Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

труд

Пост для приветствий и вопросов

Приветствую всех читателей моего блога!
Подробности обо мне и этом блоге читайте в профиле, а здесь можно поздороваться или что-нибудь у меня спросить, если интересно.
           
Фильм «Братство» режиссера Александра Гутмана
         
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Феофилакт Коимшиди. Преступники

Документальные разоблачения узника Воркутлага
           
[Spoiler (click to open)]
























               

               
Из книги Петля-3: Воспоминания, очерки, документы. / Сост. Е.А. Кулькин. - Волгоград: Комитет по печати и информации - 1996. - С. 225-248.
труд

Существуют ли секты?

Оригинал взят у mka в Существуют ли секты?


Если о них последнее время говорится, то, логично предположить, что они существуют. С другой стороны, нет юридического определения секты, то есть это понятие преимущественно эмоциональное. Так что некоторые особо рьяные сектоборцы, возможно, успешные пиарщики, но совершенно неквалифицированные специалисты. Если не хуже.

"Медуза" задалась на днях вопросом, "как отличить секту от несекты". И обратилась за разъяснениями к религиоведу Константину Михайлову (Центр изучения религий РГГУ). Ниже шесть ответов на шесть вопросов:
1. Что такое секта?
2. Но ведь такие движения бывают дикими и преступными!
3. Почему о новых религиозных движениях часто говорят плохо?
4. Новые религиозные движения разрешены законом?
5. Как отличить опасную религиозную группу от безопасной?
6. Я слышал о финансовых сектах. Это что?

Collapse )
труд

Христианская война невозможна, как невозможно христианское государство, насилие и убийство

Николай Бердяев. Мысли о природе войны

I
Не о нынешней войне хочу я говорить, а о всякой войне. Что являет собою война? Как философски осмыслить войну? При поверхностном взгляде война есть передвижение и столкновение материальных масс, физическое насилие, убийство, калечение, действие чудовищных механических орудий. Кажется, что война есть исключительное погружение в материю и не имеет никакого отношения к духу. Люди духа иногда с легкостью отворачиваются от войны, как от чего-то внешне-материального, как чуждого зла, насильственно навязанного, от которого можно и должно уйти в высшие сферы духовной жизни.
             
Иные отвергают войну с дуалистической точки зрения, по которой существует совершенно самостоятельная сфера материальная, внешнего, насильственного, отдельная и противоположная духовному, внутреннему и свободному. Но все материальное есть лишь символ и знак духовной действительности, все внешнее есть лишь манифестация внутреннего, все принуждающее и насилующее есть ложно направленная свобода. Внутренно осмыслить войну можно лишь с монистической, а не дуалистической точки зрения, т. е. увидав в ней символику того, что происходит в духовной действительности. Можно сказать, что война происходит в небесах, в иных планах бытия, в глубинах духа, а на плоскости материальной видны лишь внешние знаки того, что совершается в глубине. Физическое насилие, завершающееся убийством, не есть что-то само по себе существующее, как самостоятельная реальность, - оно есть знак духовного насилия, совершившегося в духовной действительности зла. Природа войны, как материального насилия, чисто рефлективная, знаковая, симптоматическая, не самостоятельная. Война не есть источник зла, а лишь рефлекс на зло, знак существования внутреннего зла и болезни.

Оригинал - Схема вышивки "Апофеоз войны" - Схемы вышивки - Y…
Природа войны - символическая. Такова природа всякого материального насилия, - оно всегда вторично, а не первично. Известное состояние духовной действительности, в котором пребывает человечество, неизбежно должно пользоваться материальными знаками, как орудиями, без которых не может реализовать себя духовная жизнь. Для выражения своей духовной жизни человек должен двигать руками, ногами, языком, т. е. прибегать к материальным знакам, без которых нельзя выразить любви или ненависти, нельзя осуществить волевых стремлений. И война есть сложный комплекс материального передвижения ног и рук, разных орудий, приводимых в движение человеческой волей. Принципиально допустима возможность духовной жизни без материальных знаков и орудий, но это предполагает иной уровень духовной действительности, которого не достигло сейчас человечество и мир.
               
Бывают болезни, которые сопровождаются сыпью на лице. Сыпь эта есть лишь знак внутренней болезни. Внешнее устранение сыпи лишь вгоняет болезнь внутрь. От этого болезнь может даже ухудшиться. Нужно саму внутреннюю болезнь лечить. Зло войны есть знак внутренней болезни человечества. Материальные насилия и ужасы войны лишь сыпь на теле человечества, от которой нельзя избавиться внешне и механически. Все мы виновны в той болезни человечества, которая высыпает войной. Когда вскрывается гнойный нарыв, то нельзя видеть зла в самом вскрытии нарыва. Иногда это вскрытие нужно сделать насильственно для спасения жизни.
 
[Милитаризм и пасифизм - одинаковая ложь]
В глубине духовной действительности давно уже началась мировая война, мировая вражда, ненависть и взаимоистребление. И та война, которая началась в конце июля 1914 года, есть лишь материальный знак совершающейся в глубине духовной войны и тяжелого духовного недуга человечества. В этом духовном недуге и духовной войне есть круговая порука всех, и никто не в силах отклонить от себя последствия внутреннего зла, внутреннего убийства, в котором все мы жили. Война не создала зла, она лишь выявила зло. Все современное человечество жило ненавистью и враждой. Внутренняя война была прикрыта лишь поверхностным покровом мирной буржуазной жизни, и ложь этого буржуазного мира, который многим казался вечным, должна была быть разоблачена. Истребление человеческой жизни, совершаемое в мирной буржуазной жизни, не менее страшно, чем то, что совершается на войне.
         
II
В Евангелии сказано, что нужно больше бояться убивающих душу, чем убивающих тело. Физическая смерть не менее страшна, чем смерть духовная. А до войны, в мирной жизни убивались души человеческие, угашался дух человеческий, и так привычно это было, что перестали даже замечать ужас этого убийства. На войне разрушают физическую оболочку человека, ядро же человека, душа его может остаться не только не разрушенной, но может даже возродиться. Очень характерно, что более всех бояться войны и убийства на войне - позитивисты, для которых самое главное, чтобы человеку жилось хорошо на земле, и для которых жизнь исчерпывается эмпирической данностью. Тех, кто верит в бесконечную духовную жизнь и в ценности, превышающие все земные блага, ужасы войны, физическая смерть не так страшат. Этим объясняется то, что принципиальные пасифисты встречаются чаще среди гуманистов-позитивистов, чем среди христиан. Религиозный взгляд на жизнь глубже видит трагедию смерти, чем взгляд позитивно-поверхностный. Война есть страшное зло и глубокая трагедия, но зло и трагедия не во внешне взятом факте физического насилия и истребления, а гораздо глубже. И на глубине этой зло и трагедия всегда даны уже до войны и до ее насилий.
     
Война лишь проявляет зло, она выбрасывает его наружу. Внешний фактор физического насилия и физического убийства нельзя рассматривать, как самостоятельное зло, как источник зла. Глубже лежат духовное насилие и духовное убийство. А способы духовного насилия очень тонки и с трудом уловимы. Иные душевные движения и токи, иные слова, иные чувства и действия, не имеющие признаков физического насилия, более убийственны и смертоносны, чем грубое физическое насилие и разрушение.
 
Ответственность человека должна быть расширена и углублена. И, поистине, человек чаще бывает насильником и убийцей, чем он сам это подозревает и чем подозревают это о нем. Нельзя лишь в войне видеть насилие и убийство. Вся наша мирная жизнь покоится на насилии и убийстве. И до начала нынешней мировой войны мы насиловали и убивали в самой глубине жизни не меньше, чем во время войны. Война лишь выявила и проецировала на материальном плане наши старые насилия и убийства, нашу ненависть и вражду. В глубинах жизни есть темный, иррациональный источник. Из него рождаются глубочайшие трагические противоречия. И человечество, не просветившее в себе божественным светом этой темной древней стихии, неизбежно проходит через крестный ужас и смерть войны. В войне есть имманентное искупление древней вины. Не дано человечеству, оставаясь в старом зле и древней тьме, избежать имманентных последствий в форме ужасов войны. В отвлеченных пожеланиях пасифизма избежать войны, оставляя человечество в прежнем состоянии, есть что-то дурное. Это - желание сбросить с себя ответственность. Война есть имманентная кара и имманентное искупление. В войне ненависть переплавляется в любовь, а любовь в ненависть. В войне соприкасаются предельные крайности и диавольская тьма переплетается с божественным светом. Война есть материальное выявление исконных противоречий бытия, обнаружение иррациональности жизни. Пасифизм есть рационалистическое отрицание иррационально-темного в жизни. И невозможно верить в вечный рациональный мир. Недаром Апокалипсис пророчествует о войнах. И не предвидит христианства мирного и безболезненного окончания мировой истории. Внизу отражается то же, что и наверху, на земле то же, что и на небе. А вверху, на небе, ангелы Божьи борются с ангелами сатаны. Во всех сферах космоса бушует огненная и яростная стихия и ведется война. И на землю Христос принес не мир, но меч. В этом глубокая антиномия христианства: христианство не может отвечать на зло злом, противиться злу насилием, и христианство есть война, разделение мира, изживание до конца искупления креста в тьме и зле.
     
Христианство есть сплошное противоречие. И христианское отношение к войне роковым образом противоречиво. Христианская война невозможна, как невозможно христианское государство, христианское насилие и убийство. Но весь ужас жизни изживается христианством, как крест и искупление вины. Война есть вина, но она также есть и искупление вины. В ней неправедная, грешная, злая жизнь возносится на крест.

III
Мы все виноваты в войне, все ответственны за нее и не можем уйти от круговой поруки. Зло, живущее в каждом из нас, выявляется в войне, и ни для кого из нас война не есть что-то внешнее, от чего можно отвернуться. Необходимо взять на себя ответственность до конца. И мы постоянно ошибаемся, думая, что снимаем с себя ответственность или не принимаем ее вовсе. Нельзя грубо внешне понимать участие в войне и ответственность за нее. Мы все так или иначе участвуем в войне. Уже тем, что я принимаю государство, принимаю национальность, чувствую всенародную круговую поруку, хочу победы русским, я - участвую в войне и несу за нее ответственность. Когда я желаю победы русской армии, я духовно убиваю и беру на себя ответственность за убийство, принимаю вину. Низко было бы возложить на других убийство, которое нужно и мне, и делать вид перед самим собой, что в этом убийстве я не участвую. Те, которые едят мясо, участвуют в убийстве животных и обязаны сознавать ответственность за это убийство. Лицемерно делать вид, что мы сами никогда не насилуем и не убиваем и не способны насиловать и убивать, что другие несут за это ответственность. Каждый из нас пользуется полицией, нуждается в ней, и лицемерно делать вид, что полиция не для меня. Всякий искренно желающий вытеснить немцев из пределов России духовно убивает не менее, чем солдаты, которые идут в штыковую атаку. Убийство - не физическое, а нравственное явление, и оно прежде всего совершается духовно. Стреляющий и колющий солдат менее ответственен за убийство, чем тот, в ком есть руководящая воля к победе над врагом, непосредственно не наносящая физического удара. Нравственно предосудительно желать быть вполне чистым и свободным от вины насилия и убийства, и в то же время желать для себя, для своих близких, для своей родины того, что покупается насилием и убийством. Есть искупление в самом принятии на себя вины. Виновность бывает нравственно выше чистоты. Это - нравственный парадокс, который следует глубоко продумать. Исключительное стремление к собственной чистоте, к охранению своих белых одежд не есть высшее нравственное состояние. Нравственно выше - возложить на себя ответственность за ближних, приняв общую вину. Я думаю, что в основе всей культуры лежит та же вина, что и в основе войны, ибо вся она в насилии рождается и развивается. Но зло, творимое культурой, как и зло, творимое войной, - вторично, а не первично, оно - ответ на зло изначальное, на тьму, обнимающую первооснову жизни.

IV
К войне невозможно подходить доктринерски-рационалистически. Доктринерский абсолютизм в оценке жизни всегда безжизнен, насильствен, всегда есть фарисейское превозношение субботы над человеком. Но человек выше субботы и суббота не должна быть абсолютным принципом жизни. Возможна и желанна лишь жизненно-пластическая мораль, для которой все в мире есть индивидуально творческая задача. К сфере относительного не применимо абсолютное. В исторически-телесном мире нет ничего абсолютного. Возможна абсолютная жизнь, но невозможно применить абсолютное к жизни относительной. Абсолютная жизнь есть жизнь в любви. В абсолютной жизни не может быть войны, насилия и убийства. Убийство, насилие, война есть знак жизни относительной, исторически-телесной, не божественной. В историческом теле, в материальной ограниченности невозможна абсолютная божественная жизнь. Мы живем в насилии, поскольку живем в физическом теле. Законы материального мира - законы насилия. Абсолютное отрицание насилия и войны возможно лишь как явление глубоко индивидуальное, а не как норма и закон. Это предполагает одухотворение, побеждающее "мир", и его родовой закон, просветление тела человеческого нездешним светом. Но к жизни в материи этого мира нельзя применить абсолютного, как закон и норму. Евангелие не есть закон жизни. Абсолютное не применяется, а достигается. Абсолютная жизнь есть благодатная жизнь, а не жизнь, исполяющая закон и норму. Законническое применение абсолютного к относительному и есть субботничество, заклейменное Христом.
       
Абсолютная истина о непротивлении злу насилием не есть закон жизни в этом хаотическом и темном мире, погруженном в материальную относительность, внутренно проникнутом разделением и враждой. Пусть этот мир перейдет к абсолютной жизни в любви. Желать можно только этого и только к этому можно стремиться. Совершается это таинственно и незримо, как незримо приходит Царство Божие. Но не имеет никакого внутреннего смысла желать внешнего мира и отрицать всякое внешнее насилие, оставляя внутренно мир в прежнем хаосе, тьме, злобе и вражде. Это ничего не значит. Навязывание абсолютного закона относительной жизни есть доктринерство, лишенное всякого внутреннего смысла. Желать можно лишь внутреннего здоровья, а не внешнего обличья здоровья при внутренней болезни. Нельзя достаточно сильно подчеркивать, что абсолютная Христова любовь есть новая благодатная жизнь духа, а не закон для относительной материальной жизни. Вот почему бесконечно сложна проблема отношения христианства к войне.
                       
Войну можно принять лишь трагически-страдальчески. Отношение к войне может быть лишь антиномическое. Это - изживание внутренней тьмы мировой жизни, внутреннего зла, принятие вины и искупления. Благодушное, оптимистическое, исключительно радостное отношение к войне - не допустимо и безнравственно. Мы войну и принимаем и отвергаем. Мы принимаем войну во имя ее отвержения. Милитаризм и пасифизм - одинаковая ложь. И там, и здесь - внешнее отношение к жизни. Принятие войны есть принятие трагического ужаса жизни. И если в войне есть озверение и потеря человеческого облика, то есть в ней и великая любовь, преломленная во тьме.
отсюда

                        
труд

Я знаю два верных способа, чтобы придти в бедность: воровство и работа в воскресный день!

Оригинал взят у rbng1 в «Я знаю два верных способа, чтобы придти в бедность: воровство и работа в воскресный день»!


Деньги, заработанные в воскресенье, это огонь, который пожрет и остальные. Сколько хочешь работай, но даст тебе Бог столько, сколько посчитает нужным.

Collapse )
труд

Избили о. Михаила Гапоненко

Оригинал взят у n_nastusha в post
Господи, помилуй! Я помню этого батюшку. Он еще интервью "Кифе" давал пару лет назад. Говорил, что миссионер должен быть доброжелательным ко всем и никогда не забывать о Христе, не думать, что сами всё сделаем.

В Ростовской области избили настоятеля храма Святой мученицы Татьяны при ДГТУ

39-летний иерей Михаил Гапоненко находится в больнице.
/uploads/news/2412/dsc_7529.jpg
На 39-летнего настоятеля ростовского храма Святой мученицы Татьяны при ДГТУ, руководителя отдела по делам молодежи и миссионерскому служению Ростовской епархии Михаила Гапоненко неизвестные напали 27 июля в Новочеркасске. В тот день он вернулся домой поздно ночью.

- После литургии, на которой было зачитано послание патриарха и священного синода по случаю 1025-летия крещения Руси, отец Михаил общался с прихожанами и отвечал на многочисленные вопросы, - рассказал пресс-секретарь главы Донской митрополии Игорь Петровский, - поэтому домой в Новочеркасск он вернулся в 11 часов вечера.

После того, как он припарковал машину, на священника в рясе и с крестом сзади напали неизвестные. Они сильно его избили и забрали зарплату, ноутбук и документы на строительство храма Святой мученицы Татьяны, который до сих пор возводится в студенческом парке ДГТУ. Окровавленный настоятель с трудом добрался домой, где его жена вызвала «скорую». Михаил Гапоненко находится в одной из больниц Ростова с черепно-мозговой травмой, кроме того, у него сломана челюсть и разбито лицо.

Сейчас прихожане и студенты ДГТУ собирают деньги на лечение пострадавшего священника. С заявлением в полицию мужчина пока не обращался.
труд

Николай Бердяев. О рабстве и свободе человека

Глава   I I I.
b. Прельщение войны и рабство человека у войны.
   

   
Collapse )
...
Страх никогда до добра не доводит. Атмосфера войны, как самой войны, так и её подготовки, есть атмосфера коллективная, коллективного подсознательного, в которой парализована личность, личное сознание и личная совесть. Война и все с ней связанное есть не только самая крайняя, самая предельная форма насилия, но и самая крайняя, самая предельная форма антиперсонализма, отрицания личности. Соглашаясь на войну, человек перестает быть личностью и перестает других считать личностями. Войско есть некоторый иерархический организм, в котором каждый чувствует себя частью, приобщается к целому и занимает определенное место. Это ввергает человеческую личность в совсем особую атмосферу, в которой рабство и насилие переживаются органически и могут быть даже сладкими. Это есть особый соблазн, особое прельщение рабства у войны, которая возвышается над человеческой стихией. Война и войско не могут не рассматривать человеческой личности как средства, как подчиненной части нечеловеческого целого. Государства хотят роста народонаселения и поощряют деторождение исключительно с точки зрения пушечного мяса, для усиления армии. Это есть цинизм государства, который представляется возвышенным и патриотическим.
...
Романтизм войны, которому легко поддается и современная молодежь, есть самый отвратительный романтизм, так как он связан с убийством, и притом не имеющий никаких оснований. Современная война есть страшная проза, а не поэзия, и в ней преобладает беспросветная обыденность. Если войны прежних веков связаны были с личной храбростью, то это совершенно неприменимо к современным тоталитарным войнам... Смешно говорить о военных доблестях в современных химических войнах, истребляющих мирное население. Скоро даже войско не будет иметь никакого значения. Война совершенно механизирована и индустриализирована, она находится в соответствии с характером современной цивилизации. При этом техника войны такова, что вряд ли даже могут быть победители, все окажутся побежденными и уничтоженными.

Collapse )
...
В рационализированной и технизированной цивилизации мифы продолжают играть огромную роль. Они рождаются из коллективного подсознательного. Но мифы эти очень рационально использованы. Миф о красивой, героической войне, о воинствующем эросе, возвышающемся над прозаической и обыденной жизнью, есть проявление человеческого рабства. Этот миф связан с другими мифами — об избранной расе, о величии царства и т. п. Все эти мифы противоположны истине персонализма, всегда враждебны очеловечению жизни, все восстают против духа Евангелия, все узаконяют рабство человека.
труд

Редактор «Журнала Московской Патриархии» посетил Сретенский храм в Заостровье (Улыбка Будды)

Оригинал взят у sretenie_portal в Редактор «Журнала Московской Патриархии» посетил Сретенский храм в Заостровье
26 декабря 2012 года "Русская народная линия" начала активные информационные действия против Заостровского прихода Архангельской епархии и его настоятеля - священника Иоанна Привалова. Вот некоторые статьи, появившиеся на этом сайте:
- "Заостровский раскол" (26.12.2012),
- "Заостровский раскол-2" (29.12.2012),
- "Заостровский раскол-3" (09.01.2013).
К ним добавилось ещё два оригинальных материала:
- "Община о. Иоанна Привалова должна принести покаяние в своей ереси" (28.12.2012). Написана постоянным автором "РНЛ", руководителем Миссионерского отдела Архангельской епархии прот. Евгением Соколовым.
- "В общинах отца Георгия Кочеткова нас поражала чудовищная ложь" (11.01.2013). Автор - руководитель отдела по взаимодействию с казачеством Архангельской епархии игумен Феодосий (Нестеров).
Все эти материалы подготовили почву для смены настоятеля. Аргументы противоположной стороны, разумеется, Епархиальный совет не интересовали. Настоятель был снят, приходская община разгромлена.
Прошло 3 месяца. Архангельск посещает ответственный редактор "Журнала Московской Патриархии" Сергей Чапнин. 16 апреля на встрече с общественностью ему задаётся вопрос о качестве такого ресурса, как "Русская народная линия". Сергей Валерьевич отвечает следующее:
- "Русская народная линия" – это ресурс, где постоянно лгут, где совершенно недостойную позицию занимают и главный редактор и основные сотрудники редакции. Для себя не считаю возможным никак сотрудничать с этой редакцией, и в некотором смысле считаю, что, в общем, они позорят церковь. Давно, и много лет существуют и имеют своих сторонников и почитателей, но, в общем, к Православию это не имеет никакого отношения. Максимум к чему это имеет отношение – к такой, так сказать, протухшей православной идеологии, в самом грубом виде сформулированной и нежизнеспособной.
Честный ответ ответственного человека.
Но это ещё не всё.
Вчера, 18 апреля, на сайте Архангельской епархии появляется новость о том, что гость посетил Заостровский приход, где побеседовал за чаепитием с горсткой прихожан Сретенского храма, кого использовала "РНЛ" в борьбе против прежнего настоятеля и прежней общины.
image
"Два часа продолжалась беседа с прихожанами заостровского храма, - рассказал Сергей Чапнин. – Я познакомился с замечательными людьми - открытыми, искренними, болеющими сердцем за судьбу своего прихода и готовыми потрудиться для того, чтобы приходская жизнь развивалась. <...> Я услышал самые разные свидетельства о жизни прихода в последние годы. Некоторые из них вызывают печаль и недоумение, но я вижу, что сейчас в жизни Сретенского прихода утверждается прежде не раз нарушавшийся принцип поместной Церкви, то есть евхаристического собрания именно жителей своей местности, не приезжих".
Скорее всего мы читаем подлинные слова честного и ответственного гостя, но как причудливо они звучат на сайте Архангельской епархии в контексте всего, что произошло с Заостровским приходом за последние 4 месяца!
 Однажды что-то подобное описал Александр Солженицын в замечательном рассказе "Улыбка Будды".
УЛЫБКА БУДДЫ
Collapse )
труд

Я собирал себя на свалке у покосившихся лачуг...

* * *

Я вновь молюсь, Благословенный, -
Ты вновь внимаешь на ветру.
В моей пучине сокровенной
слова для песни соберу.

Был распылен, разбит, рассеян
на сотню спорщиков мой пыл.
Я каждым смехом был осмеян
и каждой жаждой выпит был.

Я собирал себя на свалке
у покосившихся лачуг,
мои находки были жалки -
обрывки губ, обрубки рук.
Казалось мне: еще немного,
но Ты, Предвечный, был вдали,
и пару глаз - увидеть Бога -
еще не поднял я с земли.

Я был тогда - сгоревший дом,
где лишь убийца заночует,
пока добычу не почует,
спеша на свет в окне чужом.
Я был, как город, зачумлен,
где замерли слова и звуки
и смерть проходит за кордон,
ложась, как труп, ребенку в руки.

Я был собою поражен,
как будто я - не я, а он
(о мама, сколько горькой муки
из-за него
с тех пор, как сердце в робком стуке
забилось возле твоего).

Но я теперь уже не тот:
из груды моего позора
возникну заново - и скоро
найдется Разум - тот, который
за вещь _одну_ меня сочтет.
Найдется сердце и терпенье
(скорей бы этот миг настал).
О Боже! Я пересчитал
себя - потрать по усмотренью!

Райнер Мария Рильке