Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

труд

«Допускаю существование Бога или сверхъестественных сил, но не убежден в этом»

В СФИ продолжается межвузовская научная конференция «Религия в публичном пространстве»
10 февраля в в Свято-Филаретовском институте состоялся круглый стол «Поиски исследовательской стратегии при изучении религиозной самоидентификации. Проблемные аспекты использования различных методологий» в рамках продолжающейся научной конференции «Религия в публичном пространстве».
Екатерина Беликова
Екатерина Беликова, кандидат социологических наук, доцент Волгоградского государственного университета, рассказала об исследованиях религиозности, проведенных за последние несколько лет в Волгоградской области – большом мультиконфессиональном и многонациональном регионе. Речь шла как о содержании и результатах исследований, так и о проблемах, связанных с методологией, методами сбора и анализом информации.
           
Читать далее
                 
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Зарубежные диссертации в открытом доступе

Оригинал взят у leninka_ru в Зарубежные диссертации в открытом доступе
Полезный сборник ссылок от отдела комплектования РГБ. Передайте дальше.

book-gift-2[1].jpg

NDLTD (The Networked Digital Library of Theses and Dissertations)
Метапоисковая система. Обеспечивает поиск полнотекстовых диссертаций открытого доступа или сведений о диссертациях ограниченного доступа среди 4 млн документов.

Для самостоятельного поиска:

OATD (Open Access Theses and Dissertations)
Содержит: диссертации, дипломные работы выпускников более 1 тыс. исследовательских институтов, университетов и колледжей.
Языки: английский (1,2 млн), другие европейские, китайский.
Количество документов: 2,8 млн.
Открытый доступ к полным текстам: для всех работ.

Collapse )
труд

Александр Любищев - основатель и разработчик системы учета времени (тайм-менеджмента)

Начала читать книгу Н.А. Кривошеиной "Четыре трети моей жизни" и на первых страницах наткнулась на имя Александра Александровича Любищева. Заинтересовалась. Оказался очень интересный человек, большой ученый, основатель и разработчик системы учета времени - той, что сейчас называют тайм-менеджментом.
 
Любищев А.А.
Ниже - статья о нем. Автор Н.И. Козлов
     
В 1918 году Александр Любищев, 28-летний преподаватель Таврического университета в Симферополе, сформулировал цель своей жизни: создать естественную систему организмов. То, что сделал Менделеев в химии, он решил сделать в биологии — и, шире, в истории эволюции. В частности, подкорректировать теорию Дарвина: ему думалось, что тупым случайным перебором не создается та математически выверенная красота и великолепие, которые видим мы в природе.
«Для установления такой системы необходимо отыскать что-то аналогичное атомным весам, что я думаю найти путем математического изучения кривых в строении организмов, не имеющих непо­средственно функционального значения… математические трудности этой работы, по-види­мому, чрезвычайно значительны… К выполнению этой главной задачи мне придется приступить не раньше, чем через лет пять, когда удастся солид­нее заложить математический фундамент… Я за­дался целью со временем написать математиче­скую биологию, в которой были бы соединены все попытки приложения математики к биологии», — писал молодой преподаватель в 1918 году.
На жизнь, то есть на работу — он поставил себе 90 лет. Далее составил план жизни и начал трудиться вместе со всей страной по пятилеткам — только своим личным пятилеткам. План — отчет. Отчет недельный. Месячный отчет. Годовой отчет: это уже многостраничная ведо­мость, целая тетрадь. Отчет за 5 лет, план на 5 лет вперед.
Планы подробные, с разделами и подразделами: матема­тика, таксономия, эволюция, энтомология, история науки…
[Spoiler (click to open)]
Много ли времени занимали сами эти отчеты и планы? Не более 2% от времени собственно работы. Подробный месячный отчет занимал от 1,5 до 3 часов, план на следующий месяц — 1 час. Годовой отчет — 17-20 часов.
Какое совпадение планов и отчетов? По главным делам запланированное и сделанное у Любищева сходится с точностью до одного процента.

«Всякие перерывы в работе я выключаю, я подсчитываю время нетто. Время нетто получается гораздо меньше количе­ства времени, которое получается из расчета вре­мени брутто, то есть того времени, которое вы про­вели за данной работой.
Часто люди говорят, что они работают по 14-15 часов. Может быть, такие люди сущест­вуют, но мне не удавалось столько проработать с учетом времени нетто. Рекорд продолжитель­ности моей научной работы 11 часов 30 мин. Обычно я бываю доволен, когда проработаю нет­то — 7-8 часов. Самый рекордный месяц у меня был в июле 1937 года, когда я за один месяц проработал 316 часов, то есть в среднем по 7 ча­сов нетто».
Подробно считалось все, с точностью до 5 минут, особо внимательно разбиралось время, посвященной цели жизни, прямой научной работе.
«Август 1965 года: 136 часов 45 минут рабочего времени пер­вой категории.
Основная научная работа — 59 ч. 45 м
Систематич. энтомология — 20 ч. 55 м.
Дополнит. работы — 50 ч. 25 м
Орг. работы — 5 ч. 40 м
Итого 136 ч. 45 м.»
Он использует каждую минуту, любые так называе­мые «отбросы времени»: в любой пешей прогулке он собирает насекомых; когда на заседаниях начинается болтовня, он решает задачки. Английский и немецкий языки он выучил в основном во время поездок в трамваях.
Это и была его Система: беречь каждую минуту своей жизни. Свою Систему он создал еще до того, как поставил в своей жизни цель.
За два года до постановки цели жизни, в 26 лет, а точнее 1 января 1916 года Саша Любищев дал себе обет: научиться отслеживать и беречь время своей жизни. Время — невосполнимо. С тех пор, С 1916 года по 1972-й, по день смерти, пятьдесят шесть лет подряд, Алек­сандр Александрович Любищев аккуратно запи­сывал расход времени. Любое свое действие — отдых, чтение газет, прогулки — он отмечал по часам и минутам.
Его дочь рассказыва­ла, что в детстве, когда она и брат приходили к отцу в кабинет со своими расспросами, он, начи­ная с ними общаться, делал при этом отметки на бумаге: отмечал время.
Действительно, учитывалось все. Отчет за 1938 год: кроме обязательного учета рабочего времени (эколо­гия, энтомология, оргработа, Зообиологический институт и Плодоягодный институт), учтено все личное время: общение с людьми, пе­редвижение, домашние дела. Чтение научной и художественной литературы на разных языках — 9000 страниц, 247 часов. Написано 552 страницы научных трудов, из них напечатано 152 страницы. Развлечения — 65 раз.
Далее список про­смотренных спектаклей, концертов, выставок и ки­нокартин.
Что бы он ни делал, он помнил, зачем он это делает, для какой цели. По итогам чтения каждой книги — ее конспект: то содержание, которое соответствовало целям чтения. По итогам нескольких конспектов — критический разбор, в котором Любищев формулирует уже свое видение предмета. Когда подходит время статьи — у профессора Любищева уже все готово, он пишет ее быстро. И на каждой его статье стоит «цена»: количество часов и минут, потраченных на ее подготовку и написание (все раздельно).
Используя эту систему, он мог добиваться целей, заведомо превышающих возможности обычного человека.

Когда Любищев понял, что для выполнения цели своей жизни ему нужно работать и вширь, и вглубь, стать одновременно и узким специалистом, и универсалом, он поставил такую задачу и таким человеком стал. Как отмечали друзья и коллеги, диапазон его знаний был просто огромен. Заходила речь об английской монархии — он мог привести подробности царствования любого из английских королей; говорили о религии — выяс­нялось, что он хорошо знает Коран, Талмуд, исто­рию папства, учение Лютера, идеи пифагорейцев… Он знал теорию комплексного переменного, эко­номику сельского хозяйства, социал-дарвинизм Р. Фишера, античность… Он все это знал, потому что он выделял на это время и использовал время строго по назначению.

«У Александра Александровича Любищева бы­ли свои, совершенно особые отношения со Временем. Он был свободен от желания обогнать, стать первым, превзойти, получить… Он любил и ценил Время не как средство, а как воз­можность творения. Относился он к Времени бла­гоговейно и при этом заботливо, считая, что Вре­мени не безразлично, на что его употреблять. Оно выступало не физическим понятием, не циферблат­ным верчением, а понятием нравствен­ным. Время потерянное воспринималось как бы временем, отнятым у науки, растраченным, похи­щенным у людей, на которых он работал. Он твердо верил, что время — самая большая цен­ность и нелепо тратить его для обид, для со­перничества, для удовлетворения самолюбия. Обращение со временем было для него вопросом этики», — писал о нем Даниил Гранин, посвятивший ему книгу «Эта странная жизнь».

Изо дня в день он повышал норму требований к себе, не давал никаких поблажек. Он работал с удовольствием, работал с каждым годом все больше и все лучше. В пятьдесят лет он работал лучше, чем в сорок, в семьдесят — лучше, чем в шестьдесят: росло количество и качественных страниц, и революционных идей.

Без всяких компьютеров, без машинистки, написать полторы тысячи страниц за год! Отпеча­тать 420 фотоснимков! 1967 год, Любищеву уже семьдесят семь лет.

Александр Александрович Любищев прожил 82 года и умер в Тольятти, куда приехал прочесть ряд лекций.

Каков его отчет за прожитую им жизнь?

Прежде чем спрашивать это с Саши Любищева, хорошо спросить это с самого себя…

Выполнил ли Любищев намеченную програм­му? Нет, он ее не выполнил. Он не успел. Поставленная им задача оказалась настолько громадной, что при любой интенсивности работы времени его человеческой жизни физически не хватило. Бывают задачи, объективно превосходящие возможности одного, отдельно взятого человека: жизнь никому не обещала, что она будет укладываться в наши ожидания.

Другое дело, что по пути своих исследований он качественно продвинул сразу несколько наук: биологию, зоологию, энтомологию, генетику, математику, систематику, философию, историю науки, кибернетику. Никто, даже близкие Александра Александ­ровича Любищева не подозревали величины на­следия, оставленного им. Работы по систематике земляных блошек, истории науки, сельскому хозяйству, защите растений, теории эволюции, атеизму… Классические работы по дисперсионному анализу, теория систематики… Собственно, он является основателем и разработчиком системы учета времени, сегодня называемой тайм-менеджментом.

Всего более пятисот листов статей и исследований: это двенадцать с половиной тысяч страниц машинописного текста.

Услышьте: он стал не просто признанным специалистом в данных отраслях, он стал тем, кто раздвигал границы этих наук и вел других специалистов за собой. Разработка нового математического аппарата применительно к биологии, новое осмысление проблемы происхождения видов — он был одним из тех, кто готовил новое понимание биологии. Он сеял — зная, что не увидит всходов. Он делал это, потому что знал: то, что он дела­ет, пригодится. Он будет обязательно нужен тем, кто останет­ся жить после него.

Итоги

Он не нажил денег и славы, не получил в подарок дачи. Любищев скромно жил в далеком Ульяновске и занимался своим делом. Кто-то видел в нем неудачливого провинциального профессора, но это был человек гармоничный и счаст­ливый, причем счастье его было наивысшей пробы.

Он не стал основателем школы, у него не было учеников, кого бы он учил. Но у него всегда было много тех, кто сами учились у него: не конкретным наукам, а тому, как надо жить и мыслить. Так бывает, когда нам встречается человек, которому известно, зачем он живет, для чего…

Здоровья не самого крепкого, он, благодаря разумному режи­му, прожил долгую и здоровую жизнь. Он дружил с теми, кого уважал, и любил тех, кто действительно любил его.

Он всегда занимался тем, что хотел, тем делом, что выбрал. Он один сделал столько, сколько могли сделать несколько научных институтов.

Его жизнь не была подвигом. Это было больше, чем подвиг: простая правильная жизнь.
______________________________________________

 
И ещё:
"В 1950-е годы ему пришлось столкнуться на практике с методами повышения урожайности культур "по Лысенко". Он быстро понял абсурдность этого "учения" и открыто заявил об этом. О бедственном положении колхозов А. А. Любищев писал в ЦК КПСС. Его письма содержали экономический анализ и предложения о путях вывода сельского хозяйства из тупика, он писал о необходимости выполоть, как сорняк, Т. Д. Лысенко, этого "подлинного Распутина от науки".
             

труд

265 лет назад вышел в свет первый том первой в мире Энциклопедии


1 июля 1751 года французское справочное издание выпустило в продажу первый том необычной на то время книги. Это была действительно первая в мире Энциклопедия в том виде, в котором подобные издания преподносятся сейчас.

Хотя сама идея так называемых терминологических словарей и подобных научных книг была далеко не нова, первые из них появились ещё в Древнем Египте около двух тысяч лет до н.э., а своды знаний составлялись и в Древнем Китае (XII-X века до н.э.), но именно энциклопедией, которая имела вполне современный облик, привычный для нас стала эта, сообщает портал Calend.ru.

Проект французского справочного издания под названием «Энциклопедия, или толковый словарь наук, искусств и ремёсел» возник в 1747 году (Encyclopédie ou dictionnaire raisonné des sciences, des arts et des métiers). Его инициатор, парижский книгоиздатель Луи Бретон, обратился тогда к знаменитому философу и писателю-просветителю Дени Дидро с просьбой стать организатором уникального дела. Охотно согласившись, Дидро посвятил Энциклопедии, вместившей в итоге более чем 60 тыс. статей различных тематик, 25 лет жизни.

Первые тома Энциклопедии выпускались тиражом в 4 250 экземпляров. Для того времени это было действительно ценная книга, ставшая популярной среди интеллигенции. Собирая научные знания, Дидро описывал их в весьма простом и понятном стиле, что делало Энциклопедию настоящим шедевром. Дело в том, что в те времена у многих учёных и исследователей были проблемы с тем, чтобы донести свои открытия общественности, уровень грамотности тогда был существенно ниже и люди попросту многого не могли понять. Но Дидро, проявив свои писательские таланты, смог сделать «Энциклопедию» интересной и понятной.

[Spoiler (click to open)]

В конечном счёте мир увидел 35 томов Энциклопедии, причём Дидро являлся единоличным редактором первых 28 из них. Книги не содержали в себе только сплошные «стены текста», Энциклопедия была заполнена множеством иллюстраций, поясняющих ту, или иную статью. Выполнены они были в виде гравюр и из 35 вышедших томов полностью занимали 11.

Вскоре после выхода первых нескольких томов к работе над Энциклопедией присоединился учёный Жан д’Аламбер. На его счету большое количество статей на тему физики и математики. Д’Аламбер стал настоящим научным советчиком и куратором издания. Он писал самостоятельно и занимался редактурой.

Участие в составлении энциклопедии приняли также самые выдающиеся мыслители века Просвещения: Франсуа Мари Вольтер, Поль Гольбах, Жан-Жак Руссо, Шарль Луи Монтескье, Поль Адриан Гельвеций и другие.

Первая Энциклопедия была не только популярно и увлекательно написанным справочником. Направленная против феодализма и католицизма, она фактически послужила идеологической базой для будущей Великой Французской революции.

Дальнейшая судьба проекта стала толчком для выхода подобных энциклопедий во многих странах. С 1772 года в Эдинбурге начала выходить «Британника», а с начала XIX века собственные энциклопедии создаются в Германии, Испании, России.

В целом Энциклопедия послужила неким началом для популяризации науки.


                     

труд

Альманах «Альфа и Омега»

Хорошие публикации по библеистике и много библейских переводов!
   
Оригинал взят у pravmir_24 в post
Альманах «Альфа и Омега» – это целая эпоха в православном книгоиздании девяностых и нулевых годов. До настоящего времени он был недоступен в электронном виде. Теперь любой желающий может получить доступ к публикациям альманаха на сайте "Православие и мир".
псмб 2

Юлия Балакшина: «С другом легко даже молчать»

В эфире программы «Собеседник» радио «Теос» доцент СФИ и РГПУ им. А.И. Герцена, председатель оргкомитета конференции «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России»

         
Слушать аудио
            
труд

Паганель из Сарепты

Оригинал взят у alt_sarepta в Паганель из Сарепты

Энтомология занимала одно из ведущих мест среди научных интересов сарептян. Наибольших успехов в ее изучении достигли Карл Кристиан Вундерлих, Густав Адольф Туст и Александр Каспар Беккер. В отличие от остальных А. К. Беккер имел общемировую известность.

В истории российской науки немало случаев, когда энергичные и талантливые энтузиасты-самоучки, не имея специального образования, достигали громкого успеха. Одним из таких ученых был хорошо известный дипломированным ботаникам и энтомологам России, Европы, Азии и Америки Александр Беккер.

Александр Каспар, по-русски Каспарович, Беккер был от рождения небедным человеком. Он родился 18 августа 1818 года в Сарепте на Нижней Волге в семье выходца из г. Дармштадт в Гессене, фабриканта - основателя производства “сарпинки”. Так называлась модная в России хлопчатобумажная, льняная, шелковая и полушелковая ткань тонкой выделки, названная в честь места своего производства. Впервые ее стали изготавливать кустарным способом в конце 1760-х годов в Сарепте. Ткань пользовалась спросом и поступала во все торговые представительства колонии. И прежде всего – в Санкт-Петербург.

[Spoiler (click to open)]

Сарепта была первой и единственной колонией Братского Союза гернгутеров (вероисповедание лютеранского толка) в России. Получив значительные экономические и социально-политические привилегии от российских монархов, ориентированные на самофинансирование сарептяне быстро развивались в промышленном, экономическом и культурном отношениях. Их специфическими чертами в подражание Иисусу Христу и его апостолам были: аскетизм, трудолюбие, терпимость, милосердие и подвижничество - миссионерская деятельность среди иноверцев. Генгутеры-сарептяне декларировали социальное равенстве. Их общество делось по половозрастному признаку на корпорации. В колонии преобладала общинная собственность. Частная собственность у гернгутеров тоже существовала. Но ключевые решения во всех сферах жизни неизменно принимало руководство общины, называвшееся дирекцией.

Торговое представительство братской общины Сарепты в северной столице появилось после 1767 года в Конногвардейском переулке. Финансовое состояние торгового дома потерпело в 1801 году крах. От банкротства его спас новый руководитель датчанин Асмус Симонсен, присланный в 1802 году из метрополии - г. Гернгут в Южной Саксонии. В честь спасителя торговый дом был назван «Торговым домом Сарептского общества Асмуса Симонсена». Дела у сарептских коммерсантов пошли в гору, и фабрикант Каспар Беккер стал регулярно возить в столицу для сбыта свою продукцию. В качестве помощников он привлекал сыновей. Вначале - старшего сына Людвига, а потом и Александра, еще учившегося в школе.

фотопортрет Александра Беккера
Сарептские школы (училища) для мальчиков и для девочек славились на всю округу. Уровень образования, получаемый в них, позволял юношам после окончания сразу поступать в высшие учебные заведения. Дети сарептян проходили в школах весь гимназический курс кроме изучения греческого языка. Зато изучали латынь, французский и английский: сарептяне поддерживали связи с другими гернгутскими колониями, разбросанными по всему миру, в том числе и экономические. Кроме того, наглядными пособиями и мастерскими для учеников школ служили аптечная лаборатория, гербарий, библиотека и местные промышленные производства.

Занятия музыкой и естествознание были у Александра Беккера любимыми школьными предметами. Очевидно, с ними он связывал свое профессиональное будущее. Но его отец думал по-другому. Уже с двенадцатилетнего возраста он стал брать Александра в коммерческие поездки в Санкт-Петербург. Мальчик погрузился в столичную атмосферу. В центре науки и культуры николаевской России его пытливый ум без труда находил пищу для самообразования и совершенствования.

В отличие от старшего брата, ставшего ткачем, отец прочил Александру карьеру коммерсанта. Успешному промышленнику было необходимо иметь в столице собственного торгового представителя. Поэтому после окончания школы Александр не продолжил учебу в одном из российских или зарубежных университетах, как это сделали некоторые из его способных сверстников, а поступил в 1830 году на службу в «Торговый дом Сарептского общества Асмуса Симонсена».

В Санкт-Петербурге он прослужил под руководством П. Буке два года, вероятно, в качестве приказчика. Примечательно, что именно в этот период столичный сарептский торговый дом достиг небывалого успеха. Товарооборот и доход от коммерции по сравнению с предыдущим десятилетием вырос более чем в два раза. Определенный вклад в развитие дела внес и новый молодой сотрудник. Руководство братской общиной оценило опыт, приобретенный А. Беккером, и перевело его в торговое представительство Сарепты в Москве.

[Spoiler (click to open)]

В Москве А. Беккер прослужил три года. В сарептской школе образовалась вакансия должности учителя музыки. Дирекция общины сочла, что наибольшим талантом и умениями в этом искусстве обладает молодой Александр Беккер и отозвала его в Сарепту.

А. Беккер вернулся на родину в 1837 году и стал преподавать музыку в сарептском училище. Он не имел педагогического образования, но ответственно подходил к выполнению своего дела. Кроме того, А. Беккер, как наиболее достойный, был избран органистом общины. В этом качестве он проработал 32 года. Пять лет напряженной службы серьезно подорвали здоровье учителя, и он был вынужден оставить в 1842 году работу в школе.

Служба органистом не была обременительной, и у А. Беккера появилось много свободного времени. Он стал чаще бывать на природе. Тем более это и советовали ему врачи. Под влиянием уже известного в научных кругах местного ботаника и настоятеля хора (корпорации) холостых братьев  Карла Кристиана Вундерлиха и казанского аптекаря, позже профессора химии Казанского университета Карла Карловича Клауса Александр Беккер начал изучать растения и насекомых. Благодаря частым прогулкам на свежем воздухе и подвижному образу жизни его здоровье стало постепенно улучшаться. Новое увлечение оказалось прибыльным. Александр Беккер стал зарабатывать на жизнь сбором гербариев и энтомологических коллекций для российских и зарубежных музеев, обществ естествоиспытателей и университетов. Вероятно, кроме этого он продавал и случайные археологические находки, которых было немало в окрестностях Сарепты. Так, например, в своем огороде Александр Беккер обнаружил античную греческую монету II века до н.э. в 2 драхмы.

Со временем Александр Беккер получил признание в научном мире не только России, но и за рубежом. Он стал членом Императорского Московского общества испытателей природы, Российского общества садоводства в Санкт-Петербурге, Акклиматизационной комиссии при Императорском обществе сельского хозяйства, Русского энтомологического общества в Санкт-Петербурге, энтомологических обществ в Штеттине и Лейпциге. В течение 50 лет Александр Беккер был основным поставщиком ботанических коллекций для Императорского Ботанического Сада в Санкт-Петербурге. При нем в Ботаническом саду сменилось несколько директоров: К.А. Майер (Мейер), К.К. Кюстер (Кистер), Э.Л. Регель, Р.Э. Траутфеттер, И.М. Максимович и А.Ф. Баталин. Сотрудничество основывалось на заказах директоров на поставку ботанических коллекций. Так, например, К.А. Майер заказал в 1845 году Александру Беккеру кроме образцов сарептской флоры гербарии растений с Алтая. Но поездка на восток расстроилась из-за женитьбы ученого на девятнадцатилетней дочери сапожного мастера Шарлотте Теодоре Герц. В результате Александр Беккер приобрел гораздо большее – верную спутницу жизни. Ученый был плодотворен во всем. От жены он имел 14 детей: 7 сыновей и 7 дочерей. Двадцать лет семья удерживала естествоиспытателя на месте. Он был вынужден ограничиваться изучением окрестностей. И лишь когда его старшему сыну исполнилось 18 лет, Александр Беккер стал предпринимать дальние поездки. С научными целями он много путешествовал по Волге, вдоль западного, восточного и южного берегов Каспия, по Кавказу и Закавказью, в Туркмению и Персию.

Александр Беккер успешно сотрудничал с Императорским Русским Географическим Обществом. Он поставлял туда за умеренные вознаграждения энтомологические и ботанические коллекции, а также при содействии сарептского аптекаря Яна - вещества и продукты, добываемые из растений. Например - эфиры, масла из дикой мяты, рициновое или касторовое и т.п., эссенции, соду, краски и другие с указанием цен, по которым их можно было производить в Сарепте.

Александр Беккер лично открыл и описал более 20 новых видов растений и животных. По его гербарным образцам и коллекциям насекомых ученые установили и до сих пор продолжают устанавливать новые для науки виды, называя их именем ученого. Например, в честь него названы: Боярышник Беккера, Лук Беккера, Одуванчик Беккера, Типчак Беккера, Шалфей Беккера, Оса Беккера и некоторые другие виды растений и животных.

Александр Беккер - автор не менее 34 научных трудов и статей на немецком и русском языках. Помимо описания растений и насекомых его работы содержат ценные этнографические наблюдения. Коллекции ученого хранятся в БИН РАН, МГУ, Киевском университете, музеях Астрахани, Казани, Томска и других городов России и ближнего зарубежья. Гербарии и собрания насекомых Александра Беккера имеются в государственных и частных коллекциях в Австрии, Англии, Венгрии, Германии, Италии, Румынии, Португалии, Франции, Швейцарии, США и в некоторых других странах.

Спустя два года после золотой свадьбы скончалась в 1897 году супруга Александра Беккера. После этого его силы стали постепенно убывать. Походы естествоиспытателя по окрестностям Сарепты становились все короче. Летом 1899 года во время одной из таких прогулок с ним неожиданно случился обморок. В беспамятстве Александр Беккер пролежал несколько часов в поле. К счастью ученого нашли и доставили домой. В январе 1901 года он совсем слег в постель. Умер Александр Каспарович Беккер 3 апреля по старому стилю 1901 года в Сарепте. Он до конца оставался верен своему призванию. За несколько недель до смерти ученый произнес фразу: «Если я не могу больше работать, то и жить больше не хочу».

Родовой дом Александра Беккера стоит и сейчас. Он входит в состав государственного историко-этнографического и архитектурного музея-заповедника «Старая Сарепта», образованного в 1989 году на базе сохранившегося историко-архитектурного комплекса колонии Сарепты. В начале 1990-х годов чердаки и подвалы зданий музея подверглись тщательному изучению. В составе сотрудников, исследовавших летом 1992 года дом Александра Беккера, оказался и автор этой статьи. Каково же было наше удивление, когда в куче полуистлевшего мусора мы обнаружили клочок бумаги с маркой и почтовым штемпелем, на котором по-французски было написано: «Россия. Сарепта. Господину натуралисту». Это был фрагмент почтовой открытки из Южной Америки, присланной Александру Беккеру. Здесь же были найдены несколько других открыток и конвертов писем, а также этикеток для гербария, составленных по-латыни.

Волгоградские ученые чтут память своего земляка. В мае 2010 года кафедра биологии Волгоградского государственного университета совместно с музеем «Старая Сарепта» организовала и провела крупную научную конференцию - Первые международные Беккеровские чтения.

