Он воскрес! (adam_a_nt) wrote,
Он воскрес!
adam_a_nt

Category:

С.А. Есенин: «невероятное отупение» или есть надежда? («Ключи Марии».)

Оригинал взят у tamarafavor в С.А. Есенин: «невероятное отупение» или есть надежда? («Ключи Марии».)


Есть у Сергея Есенина произведение, на которое обращают внимание только специалисты, – «Ключи Марии». Этот трактат был написан им в 1918 году и посвящен другу – Анатолию Мариенгофу. В посвящении стояло просто – «с любовью»! Но прошло три года, и Мариенгоф пророчески напишет о «двух путях для поколений». Путь Анатолия: «Многая лета Здравствовать тебе – Революция». Путь Есенина, по которому он «со свистом проскачет», богат на интуицию. Например, удивительным образом соприкасаются есенинские мысли с мыслями известного богослова XX-го века, прот. Александра Шмемана о центре жизни. Шмеман отталкивается от слов Л. Фейербаха: «Человек есть то, что он ест», – и утверждает, что «…весь мир явлен как праздничная трапеза» и мы наслаждаемся именно «духовной пищей», а не материальной, где царит «роскошь человеческого общения»  и нет тех, кто предает. В центре такой жизни не «духовная пища» время от времени, когда посещение храма – одно, а жизнь по вере – другое, не жизнь «религиозного активиста», бодающего проблемы – социальные, политические или экономические. Во всем этом нет главного – примера Христа. Есенин, как и Шмеман позже,  считал, что человек уникален, ведь «…ему одному дано благодарить и благословлять Бога за дарованные Им пищу и жизнь». А мир – это «…одно непрерывное богослужение живущих во всякий час и на всяком месте». Поэт вспоминал русичей-христиан, считавших, что «…мы только в пути», и «за шквалом наших земных событий» увидим «вечно светящийся Фавор». Поэт считал «преступлением устремляться глазами только в одно пространство чрева». Ссылаясь на Шекспира, он писал о том, что человек не флейта, на нем нельзя играть: «Назовите нас каким угодно инструментом – вы можете нас расстроить, но не играть на нас» («Гамлет»). Пророчески он пишет о том, что будет сметен монархизм, классицизм, декаданс, импрессионизм, футуризм. А как же марксистская опека над настоящим искусством?

И она тоже. Интересны проблемы, обозначенные Есениным, например, проблема бессознательного, для решения которой человеку потребуется «огромная внутренняя работа» по изучению своей сущности. Ведь многие пребывают в отроческом возрасте или «просто в слепоте нерождения»! Как не вспомнить слова Христа: «…должно вам родиться свыше»! (Ин 3:7.) Человек для поэта – существо трихотомичное, правда, Есенин рассуждает не в категории: дух – душа – тело, а в категории: душа – плоть – разум, точнее: «дух корабельный» – плоть – «разум ангелический». Последнее есть «струны», из звуков которых человек «слагает песню Господу».

«Дух корабельный» тесно связан с творческим началом и не противоречит тайне Духа, Который «…дышит, где хочет» (Ин 3:8). Вспоминая псалмопевца, царя Давида, Есенин говорит: «…человек словами течет, как дождь, язык во рту для него есть ключ от души…» Современные открытия в философии языкознания вторят этим его поэтическим: каждый говорящий человек – «обходчик времени». Словами он входит в поток времени, если любит, ведь «любить – значит приобретать время». Вот почему в диалоге важнее всего пребывать в любви. В многословной болтовне упускается главное: слушающий впускает в себя сначала звуки, затем слова и уже потом предложение. Поэтому, чтобы услышать друг друга, нужны усилия любви. Например, произносится предложение: «идет дождь». Эта информация имеет ценность, если я уважаю и люблю того, кто говорит мне это. Я чувствую, открываю, испытываю, подобное долгу, принуждение молчать или радость слушать. Если человек живет в живом потоке времени, то «мысль изреченная» не есть ложь. И.-В. Гете говорил об этой тайне:  я не начал, я лишь продолжаю любить. Иначе перед нами «пустая речь», имитация жизни, стилизация общения, симулякр. Есенина печалило, что в народе «…произошло невероятное отупение», приведшее к «словесной мертвенности».

Идеалом творчества для Есекнина была и остается Древняя Русь, русичи вошли в тайну слова и оплодотворяют нас доныне. Поэт хорошо знал древнерусскую литературу, наизусть цитировал «Слово о полку Игореве», изучал древнерусский орнамент как мистические знаки: звезда, круг, дерево, крест, цветок, петух, голубь. Он комментировал эти знаки с помощью Библии, обращался и к образному строю духовных стихов. В этой связи вспоминается Георгий Хировоски, греческий автор, трактат которого, «О образех», обогатил стиль древнерусской литературы. Из его наблюдений по связи языка с мышлением: «Как сын рождается от отца, так и слово от ума»; «Без языка не может говорить душа»; или: «Слово одевает душу образом». Рассматривая двадцать семь приемов создания образов, Георгий называл слово аллегория – инословием, гиперболу – лихоречьем, сарказм – похухнанием, инверсию – преступным и т. д.

Наши книжники перенимали у греков не только «фигуры речи», но и «фигуры слова». Заметим! Есть удивительная метафора из Азбучной молитвы IX-X-х вв. (по раннему списку XII-го в.): «И летит ныне словенско племя»! Именно так (писал Аверинцев), витийственно, играя словами, перелагал свою «Песню песней» А. С. Пушкин. Ученый называл ключевые слова русской этики и эстетики, калькированные с греческого: целомудрие, благоразумие, смиренномудрие, добротолюбие, благолепие и др. Вспоминал из Чехова: « Древо светлоплодовитое… древо благосеннолиственное… – Найдет же такие слова!.. Кроме плавности и велеречия, сударь, нужно еще, чтоб каждая строчечка изукрашена была всячески, чтоб тут и цветы были, и молния, и ветер, и солнце, и все предметы мира видимого, и всякое восклицание нужно так составить. Чтоб оно было гладенько и для уха вольготней». (Пример из акафиста иеродиакона Николая, приведенный его другом, послушником Николаем, в рассказе А. П. Чехова «Святою ночью».) О том, что русский язык по своей природе эллинистический, говорил и поэт Осип Мандельштам. К тому, что слово русичей не только приобретало качество звука, знака, ритма, но и становилось «драгоценной и сакральной субстанцией» (по слову Аверинцева), пришел и Есенин. Он чувствовал отторжение от того, что слышал – небрежное, формальное, пустое слово. Одновременно с ним забил тревогу Николай Гумилев: «И как пчелы в улье омертвелом, Дурно пахнут мертвые слова». (Стих. «Слово».) Продолжение следует…

Использованная литература: 1.Есенин С.А. Ключи Марии, трактат. 2.Русская поэзия 20-го века. [б/г] : Амирус, 1991. 3.Шмеман Александр. За жизнь мира. М. : Пилигрим, 2001. 4.О. Розеншток-Хюсси. Бог заставляет нас говорить. М. : Канон, 1998. 5.Словарь книжников и книжности Древней Руси. Ч. 1-я. 6.Аверинцев С.С. Крещение Руси и путь русской культуры, статья. 7.Чехов А.П. Архиерей. Сб. рассказов. Нижний Новгород : 1998. 8. Прокофьев Н.И. Преданья старины глубокой. Хрестоматия. М. : МИД «Синергия», 1996.



Надо же! А я ничего об этом не знала!... Какая жалость, что мне это раньше не попалось... Сегодня бы на "Чае с Есениным" точно бы пригодилось.
Чай хорошо прошел: вспоминали Сергея Есенина, его жизнь, историю России, читали его стихи, слушали песни на его стихи. "Клен ты мой опавший", "Не жалею, не зову, не плачу", "Отговорила роща золотая".... Кста, многие (и я) до этой встречи думали, что все эти песни - народные))) 
А ещё мы просто общались. Это не всегда легко - просто общаться. Мы порой не общаемся, а лишь говорим, говорим, говорим...
Tags: камышин, общение, община, сергей есенин, стихи о жизни
Subscribe

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment