Он воскрес! (adam_a_nt) wrote,
Он воскрес!
adam_a_nt

«Братчики сами оглашали, переводили то, чему учил миссионер, становились крёстными отцами»

В Нижневартовске изучают историю обдорского братства во имя свт. Гурия

Image
Васильевская церковь Обдорска была миссионерской. После ее закрытия в здании разместили типографию газеты «Красный Север», а позже, после пожара, в 1957 г., перестроили в Речной вокзал. Здание, в котором от храма оставались нетронутыми стены, простояло до зимы 2004 г., пока его не снесли. В настоящее время на этом месте расположен «Обдорский острог», один из экскурсионных объектов г. Салехарда.

В 1904 году в Обдорске (ныне – Салехард) появилось братство во имя святителя Гурия, архиепископа Казанского и Свияжского Чудотворца. Создано оно было по инициативе Тобольского архиепископа Антония (Каржавина). Как отмечает О.П. Цысь, «по своим задачам братство являлось чисто миссионерским»1.

Членами братства были духовные и гражданские власти, купечество, мещане, принявшие православие инородцы. Имелось 4 статуса пребывания в нём: почетные члены, пожизненные, действительные и члены-сотрудники. Рядом с именем иеромонаха Иринарха встречаются на страницах отчетов и воспоминаний фамилии его единомышленников – зажиточных жителей Обдорска: В.Л. Оленева, П.Ф. Тележкина, И.Л. Первова, Л.П. Ямзина и других. Незадолго до смерти староста миссионерской церкви B.A. Оленев завещал часть своих построек Обдорской миссии. В рядах членов братства были двое из местных инородцев: В.И. Тайшин, потомок известных обдорских остяцких князей, и один из самоедов.

Вступали в братство даже некрещеные язычники, желая помочь «хорошему делу». Деятельность братства, сначала направленная только на инородцев, вскоре распространилась и на русско-зырянское население Обдорска.

[Spoiler (click to open)]

В 1904 году Обдорская миссия передала Братству находящуюся в ее ведении миссионерскую библиотеку, насчитывавшую в период своего расцвета до 5 000 томов. Она стала крупным просветительским центом на Тобольском Севере. В 1907 г. открывается музей – «Хранилище коллекций по этнографии инородцев Тобольского Севера», который тоже входил в сферу деятельности братства. Его задачей было оказание помощи миссионерам в изучении края.

Братство приняло на себя часть обязанностей по обеспечению школы и интерната, которые кроме просвещения должны были решать проблему потребности для миссии иметь специально подготовленных людей из инородцев или русских, знающих язык коренного населения.

Члены Братства И. Егоров, П.Ф. Тележкин, Е.Я. Ерлыков, П.Г. Тарасов, Г.П. Кудрин успешно работали в «Особой переводческой комиссии», которая занималась составлением богослужебных книг на языках северных народов.

В год, последовавший за десятилетием существования Обдорского миссионерского Братства, в журнале «Тобольские епархиальные ведомости» был напечатан отчёт о деятельности братства.

Кроме описания просветительской и благотворительной деятельности он содержит следующий важный пункт: «Братчики оказывали большую помощь миссионерам в оглашении желающего креститься. Сами миссионеры пока не знают инородческих языков, а держать специального толмача у миссии нет достаточно материальных средств, почему братчики сами оглашали, переводили то, чему учил миссионер, становились крёстными отцами»2.

Кроме достижений были указаны и недостатки. Члены братства стали отказываться делать пожертвования и платить взносы, они говорили: «Мы больше не будем вносить членского взноса, так как нам братство ничего не даёт». Некоторые прихожане перестали посещать миссионерскую церковь, поскольку приходские священники Обдорска неоднократно высказывали пренебрежительное отношение к миссии. «Взгляд этот, что миссия в приходе, а не приход в миссии, до того резко выделился, что даже нарушил добрые отношения между пастырями этих церквей; также и некоторые прихожане без благоволения относились к миссионерской церкви. Придерживаясь этого взгляда, приходские батюшки с. Обдорска относились к миссии как бы с пренебрежением и поверхностно, говоря, что миссионерствовать могут и приходские священники, и дешевле стало бы содержание миссии».3

События 1917 года кардинально изменили церковно-государственные отношения. На сибирских епархиях революционные события отразились несколько позднее, и церковь в течение некоторого времени сохраняла в этих местах свои позиции. В целом период гражданской войны был даже временем некоторого оживления (по сравнению с периодом первой мировой войны) в деятельности и обдорской миссии, и братства. Во многом это было связано с деятельностью священника Андрея Шихалева, который хорошо знал хантыйский язык и занимался активной проповеднической деятельностью среди ненцев и хантов.

Однако вскоре и здесь стали происходить серьёзные изменения. В соответствии с советским законодательством церковь в 1918 году лишилась прав юридического лица, соответственно она не могла иметь недвижимого имущества, перешедшего в «общенародное достояние», а фактически в ведение местных органов власти. 8 апреля 1929 г. Президиум ВЦИК принял постановление «О религиозных объединениях», ужесточившее требования, предъявляемые к религиозным общинам. Обдорская православная миссия прекратила своё существование, а в 1930 закрыли все храмы в Обдорске. У нас нет точной информации о деятельности братства в этот период. Скорее всего, оно тоже прекратило свою деятельность.

* * *

Не только изменения государственной политики по отношению к церкви определили достаточно короткий период существования миссионерского братства. Немаловажную роль в деятельности миссии и братства играли личность миссионера и активность того или иного епархиального епископа, в результате чего деятельность северных миссий то затухала, то была более активной.

Однако наиболее существенным фактором, оказавшим влияние на деятельность православных братств в нашей стране в конце XIX – начале XX века, был принцип их организации. «Братства конца ХIХ – начала ХХ вв. существенно разошлись с братствами ХVI-ХVII вв. в том, что последние функционировали автономно от церкви, их интересы нередко не совпадали с интересами православных иерархов. Братства синодального периода ставились в подчиненное положение. Они должны были помочь церкви в тех рамках, которые были очерчены ей самой. Поэтому общественно-религиозные организации, будучи значительно ограничены в своих действиях, не могли оказать решающее влияние на переустройство общественной жизни и духовное возрождение православия».4

----------------------

1 Цысь О.П. Православные общественно-религиозные организации Тобольской епархии во второй половине XIX – начале XX вв.: Монография. – Нижневартовск, 2008. С. 68.

2 Отчет Обдорского миссионерского братства во имя святителя Гурия, архиепископа Казанского и Свияжского Чудотворца, с 4 октября 1913 по 4 октября 1914 года // ТЕВ. – 1915.– № 6.– С. 88.

3 Там же ТЕВ. – 1915. – № 6. – С. 90.

4 Цысь О.П. Православные общественно-религиозные организации Тобольской епархии во второй половине XIX – начале XX вв.: Нижневартовск, 2008. С. 246.

Из курсовой работы студентки 3 курса СФИ Елены Никитиной (Нижневартовск)
«Роль миссионерского братства во имя святителя Гурия, Казанского и Свияжского чудотворца,
в деятельности Обдорской миссии»

Кифа № 12 (214), сентябрь 2016 года

                       

                       
Tags: братство, газета "кифа", история церкви, миссионеры, нижневартовск
Subscribe

promo adam_a_nt август 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments