Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

труд

Пост для приветствий и вопросов

Приветствую всех читателей моего блога!
Подробности обо мне и этом блоге читайте в профиле, а здесь можно поздороваться или что-нибудь у меня спросить, если интересно.
           
Фильм «Братство» режиссера Александра Гутмана
         
promo adam_a_nt август 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Читаем Евангелие от Марка

Глава 6

[Spoiler (click to open)]
12-13 И они, выйдя в путь, возвещали, чтобы покаялись люди, и многих бесов изгоняли, и многих больных исцеляли через помазание елеем - Исцеляли многих, но не всех.

39-40 И Он велел им, чтобы все возлегли пиршественными содружествами на зеленой траве; и улеглись они на земле рядами по сту и по пятидесяти человек - Такие содружества для трапез были обычным делом на праздниках, никто не удивился этому.

52 Ибо они не извлекли урока из того, что было с хлебами; сердца их были нечувствительны - Чувствительны ли наши сердца? Извлекаем ли мы уроки из того, что творит Господь в наше время?
труд

К 130-летию Николая Вавилова: «Под Камышином любительская селекция арбузов приобрела широкий размах!

Сегодня, 25 ноября, исполнилось 130 лет со дня рождения одного из самых известных ученых ХХ века – генетика, селекционера, ботаника, географа и путешественника Николая Ивановича Вавилова (1887-1943). Побывал этот великий ученый и в наших краях!

Когда пишут об истории арбуза на Нижней Волге, то вспоминают некие первые сорта, которые назывались «Растун» и «Трескун». Таково было их народное название. Это, наверное, конец XIX - начало XX века. Первый долго лежал на солнцепёке, пока не вырастал в огромный арбуз, а второй, когда созревал, трескался при малейшем нажатии.

Однако народная селекция не стоит на месте. В августе 1920 года в низовьях великой русской реки побывал Н. И. Вавилов, который включил в план своей экспедиции на Нижнюю Волгу и посещение Камышинского опытного поля. До сих пор в «Камышинском ОПХ» сохранился амбар, в котором якобы работал великий ученый. С ним были преподаватель плодоводства Левошин, научный сотрудник Карташева и другие.

В своих воспоминаниях «Экспедиция в Нижнее Поволжье» тогдашняя студентка-практикантка Г. М. Попова пишет: «В Астрахани... Николай Иванович прежде всего осмотрел огромные базары, где продавались виноград, яблоки, груши, арбузы, дыни и т. д. Он хотел узнать местный сортовой состав культурных растений, спрашивал названия сортов и интересовался их качествами». Из Астрахани на катере экспедиция отправилась вверх по Волге — Вавилов с коллегами побывали в Дубовке, Быково и Камышине.

В тех же воспоминаниях читаем: «Н. И. Вавилов уделил большое внимание работам Камышинского опытного поля, директором которого был в то время Константин Георгиевич Шульмейстер, где проводились исследования по пшенице, просу и другим культурам; ознакомился с технологией орошаемого земледелия». К слову сказать, ученый отличался беспримерной храбростью, потому что в этих местах еще орудовала банда Вакулина, которая годом ранее захватила Камышин.

Директор Камышинского опытного поля К.Г. Шульмейстер (1895-1996) — воспитанник Камышинского реального училища, человек, о котором можно написать отдельную статью! — вспоминал:

«В порядке обычного гостеприимства я предложил Вавилову поселиться в отдельной комнатке моей скромной квартиры, а его сотрудников (12 человек) разместить в комнатах бухгалтерии и химической лаборатории. Николай Иванович вежливо отказался от этого предложения, сказав, что не желает, и не может оставить своих товарищей и будет находиться с ними вместе и во время работы, и во время отдыха. Так как стояла теплая и сухая летняя погода, он попросил разместить их на сене в просторном молотильном сарае. В первый день пребывания на опытном поле Николай Иванович со своими сотрудниками интересовался изучением культуры бахчевых на крестьянских полях. Было собрано большое количество образцов. На второй день в посевах Опытного поля методом раскопок изучалось строение корневой системы. Он сам лопатой откапывал мощные корни арбузов, тыкв и зарисовывал их на планшете. Проводились также беседы с сотрудниками опытного поля по вопросам возделывания бахчевых и ряду других полевых культур».

[Spoiler (click to open)]

По материалам экспедиции Н. И. Вавилов опубликовал в 1922 году книгу «Полевые культуры Юго-Востока». В ней ученый, помимо «Ростуна» и «Трескуна», скрупулезно перечислил сорта: «Черноусик», «Белосемячко», «Быковский», «Чуканский», «Скороспелка», «Мраморный» и «Духовницкий». А на стр.120 особо отмечает сорт «Мурашка», выведенный, как подчеркнул Вавилов, в Камышинском районе.

Ученый также подчеркнул, что «в Быковском, Царевском, Камышинском районах бахчеводство занимает в общем посеве до 30 % и даже 40 %», и особо заострил внимание на том, что «любительская селекция приобрела широкий размах и ввела в полевую культуру посевной материал высокого качества, который трудно превзойти даже путем методической селекции». Вот такие камышинские бахчеводы! В книге «Бахчеводство» приводятся данные: «Первым государственным опытным учреждением, начавшим работу по селекции арбузов после известных работ Д. С. Лесевицкого и И. И. Маклакова, была Камышинская опытная станция, отселектировавшая в 1926 г. местный сорт Мурашка».

К сожалению, со временем сорт «Мурашка» едва не канул в Лету. Бывает с сортами и такое... Восстановила этот сорт ученый-биолог из Камышина Т. И. Ляшенко (1904-1998). Арбузы различных сортов, выращенные ею, демонстрировались на первой выставке Камышинского района по бахчеводству. А в 1982 году Т. И. Ляшенко отправила семена арбузов различных сортов во Всесоюзный НИИИ растениеводства, где они были помещены на сохранение в коллекцию семян отдела бахчевых растений.

А сорт был великолепный! В книге «Кулинария» за 1955 год написано: «Мурашка» — сорт, отличающийся прекрасным вкусом. Форма арбуза шаровидная или слегка приплюснутая, цвет кожи светло-салатный, кора толстая, мякоть ярко-розовая или красная, средний вес от 4 до 7 кг.» И жива до сих пор ! Улучшали ее качества разные НИИ, но растят бахчеводы до сих пор.

Зато куда-то запропастился именной сорт района — «Камышинский». Подчеркнем, именно сорт! Арбузов, выращиваемых в Камышинском районе, которые называют «камышинскими», не уточняя «Кримсон» это или «Продюсер», — полно. А вот семян сорта «Камышинский» — не купить. И, соответственно, не вырастить и не отведать. В отличие, например, от семян сорта «Астраханский». Хотя во всех каталогах и справочниках сорт «Камышинский» упомянут, а еще десять лет назад этот «зело прекрасный плод» можно было попробовать повсеместно.

Остается надеется, что найдется энтузиаст, который восстановит славу сорта «Камышинский», ведь наверняка семена хранятся в отделе бахчевых культур в институте в Санкт-Петербурге. И мы вновь отведаем этот сорт, который, как пишут в описании, был «зеленый с белыми полосами и с красными или серыми семенами».

Автор: Леонид Смелов
источник
                   

                  
труд

Греческая традиция «Христопсомо» («Христов хлеб»)

Приготовление “христопсомо” – Христова хлеба (от гр. Χριστός – Христос , ψωμί (psomi) – хлеб) является одной из самых древних рождественских традиций Греции. Этот обычай берет свое начало во Фракии, где в канун Рождества хозяйки с особенным благоговением замешивали тесто для христопсомо, используя дрожжи и сухой базилик. На верхней части хлеба обязательно изображался крест, а по краям присутствовали различные украшения из теста, между которыми выкладывались грецкие орехи, миндаль и изюм, как символ плодородия. Кроме того, в далеком прошлом украшения для христопсомо были связаны с профессиональными занятиями хозяйки, или с личными воззрениями верующих.
     
xristopsomo2
     
Традиция сохранила и особый обычай разрезания и раздачи христопсомо, которые происходят в день Рождества Христова. Так, хозяин дома, перекрестив хлеб, разрезает его ножом и собственноручно раздает всем присутствующим, будь то члены его семьи, или простые гости. Этот жест является символом Божественного Промысла (Икономии), где Христос щедро раздал людям хлеб жизни. Кроме того, это свидетельствует о единстве членов Церкви и всех народов, подобных зернам пшеницы в хлебе. Таким же образом все человечество объеденено во Христе..
               
[Spoiler (click to open)]xristopsomook

Разные области и районы Греции обладают различными традициями, связанными с Христовым хлебом. Несмотря на то, что форма этого хлеба традиционно круглая, на Итаке его пекут более вытянутым, придавая хлебу форму новорожденного младенца Христа. В Спарте христопсомо имеет форму креста. В Петрусе (область Драмы) сверху на большой хлеб помещается маленький. Большой хлеб символизирует пещеру, а маленький – Самого новорожденного Спасителя. На Крите женщины, замешивая тесто для христопсомо, повторяют следующие слова: “Христос рождается, звезда восходит, а закваска поднимется”. В районах Коринфии в христопсомо помещают монету, которая принесет удачу тому, кто ее найдет. На Кефалонии родственники собираются в доме самого старшего члена семьи, который разрезает и раздает хлеб. Наконец, в Центральной Греции после Рождественской литургии священник ходит по домам верующих и благословляет приготовленные христопсомо.

Отметим, что разрезание христопсомо обычно проходит вечером накануне Рождества или в полдень непосредственно в день Праздника.

Автор: Анастасия Фелука, богослов.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

         

            
труд

Две притчи о Царстве Божьем

Лк 18-21 Между тем Он говорил: "Чему подобно Царство Божие, и с чем сравнить его? Оно подобно тому, как если бы взял человек зерно горчичное и посеял в саду своем, а оно проросло и сделалось как дерево, и птицы небесные свили гнезда в его ветвях". И еще сказал Он: "С чем Мне сравнить Царство Божие? Оно подобно тому, как если бы взяла женщина закваску и положила ее в три меры муки, чтобы поднялось все тесто".
                             

                                             
Горчицу никогда не сеяли в саду, она в то время считалась вредным сорняком. Выходит, что тот, кто хочет попасть в Царство Божье, сам, добровольно, создаёт себе большие проблемы - сажает бесполезное растение. Попробуй, вырви потом такую горчицу, раз в её ветвях уже птицы небесные гнёзда свили...
                         
Малая закваска. Джим Janknegt
                                   
Женщина в притче замесила тесто примерно из 18 кг муки. Если испечь хлеб из такого количества, то на 100 человек хватит. Зачем ей так много трудиться? Значит, не только для своей семьи она печет хлеб, не только о своих заботится.
                              
труд

Есть ли у улитки ЗУБЫ?

Оказывается, зубов у них от 15 до 25 тысяч штук....
   
Оригинал взят у masterok в Есть ли у улитки ЗУБЫ?


Увидел такую картинку и как то засомневался. Знаете же, что всякое пишут "в интернетах", а потом оказывается чушь несусветная. Зубы у улитки ... да ладно !

Но стоит это все же проверить подробнее ...

Collapse )

Но и это еще не все, оказывается бывают ядовитые УЛИТКИ-ХИЩНИКИ.. Вот интересная улиточная ферма и знаменитая самая большая улитка в мире

труд

Артос – хлеб пасхальной радости

В продолжении всей Светлой седмицы артос — высокий цилиндрический хлеб — занимает в храме самое видное место. Он лежит на аналое прямо на солее, напротив Царских Врат перед образом Спасителя.

На артосе сверху часто изображен крест, на котором виден только терновый венец, но нет Распятого – как знамение победы Христовой над смертью, или символическое изображение Воскресения Христова. Слово артос переводится с греческого как «квасной хлеб» — общий всем членам Церкви освященный хлеб, иначе — просфора всецелая.


Артос освящается особой молитвой, окроплением святой водой и каждением в первый день Святой Пасхи в конце Литургии. Во все дни Светлой седмицы по окончании Литургии с артосом торжественно совершается крестный ход вокруг храма. В субботу Светлой седмицы по заамвонной молитве читается молитва на раздробление артоса, артос раздробляется и после Литургии раздается народу.

Откуда появился этот обычай и что значит этот особо освященный хлеб?

Читать далее
                 
труд

Пища немецких колонистов

Оригинал взят у alt_sarepta в Пища немецких колонистов

Пища – один из важнейших элементов материальной культуры народа. Специфика её зависит от многих факторов, и, прежде всего, от географической среды, в которой живёт народ, от его хозяйственных занятий, социально-экономических условий жизни; сказываются на ней и контакты с соседними народами.

Традиционная народная кухня, на наш взгляд, - это наиболее употребляемые и широко распространённые среди народа блюда, приготовленные из тех пищевых продуктов, которые дают флора и фауна, основные хозяйственные занятия.

Традиционная национальная кухня складывается на протяжении нескольких столетий. Из поколения в поколение передаются навыки приготовления пищи, особенности обработки продуктов, их консервации. В ходе многовековой истории каждый народ сохраняет и накапливает секреты приготовления полюбившихся блюд. Контактируя с соседними народами, он обогащает свою кухню новыми кушаньями, внося в их приготовление какие-то свои, привычные детали.

В рационе питания немецких колонистов главную роль играли различные молочные продукты и изделия из теста.

Мясные блюда (в частности, традиционные немецкие колбасы и копченые окорока) были исключительно «праздничными». Скот забивали редко, а заготовленные впрок мясные продукты хранили всю зиму и доставали в особо торжественных случаях.
 

[Spoiler (click to open)]

Режим питания поволжских немцев отличался от традиционного питания русских крестьян. В отличие от последних, готовивших горячие блюда один раз в день (раз в день протапливалась и русская печь), хозяйки-немки топили печь и готовили горячую еду три раза в день.

Завтрак, за которым собиралась вся семья, начинался в 6-7 часов утра. За стол садились по старшинству - во главе старики, затем старший сын, средний и т.д. Дети сидели либо в конце стола, либо им накрывали отдельный стол.

Перед едой стоя произносили молитву. Каждый член семьи получал свою ложку, кусок хлеба (его разрезал глава семьи) и по очереди - по старшинству - опускал ложку в общую миску. Завтрак всегда был горячим.

Время обеда (полдень) и ужина (на закате солнца) отмечалось ударами колокола.

Суббота для женщин была самым тяжелым днем: в этот день выпекался хлеб на всю неделю. С вечера в пятницу готовили тесто. Хлеб выпекали пеклеванный из муки-сеянки. Из пшеничной муки замешивали сдобное тесто для калачей и пирогов. Их пекли в воскресенье с различного рода начинками и посыпкой и подавали к чаю и кофе.

В обычные дни готовили различные супы на мясном бульоне, из обрата (отход от сепарирования молока), на основе компота из сухофруктов. Но при всем разнообразии рецептов почти всегда в супы добавляли небольшие кусочки теста.

Излюбленным блюдом была куриная лапша. «На второе» немцы предпочитали жаркое и капусту с картошкой. Вообще из картофеля приготавливали множество блюд: жарили его в кипящем жиру («соломкой»), отваривали и поливали тунзелем - подливой из сметаны, лука и муки, делали картофельные клецки, запекали целиком в печи.

Из напитков наиболее распространенным был «кофе». Его приготавливали из молотых и обжаренных зерен ячменя. Пили ячменный кофе по утрам, смешивая с кипяченым молоком или обратом. Сисольц - отвар из сладкого солодкового корня - заменял чай. Делали также отвары из шиповника, душицы и мяты. Отвар из чабреца и солодкового корня называли степным чаем.

Молоко пили за ужином. Остатки молока сквашивали, но кислое, или так называемое «откидное», молоко немцы делать не умели и покупали его у русских крестьян, называя его «русское молоко».

На зиму колонисты в большом количестве заготавливали дыни, тыквы, арбузы, сушили яблоки, груши, ягоды, солили капусту, мочили яблоки.

 

У русских крестьян колонисты научились готовить арбузный мед. Варили его в больших медных тазах в летних кухнях или прямо во дворе. Для этого из саманного кирпича или «дикого» камня складывали небольшие печки. Сначала арбузы разрезали на две части и терли о тёрку, представлявшую собой доску с неподвижно закрепленной головкой посередине. Головку делали из дубового бревна диаметром 12-15 см, высотой 25 см. Сверху головка была полукруглой, а от центра вниз зарезали поперечные рубцы. Вокруг головки на доске прорезали борозды для стока арбузного сока. Терку ставили на бочку, арбузная мякоть падала на дно. Затем ее проваливали в чане в течение 10-15 минут и перекладывали в пресс. Полученный сок сливали в медные тазы, вмазанные в печку. Во время варки тщательно снимали накипь и пену. Готовность меда определяли, капая на ноготь: капля не должна была растекаться.

Вебер Я.Я. Варка арбузного меда. 1937.

Готовый мед разливали в большие глиняные горшки и хранили в погребах или чуланах. Таких горшков было несколько: в одном хранили чистый мед, в другой опускали комочки сбитого коровьего масла (в меде оно хранилось всю зиму), в третьем заливали медом ягоды терна, в четвертом был арбузный мед, смешанный с проваренной мякотью дыни. Сарептяне из арбузного сока получали спирт и уксус.

Мед варили не только из арбузов, использовали также тыкву и свеклу. Сахарную свеклу очищали, нарезали брусочками и отваривали. Затем воду сливали, свеклу укладывали в плотный мешок и клали под гнет. Сок варили примерно два часа на медленном огне при непрерывном помешивании до загустения. Точно так же варили мед из тыквы.

Виктор Медведев.

труд

Алексей Кукса. Так это было...

"Наш отец, Кукса Владимир Ильич, работал на Сталинградском тракторном заводе (СТЗ) с 1930 года и до ареста в 1937 году. Он возглавлял технологическое бюро проектного отдела, на которое возлагалось решение важных технических задач по переналадке прозводства на выпуск военной продукции, в частности, танков".
     
[Spoiler (click to open)]090.jpg

091.jpg

092.jpg

093.jpg

094.jpg

095.jpg

096.jpg

097.jpg

098.jpg

099.jpg
         

       
Из книги:
Петля: Воспоминания, очерки, документы / Волгогр. обл. ассоц. жертв незакон. полит. репрессий.— Волгоград.— [Вып. 1] / Сост. Ю. М. Беледин.— 1992.— 337 с.: ил. (фот.) - С. 177-196.