Кандидат исторических наук Андрей Витальевич Курышев.
                                               

                                              
труд

Интересная дискуссия о псевдонауке

- Что называть псевдонаукой?
- Каковы основные признаки псевдонаучных текстов и утверждений?
- Где проходит линия между наукой и псевдонаукой, с одной стороны, и псевдонаукой и мифами, суевериями и стереотипами, с другой?
- Как распространение интернета и повсеместного доступа к нему влияет на распространение науки и псевдонауки?
- Стоит ли бороться с псевдонаукой? Является ли это долгом ученых? Является ли это обязанностью государства?
- Какие методы борьбы с псевдонаукой эффективны?
   
Вместе с аудиторией на эти вопросы постараются ответить номинанты премии Игорь Дмитриев (в лонг­листе премии с книгой «Упрямый Галилей») и Александр Соколов (в шорт­листе с книгой «Мифы об эволюции человека»).
   
сфи мал

«Библейские и литургические темы и образы в искусстве Востока и Запада»

ПРОФЕССОР СФИ ВЫСТУПИЛ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ В РГГУ С ДОКЛАДОМ ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ТЕКСТОВЫХ ИСТОЧНИКОВ В ИКОНОГРАФИИ «СРЕТЕНИЯ»
Особенности репрезентации библейских и литургических текстов в искусстве Востока и Запада, влияние византийского искусства на формирование западноевропейских иконографических программ, проблемы влияния литургической практики на религиозное искусство Востока и Запада, отражение апокрифической литературы в библейской и литургической иконографии Востока и Запада и другие темы обсуждали 18 и 19 ноября 2015 года в РГГУ на международной научной конференции «Библейские и литургические темы и образы в искусстве Востока и Запада: диалог культур, традиция и современность».

В конференции с докладом «Изображенное слово: Интерпретация текстовых источников в иконографии "Сретения"» принял участие профессор СФИ Александр Копировский. Он рассказал, что источниками иконографии «Сретения», как и большинства «праздничных» икон, были не только евангельские тексты, но и апокрифические сказания, проповеди отцов церкви и богослужебные тексты, среди которых основным был кондак преподобного Романа Сладкопевца. Все эти тексты иконописцы интерпретировали также и в художественном аспекте, достигая тем самым большого разнообразия в границах единой традиции.
Читать далее
сфи мал

Год христианской антропологии в СФИ

ПРОФИЛИРУЮЩИЕ КАФЕДРЫ ИНСТИТУТА ОБСУДИЛИ ПЛАНЫ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА БЛИЖАЙШИЙ ГОД

5 сентября в СФИ состоялось очередное совместное заседание кафедр миссиологии, катехетики и гомилетики и богословских дисциплин и литургики. Члены кафедр обсудили научную и образовательную работу.

Институт планирует продолжить серию богословско-практических конференций по катехизации. Члены кафедры определили тему предстоящей конференции — «Проповедь о Христе на основном этапе оглашения», ее сроки — 16-18 мая, а также утвердили состав оргкомитета. Как и в прошлом году, в качестве подготовки к конференции Институт проведет в течение года несколько тематических вебинаров с участием практикующих катехизаторов.

Кроме того, кафедры проведут несколько семинаров по христианской антропологии. В предстоящем году этой проблематике будет отведено приоритетное место в научной работе Института.

[Spoiler (click to open)]

Также члены кафедр подвели итоги деятельности межкафедральной комиссии по руководству выпускными квалификационными работами, расширили ее состав (в комиссию вошла доцент СФИ Юлия Валентиновна Балакшина), запланировали подготовку методического пособия для студентов по написанию итоговых работ.

Кафедры обсудили планы сотрудничества Института с другими богословскими и гуманитарными вузами в научной, издательской и образовательной сферах. В частности, речь шла о возможных темах публичных лекций приглашенных специалистов, совместных междисциплинарных конференций по антропологической проблематике.

источник