самому Богу Отцу и даровал нам от Отца дар Духа Святого – дар Своей Любви, Веры и Надежды. И пусть каждый из нас забудет о всяком унынии, возрадуется сердцем и возблагодарит Бога за такой величайший дар, как Боговоплощение и Боговочеловечение.

+ ещё фото
труд

Письма епископа Таврического Михаила (Грибановского) к А.Ф.

(# 3. Вторник, 11 января.)
Дорогая А.Ф.!
Я теперь все работаю над воспроизведением жизни и характера Христа. И знаете ли, что больше всего мне бросается в глаза, конечно, помимо всех родов высоты и чистоты? Это – полнейшее отсутствие мечтательности, порывов к фантазийному, к фиктивному. Это – величайший реалист; Он только видит и исполняет то дело, которое у Него сейчас под руками; Он не роется вширь, а работает в глубину над теми, кто сейчас около Него; никогда ни одного сочиненного, общего слова; каждое вызывается сейчас представившимся конкретным случаем. Даже нет ни одного сочиненного сравнения, каждое из них взято из окружающей Его в данную минуту обстановки; за обедом Он – и сравнения, взятые отсюда; в поле Он – и образы отсюда; на небе облака, и Он пользуется этим; скоро зайдет солнце и настанет тьма – Он применяет к Себе. Просто удивительно. У Него решительно нет ничего искусственно сочиненного, ни одной фикции ни в слове, ни в чувстве, ни в поступках. Он на каждом шагу воспринимает реальную среду, реальную обстановку, реальное настроение окружающих лиц – и сейчас же всецело воздействует на них.
Мы всегда живем где-то, всегда думаем и мечтаем о чем-то или из прошедшего, или из будущего: настоящее как-то скользит по нам, оно только между прочим и никогда не исчерпывает нас, уплывает от нас. У Него решительно этого нет. Он всецело воздействует на настоящее: у Него нет ни одного порыва к беспредметному, ни одной нотки неудовлетворенности; весь мир перед Ним, и Он действует в тесной среде, отвергнутый всеми, не понимаемый никем, и действует с полной бесконечной удовлетворенностью. Даже будущее является Ему не как фантазия, мечта, сладостная или горькая, а как неизбежное настоящее, как определенная Богом реальность. И Он говорит об этом Своим ученикам просто как о факте, имеющем быть…
[Spoiler (click to open)]
Такое отсутствие пустой рефлексии, мечтательности, порывов, неудовлетворенности настоящим делом и стремления к чему-то будущему, – отсутствие всякой такой фантазийности, сочиненности, по-моему, это одно из величайших чудес, если не самое великое…
И оно поразительно особенно для нас, людей этой фиктивной эпохи, людей, все рвущихся к чему-то, мечтающих, рефлектирующих, копающихся и совсем не живущих настоящей реальной жизнью, не работающих над тем, что сейчас есть у нас под руками, не удовлетворяющихся никаким делом, все кажущимся нам мелким, ничтожным… В каждую былинку можно вложить бесконечность, а мы и всем миром, пожалуй, не удовлетворимся…
У нас все широкие размахи: скорбь – так мировая, а рядом живет несчастный – мы не бросим ему взора или слова любви; нравственность – так абсолютная, а сами пьем, грязним себя злыми чувствами и нимало не замечаем этого…
Ах, все это я пишу потому, что видел и вижу это сейчас и на каждое слово свое могу сказать несколько примеров, да и на самом себе вижу этого беса. Это мечтательство, эти порывы куда-то, все это диавольский клапан, через который уходят наши силы, наша способность работать над тем реальным делом, которое сейчас, сию минуту есть у нас и просит нашего труда, нашего подвига, нашей любви… Потому-то мы рвемся вдаль, что не умеем работать около себя; потому-то мы и мечтаем о любви ко всем, что не умеем любить действительно тех, кто около нас; потому-то мы и живем в будущем, что не умеем жить в настоящем. И потому-то настоящее уплывает, уходит от нас таким же худым, как было.
Мы не улучшаем его своей любовью, своим трудом. Окружающие нас люди не чувствуют нашего света, а мы, ленивые, нерадивые рабы, утешаем себя мечтами, порывами, мы любим что-то, мы работаем над чем-то… но, к сожалению, все это фантазии, то есть в пустоте…
Ах, дорогая моя, любите, любите Лизу, держитесь за нее – это реальное, реальнейшее, святейшее дело. Не рвитесь куда-то. Право, это призрак, который отнимает у Вас реальные силы. Читайте то, что должно помочь Вам и в Вашем действительном деле; посмотрите, ведь тут хватит материала на сотни жизней. Лиза вырастет, и Вы свою любовь должны направить к ее правильному расцвету всех ее духовных и физических сил; смотрите, сколько здесь чудного, прекрасного, сколько знаний, сколько подвига, сколько самоотвержения!.. Весь мир не стоит человеческой души, и она под Вашим призором, под Вашим воздействием…
О, эта фантазия! Я просто чувствую ужас перед ней. Это величайший враг. Все раскидываешься, рвешься, а то, что под руками, проходит без нашей любви, без нашего подвига… Нет, нет, дорогая моя, боритесь и Вы, ради Господа, боритесь с этой жаждой пустых порывов… Реализм, величайший реализм – вот что говорит нам Христос, и мы должны подчиниться, должны себя переломить во что бы то ни стало. Нечего мечтать и воображать себя такими-то и такими-то… нужно любить и работать, что есть перед глазами и руками и тут сосредоточить все свои лучшие силы… — Пора кончать, а ещё много, много хотелось бы написать... Я здоров вполне. Часто бываю у моря. В Россию, вероятно, поеду: во-первых, жара вредна, во-вторых, мать больна. Первая причина для меня важна потому, что работать, говорят, решительно нельзя — в жару; а если так, то зачем же и оставаться. — Но увижусь ли с Вами, — не знаю. У меня есть ещё очень нужные дела, по которым нужно повидаться с некоторыми лицами, но навряд ли я успею приехать в Питер, когда они будут ещё там. Одним словом, в Петербург попаду только по серьезному делу... по делу Христа, а не ради баловства себе. Храни Вас Господь. Крепко жму руки. Целую Лизушку крепко. Тут живут две русских, Елагина и Календо. Была ли в Севастополе Елагина?
Вторник, 11 января
труд

Фелисита значит «счастливая»

Интервью с монахиней Нийоле Садунайте, осужденной в 1970-е годы по делу «Хроники Литовской католической церкви»

Image

16 и 17 июня 1975 года Верховный суд ЛитССР рассматривал дело № 416 по обвинению Нийоле Садунайте в «антисоветской агитации и пропаганде», конкретно – в размножении и распространении «Хроники ЛКЦ». Подсудимая отказалась от защитника. В зале суда присутствовали только 5 работников КГБ и 6 солдат. Даже свидетелям, за исключением брата подсудимой Ионаса Садунаса, судья не разрешила после дачи показаний остаться в зале. Работники КГБ утверждали, что суд – закрытый.

Матушка Нийоле, мы читали Ваше интервью, где рассказывалось, как Вы любите КГБ...

Очень люблю! Они путешествие мне такое устроили! Семь тысяч километров от Литвы, бесплатно, с охраной, как президент ехала, никто не мог обидеть, кушала бесплатно, спала, ни за электричество, ни за квартиру, ни за общежитие платить не надо! А теперь попробуй поехать в Красноярск или на Север! Сколько это потребует денег!

И нам захотелось спросить, откуда у Вас взялось то мужество, которое Вы проявили в отстаивании веры? Кто Ваши родители? Как Вас воспитали?

Меня крестили с именем Фелисита Нийоле. Фелисита значит счастливая. Когда мама меня ждала, ей было 23 года, и она была студенткой академии, где папа уже преподавал. Она очень простудилась, у нее был мокрый гнойный плеврит. Тогда, в 1938 году, аборты в Литве были запрещены, но когда врачи ее обследовали, они сказали: «Ты умрешь, и ребенок в тебе умрет. Тебе 23 года, у тебя сын почти трех лет. Мы спасем твою жизнь». Мама отвечает: «Что вы говорите? Это все равно что сказать: убей сына и будешь жить. Это тоже ребенок. Богу знать, кому жить! Его воля». И мама очень легко меня родила, говорила, я с таким шумом пришла в этот свет, и теперь такая шумная.

Папа и мама были очень добрыми и помогали бедным людям, которые тяжело жили, – и ремонтом, и деньгами, ну, чем могли, потому что сами тоже жили тяжело. И вот как-то ночью прибежал один из этих бедных людей, одетый в лохмотья, чтобы его не узнали, и говорит моему отцу: «Садунас, беги! В 3 часа повезут в Сибирь». Мне тогда был шестой год. Мы просто встали с кроватей, запрягли две лошади (может быть, у нас были, может быть, мы их одолжили, не помню), сели в большой воз и так поехали через всю Литву – и убежали! Там, где мы жили, очень хорошие профессора были, очень верующие. Их тоже предупредили. И один из них (у них в семье тоже два ребенка было) в ответ сказал: «Я никому зло не сделал, зачем меня увозить?» Не поверил! Но его увезли. И семью его тоже. Потом семьи отделяли от мужчин. В лагерях женщины с детьми жили отдельно. Им было очень тяжело.

А мы так и ехали, ехали, ехали и приехали совсем в другой край Литвы. Там была семинария1, и епископ Винцентас Борисявичюс нас принял. Папа преподавал в семинарии, и мы там жили. Я прошла там миропомазание и первое причастие. Мне и семи лет не было, это было в 1945-м. А осенью в семинарию пришли из КГБ. Папы не было, его предупредили, что было КГБ, и сказали, чтобы он пришел в их здание. Но папа пошел домой, мы сразу спустились в подвал, дождались ночи и ночью переехали в ближайший городок, а рано утром с поездом отправились совсем в другой край Литвы – Аникщяй. Там работал папин друг, и он помог папе устроиться агрономом. А епископа Винцентаса Борисявичюса зимой 1945 года, в конце декабря, перед Рождеством, арестовали и 10 месяцев очень жестоко мучили, потому что хотели завербовать, и в 1946 году расстреляли.

В то время где-то было немного жестче, где-то более мягко. Папа работал с простыми людьми, с доярками, и даже они боялись в костел идти, опасались, что потеряют работу! Все-таки в коровнике работать было легче, чем где-то там на поле, и, может быть, там можно было больше достать молочка. Люди тогда не очень честно жили, потому что голод был. Страшно! А папа каждое воскресенье шел в костел и всегда так открыто, и причащался каждый раз. Его вызывают КГБ или партийный секретарь и на него кричит: «Садунас, ты демонстративно ходишь в костел!», а он говорит: «Я не демонстративно, я просто хожу, не бью в барабан и не кричу: "Смотрите, Садунас идет в костел!" Вот вы идете в ресторан, в кино, в магазин, так я в костел иду!» Они как-то пригрозили, что он будет без работы, что мы все помрем с голоду. Папа говорит: «Бог дал зуб, даст и хлеб! Пойду сам дренаж делать, самым простым рабочим, и с голода не помрем!» А он был им в то время нужен, потому что в колхозах, совхозах было очень нужно знать, какая земля, как ее обрабатывать, что лучше делать, чтобы был урожай, а папа как раз это умел. Он верил, что он в руках Господа, и мне это был такой пример! Я так гордилась! Я и вообще характер папы получила, я тоже сангвиник, тоже всегда с шутками!

Читать далее
               
труд

Зачем нужно христианство

Фрагменты второй миссионерско-предогласительной "открытой" встречи. Ведущий - свящ. Георгий Кочетков

Священник Георгий Кочетков: В прошлый раз мы с вами говорили о нашей жизни и вообще о жизни человека, который живет в современном мире со всеми его обстоятельствами, внутренними и внешними. Говорили и о том, что очень много тупиковых ситуаций, трудных ситуаций, иногда слишком пессимистических – но все-таки совершенно ясно, что человек не может жить без надежды, без веры, без того, чтобы найти достойный выход из любого, даже самого неприятного положения. Мы говорили о том, что для этого нужны усилия. Мы их назвали прорывом, потому что прорыв – это выход за пределы обыденности, за пределы обычной нашей жизни.

Такие прорывы есть. И в прошлый раз мне лично было очень интересно слушать те свидетельства, которые прозвучали здесь. Люди просто рассказывали о себе, рассказывали о своей внутренней жизни, о том, как они эти прорывы осуществляли. И это действительно интересно, потому что это звучало живо, по-настоящему, без всякой идеологии, без всякой фальши.

В наших встречах повторений не будет, мы будем все время идти вперед. В прошлый раз мы говорили о христианстве очень немного. Да, какие-то важные вещи прозвучали, но тем не менее я не думаю, что этого достаточно. Поэтому сегодня мы будем говорить не вообще о жизни современных людей, которые живут, выживают и стараются это делать достойно, но именно о христианстве в контексте современной жизни.

Я заранее, как и в прошлый раз, скажу вам о том, как я планирую проводить эту встречу, чтобы вы могли как-то сориентироваться и подготовиться. Сегодня вторая встреча из трех. Так вот, примерно час с небольшим мы поговорим с вами о христианстве, каким вы его себе представляете. Мне кажется, было бы очень интересно, если бы мы все еще друг другу рассказали и о том, каким мы христианство хотели бы видеть – вот мы, простые люди, не патриархи, даже не епископы, хоть некоторые и священники. На этом напряжении двух полюсов – что мы думаем о христианстве и чего мы хотели бы – я думаю, может возникнуть очень интересный диалог. Заранее предупреждаю, что вы можете быть абсолютно открытыми. Если вам хочется сказать искренне что-то критическое, пожалуйста, говорите. Здесь никто обижаться ни на что не будет. Даже если кто-то будет ошибаться, ничего страшного, все люди в чем-то ошибаются.

Итак, в первой половине встречи мы будем диалогизировать. А во второй вы зададите вопросы уже непосредственно мне и моим помощникам.

Читать далее
                   
труд

Верят ли современные христиане в воскресение.

Когда вам скажут «Христос воскрес», спросите, что под этим имеется в виду))
                           
Оригинал взят у alexander_nv в Верят ли современные христиане в воскресение.


Пасха – праздников праздник, центральное событие христианской жизни в православной церкви. Даже представитель западной церкви, где традиционно Рождество является боле популярным праздником, Том Райт, говорит следующее.
«Уберите из Библии Рождество, и вы потеряете две главы в начале Евангелия от Матфея и Луки, ничего больше. Уберите Пасху, и у вас нет Нового Завета, у вас нет Христианства...Это наш величайший день».
Так в чем же суть этого праздника? Веру во что мы утверждаем, когда празднуем Пасху? Вот когда углубляешься в эти вопросы, то оказывается действительно прав о. Александр Шмеман, что нас в православной церкви объединяет только обряд, а веры давно уже у многих очень и очень разные.

Как-то у нас была евангельская встреча с молодежью. Все уже с самого детства в церкви, из верующих семей, причащаются. Давно уже читают Писание и очень хорошо его знают. Но! Когда мы стали говорить о Воскресении, то стали выясняться очень интересные моменты! Во-первых, для ребят было новостью узнать, что христиане верят в телесное воскресение в конце времен. Ну, что Христос воскрес в теле еще как-то можно с этим согласиться (Он же все-таки Бог, поэтому у Него все никак у людей), а вот, что мы все воскреснем в теле, что празднуя Пасху, мы провозглашаем нашу веру во всеобщее воскресение, это вызвало настоящее недоумение. Оказывается, для многих воскресение понимается духовно – это вот такое вот внутреннее преображение, при чем тут материя? При чем тут тела? Одна девушка так меня и спросила: «Где в Писании написано, что мы все воскреснем в телах»? На что мой друг потом, когда ему пересказывал этот разговор, предположил, что, согласно подобным убеждениям, мы будем такими вот сгустками электроэнергии. Короче после этой молодежной встречи я понял, что наша молодежь по внутренним убеждениям … гностики.

Collapse )
труд

СЕРЕДИНА ПОСТА

О посте, красиво.
   
Оригинал взят у che_r_ol в СЕРЕДИНА ПОСТА
Пост нужен ещё и для того,
чтобы то, что было важным и нужным,
а теперь спрессовалось и застыло
,



наконец, растаяло



и превратилось в воду, умывающую и уносящую всё лишнее.



Чтобы открыться свету и теплу.



Чтобы пропитаться влагой и произрастить добрые плоды.



(Фото Бориса Левицкого)
труд

Вместо Устава - Богослужебные указания?

Ещё раз на те же грабли....

Оригинал взят у ostr_n в Вместо Устава - Богослужебные указания?
Вот мы и вернулись к состоянию начала XIX века.
На пленарном заседании Синодальной богослужебной комиссии помимо прочего обсуждался вопрос о новой редакции Типикона: "Комиссия посчитала нецелесообразным редактировать Типикон как исторический документ. Для церковного обихода достаточно издаваемых Богослужебных указаний."
Грустно. Все то, о чем так жарко дискутировали на поместном Московском соборе 1917-1918 гг., теперь положено под сукно до лучших времен...
     
Этот вопрос неоднократно подробно освящался многими церковными исследователями, которые отмечали, что изначально Типики были весьма многообразны и часто менялись, отражая жизнь самой Церкви, меняющуюся с течением времени и накоплением опыта. Однако, начиная с XVII в., т.е. с началом книгопечатания Устав Русской Православной Церкви практически не претерпел никаких изменений вплоть до наших дней, будто Церковь застыла, замерла на несколько веков... Результатом этого явилось серьезное, глубокое расхождение Устава и практики Церкви, которое усугублялось безграмотным обращением с уставом и извращением смысла богослужения.
     
Свящ. Николай Балашов в своем докладе в 2000 году отмечал:
"В настоящее время случаи неграмотного сокращения служб встречаются не реже, а еще чаще, чем в дореволюционный период, когда не было такого количества священнослужителей, не получивших стационарного богословского образования. Говорили и о том, что стремление более совестливых священнослужителей не удаляться чрезмерно от буквы устава неизбежно приводит к торопливости в чтении, которое становится в результате почти совершенно недоступным для восприятия. И этот недостаток не изжит поныне и не может быть изжит, пока у нас царствует законническое отношение к Уставу. Не только в Типиконе, но и во всевозможных богослужебных указаниях, которые каждый год издаются у нас в помощь священникам, а также в семинарских учебниках отражены требования, которые нигде реально не исполняются. Некоторые утверждают, будто это воспитывает смирение в служителях алтаря. Убежден, что от этой раздвоенности (в книге одно, в жизни совсем другое) воспитывается лишь лукавство и нигилистическое отношение ко всем писаным правилам еще с семинарской скамьи. Отсутствие авторитетных и гласных разъяснений по вопросу о допустимых сокращениях уставной службы отягощает совесть священнослужителей, дает поводы к осуждению и соблазнам, омрачает недоверием отношения с архипастырем, благочинным, настоятелем."
     
Константин Рева приводит слова известного исследователя православной литургической традиции архим. Роберта Тафта:
"Благодаря именно печатному станку, а не вмешательству епископа, собора или литургической комиссии произошла окончательная унификация литургической практики на византийском Востоке. <…> Да, появление книгопечатания не означало прекращения развития и адаптации к местам, (от авт.:но они с этого времени являются лишь) незначительными вариациями на уже хорошо известную тему".
Также он цитирует и протопр. Александра Шмемана:
Collapse )                
сфи мал

Катерина Гордеева: Российская история о раке и людях | Православие и мир

"Если ты живешь в городе Камышин, какие у тебя шансы попасть на лечение в Москву? А у нас все сконцентрировано в Москве и еще немного в Петербурге. И вот человек заболел, и он не может добраться до столицы, дотыкаться куда-то, и ему не на кого опереться."

http://www.pravmir.ru/katerina-gordeeva-nasha-sistema-ustroena-tak-chto-ona-mnozhit-stradaniya/
псмб 2

Дом братства

Продолжение серии публикаций к 25-летию Преображенского братства: превращение разрушенной деревенской школы в братский дом (2003–2005 годы)

Image
Слева: Заброшенная школа. 2003 год. Окна были разбиты, и ещё одну зиму здание могло не пережить... Справа: Молодёжный «Круг» на выезде. Таким Братский дом стал к 2010 году

Какие самые яркие впечатления остались у Вас от времени восстановления братского дома?

Вспоминает Александр Копировский: Самое яркое впечатление было, когда стало понятно, во что мы ввязались. Потому что сначала дом казался в основном сохранным, и мы надеялись довольно быстро его восстановить. А потом выяснилось, что нужно менять не только лопнувшую отопительную систему, электропроводку, которой фактически не было, плохую и ветхую крышу и выбитые окна – но нужно менять и перекрытия, почти полностью перебирать сгнивший без гидроизоляции фундамент, сбивать всю старую штукатурку и делать её заново. Если говорить с точки зрения денег, гораздо дешевле было снести этот дом и построить новый. Но у нас такой мысли не возникло. Мы хотели восстановить то, что было, – потому что в таком процессе могли участвовать все. Новый дом строили бы профессионалы, братство могло бы участвовать в этом лишь финансами. А в переделке дома братство участвовало физически, руками. Делать нужно было невероятно много, но когда мы начали, то постепенно втянулись. Это произошло не сразу; были времена, когда лишь несколько человек работало там постоянно. Ну, а потом всё больше, больше, больше... И канавы копали, и фонари ставили, и металлическими балками охватывали дом, когда в стенах обнаружились трещины. Восстановление оказалось делом трудным, но очень плодотворным.

Были и другие яркие впечатления. Например, шуточный «мусульманский акцент» в рабочей терминологии – «утренний КАМАЗ» и «вечерний КАМАЗ»... Их мы нагружали, когда вывозили мусор: отбитую штукатурку, сгнившие перекрытия, старые окна. Всё это надо было набить в мешки, мешки спустить вниз, потом забросить в кузов грузовика (они действительно приходили утром и вечером, правда, иногда и чаще).
                                   

[Были очень забавные эпизоды, как в посёлке долго пытались понять, кто же купил это здание. Спрашивали у наших братьев: «Вы кто?» Те им в простоте сердечной отвечали: «Братство». «Ааа, братва!..» – такой была первая реакция. Была и вторая: в посёлке говорили – «кто-то очень крутой купил», потому что «приезжают русские рабочие на иномарках»....]
Image
Сёстрам приходилось работать в респираторах: вездесущая пыль проникала повсюду

Или: сёстры настолько хорошо натренировались на штукатурке внутри нашего дома, что, когда им пришлось, погашая некоторые наши долги, оштукатурить поселковую газовую котельную, проходившие мимо местные жители говорили: «Что это вы как для себя делаете?» А потом даже попытались нанять сестёр на штукатурные работы в свои дома, уже как профессионалов.

Запомнилось, как некоторые местные «олигархи», которые привыкли этой территорией пользоваться как своей, очень удивились, когда мы за один день поставили вокруг нашего дома забор. И как они отключили нам электричество, а наши братья сумели договориться в другом месте, сделали времянку и включились в сеть вечером того же дня.

Были очень забавные эпизоды, как в посёлке долго пытались понять, кто же купил это здание. Спрашивали у наших братьев: «Вы кто?» Те им в простоте сердечной отвечали: «Братство». «Ааа, братва!..» – такой была первая реакция. Была и вторая: в посёлке говорили – «кто-то очень крутой купил», потому что «приезжают русские рабочие на иномарках». Мы, и правда, стали очень неожиданным элементом местной жизни, в которой, конечно, мало кто понимал, что такое православное братство. Есть же в массе народа предубеждение, что православные – это бабушки, которые только молятся и ничего не делают, разве что землю на огороде копают да милостыньку просят. Как будто наши замечательные храмы и вообще – великую русскую культуру создавали не православные... Сейчас мы уже много лет устраиваем здесь детские праздники, проводим выставки, поэтому устанавливается более тесное общение с местными жителями , и многие недоразумения разрешаются.

Пока шел ремонтно-строительный процесс, честно говоря, казалось, что он не кончится никогда. Видя эти груды мусора, перечень невероятного количества дел, которые нужно сделать, невозможно было себе представить, что мы пройдём по дому, в котором можно будет жить. Но всё получилось сравнительно быстро.

Image
Бригада братьев. С мастерком вдоль кирпичной стенки идёт член Межсоборного присутствия проф. Д.М. Гзгзян. У стены стоит один из основателей «Кифы» Александр Буров (СПб)

И ещё запомнился приезд наследника прежних владельцев усадьбы – Никиты Игоревича Кривошеина. На встрече в местном Доме культуры, на которой присутствовали и жители посёлка, и его руководство, он сказал, что реституция беззаконно отобранного у его семьи имущества, невозможная по многим причинам в России, здесь в некотором смысле произошла: «Как высшую реституцию, которая только возможна, я воспринимаю нашу встречу. Это реституция не земель, не стен – а живого общения с потомками тех, с кем жили мои предки».

Вспоминает Игорь Власенко: Когда я в первый раз сюда приехал, это было такое вдохновение! При каждом посещении что-то менялось внутри. Я не знаю, как это передать...

И в 2006 году я взял у батюшки благословение приезжать сюда раз в месяц и помогать. Я не специалист, и помощь моя была разве что в том, чтобы что-то тяжёлое принести, отнести. Но это давало очень много радости. А самым главным было общение, особенно когда сложилась бригада братьев. Тогда я впервые на молитве услышал братский хор. Там братьев было человек 15-20. Понятно, что братья, может быть, не все в церковном хоре поют... Но эта братская молитва меня поразила, и после этого я даже взял благословение и восемь месяцев вокалом занимался. Тоже пытался в хоре петь.

А сейчас, когда дом восстановлен, его можно сравнить с магнитом, который, действительно, притягивает всё доброе, всё самое хорошее. Я вспоминаю тех людей, которые собирались тут на конференциях, – это действительно люди свободного действия, люди, которым интересны самые важные вещи в человеческой жизни!

И ещё важно, что это очень красивое место – неслучайно местные жители иногда называют наш дом «Красная площадь». В прошлом году, когда по всей Московской области выбирали, куда именно приедет представитель администрации президента, чтобы открыть памятник неизвестному солдату, выбрали парк рядом с нами. И я рад, что все последние 10 лет наши братья и сёстры добровольно собирают там мусор, да и просто наводят порядок. В 2006 году две общины Георгиевского братства решили чистить местный пруд, и года 3-4 этим постоянно занимались. Сделали длинные крючки, метров 5, и вылавливали ими бутылки и пакеты. И на байдарке, помню, ездили, мусор собирали. В общем, чистили, сколько хватало сил. Но вычистить пруд по-настоящему стоит миллионы рублей. Его надо спустить (это делают в зимнее время), и сделать это так, чтобы не засорить те родники, которые насыщают пруд водой. А денег у нас не было. Откуда у нас такие деньги огромные? Поэтому мы просто молились об этом. И пруд попал в какую-то программу: администрация Истры выделила деньги, и его почистили. Прошло уже 4 года. Там лилии цветут! А это уже означает, что он сам по себе чистый. Там лягушки действительно как царевны. А птицы какие летают! В прошлом году мы нашли двух совят. И большая сова тут летала. И в этом году они тоже здесь живут, но не возле дома, а куда-то в парк улетели. Но их было слышно по ночам. Конечно же, эта красота привлекает людей. Мне это приятно. Но не это самое главное. Хотелось бы, конечно, чтобы это не только нам было приятно, но и чтобы люди внешние могли приезжать, чтобы наш дом мог стать настоящим духовным центром. Например, он мог бы, позволю себе сказать, стать как Красные ключи, центр движения беседников. Или как некоторые духовные центры на Западе, такие, как Бозе.

Наш дом, конечно, небольшой. Но пока что в таком своём скромном существовании он действительно устроен. Мне очень понравились слова Никиты Игоревича Кривошеина, что отец Георгий устроил братский дом лучше, чем Солженицын мечтал обустроить Россию. Действительно, тут всё устроено так, чтобы человек мог не только насладиться красотой, но и помолиться, и поработать над источниками, книгами, и пообщаться, и потрудиться так, чтобы действительно принести свой плод.

----------------
* Реституция – восстановление нарушенных прав с возмещением происшедших от нарушения убытков (юр.).

В публикации использованы фотографии
Анатолия Мозгова († 2008) и Дмитрия Писарева

Кифа № 11 (197), сентябрь 2015 года