Он воскрес! (adam_a_nt) wrote,
Он воскрес!
adam_a_nt

Россия против большевизма (часть V)

Кандидат исторических наук К. М. Александров представляет на страницах сайта центра «Белое Дело» краткий курс истории российского антибольшевистского сопротивления.


Истребитель И-3

Нетипичными для русского воздухоплавания, но весьма любопытными для истории советской авиации были угоны самолетов, пилоты которых получали политическое убежище в сопредельных государствах. Так, например, 1 февраля 1927 года в одном самолете улетели в Польшу командир 17-го авиаотряда, бывший прапорщик Клим и старший моторист Тимащук. Тимащук вернулся в СССР, а Клим получил политическое убежище в Польше, и по некоторым сведениям в середине 1930-х годов уехал в США. Интересно, что Клим дал полякам особенно ценные показания — он рассказал, что большевики в обход Версальских соглашений предоставили немецким летчикам возможность создания собственного секретного учебно-авиационного центра в Липецке («4-й авиационный отряд 38-й авиаэскадрильи ВВС РККА»).

В 1931 году чекисты арестовали начальника команды при научно-исследовательском институте военлета Тренина, готовившего перелет в Польшу. При обыске на квартире у Тренина нашли два антисоветских воззвания. С одним из них Тренин собирался обратиться к рабочим и крестьянам Польской республики: «Мы, военные летчики Красной армии, не вынесли махровой эксплуатации, порвали разбойничьи большевицкие цепи и прилетели под ваш свободный кров». Во втором воззвании Тренин обращался к летчикам ВВС РККА, призывая бороться против большевицкой власти. На допросах Тренин так объяснил свои действия: «Красная армия узурпирована и не является оплотом рабочих и крестьян. Армия является оплотом кучки людей, захвативших власть, и под прикрытием штыков творит насилие над 150-миллионным населением». В отличие от Клима, Тренин был выходцем из крестьян и сторонником «бухаринской платформы».

[Spoiler (click to open)]

26 марта 1933 года в Польшу из района Смоленска перелетел командир звена 57-го авиаотряда Кучин. Вместе с ним намеревался бежать второй командир звена Сытин, но накануне побега его арестовали. Узнав об аресте Сытина, авиатехник Стрижов захватил истребитель «И-3» и улетел в Польшу. 15 октября 1933 года на территорию Латвийской республики из Ленинградского военного округа перелетел Георгий Кравец, позднее служивший в ВВС КОНР. В марте 1934 года в Китай угнал самолет летчик 209-й авиабригады Вахромеев.

Последняя история переполнила чашу терпения Сталина и 20 марта 1934 года он вынес на обсуждение членов Политбюро ЦК ВКП(б) вопрос «О включении в законы СССР статьи, карающей за измену Родине». Неведомая до той поры формулировка «измена Родине» стала плодом сталинского политического творчества. Летом 1934 года соответствующий закон был принят — теперь предполагалось репрессировать не только «изменников», но и членов их семей. Однако угоны самолетов не прекращались. Зимой 1938 года на самолете «У-2» на территорию Эстонской республики перелетели начальник Лужского аэроклуба старший лейтенант Владимир Унишевский и младший лейтенант Николай Гурьев. В 1937 году их родителей репрессировали органы НКВД, а отец Унишевского был расстрелян во время «ежовщины». В 1943 году Владимир Унишевский участвовал в формировании 1-й восточной эскадрильи Люфтваффе (1. Ostfliegerstaffel der Luftwaffe) и в чине капитана погиб 28 июля 1944 года при исполнении служебных обязанностей.

Неоднократно отмечались попытки побегов за границу кадровых командиров РККА. В мае 1928 года бежал за границу заместитель командира полка 13-й кавалерийской дивизии Фуг. В том же году чекисты при подготовке побега арестовали командира взвода 48-го стрелкового полка 16-й стрелковой дивизии Мельдера, у которого нашли антисоветские листовки собственного сочинения с призывами бороться против большевиков, военные документы и секретные материалы.

Весной 1930 года в УВО готовился бежать в Польшу командир взвода 45-й стрелковой дивизии Глущенко, арестованный органами ОГПУ за составление и распространение листовки, в которой от имени «Союза освобождения» он писал: «Граждане! Большевистский террор усилился, народ терпит страдания под большевистской кабалой коммунистов. Коммунисты стали теми же дворянами. Крестьянство превращают в колонию. За оружие против коммунизма. За свободу и труд, за свободную жизнь».

1–2 июня 1931 года в Белорусском военном округе с боем попытались уйти через польскую границу начальник штаба 2-го батальона 12-го полка 4-й стрелковой Краснознаменной им. Германского пролетариата дивизии Люцко — участник гражданской войны, один из образцовых полковых командиров — и служивший с ним старшина 3-й роты Демин. В марте Люцко исключили из партии за протесты против коллективизации. До побега они планировали поднять в полку восстание, но, почувствовав слежку особистов, решили, не дожидаясь ареста, уйти в Польшу. Бежав из части, Люцко и Демин захватили два ручных пулемета Дегтярева с пятью дисками, 4 винтовки и 2 тыс. патронов. 2 июня в пяти километрах от государственной границы Люцко погиб в перестрелке, а Демина взяли живым.

В начале ноября 1931 года на станции Витебск сотрудники ОГПУ арестовали объявленного в розыск командира взвода 1-го запасного кавалерийского полка Ворслова, четырьмя месяцами ранее, как и Люцко, исключенного из партии за критику коллективизации, и оставившего часть с целью ухода в Польшу. 10 ноября трибунал Московского военного округа приговорил Ворслова к расстрелу. Польская граница буквально притягивала врагов сталинской власти. По данным польской разведки, только с 1 октября 1932 года по 20 июня 1933 года в Польшу бежали 20 бойцов и командиров из частей РККА и погранохраны ОГПУ.

Деятельность некоторых ликвидированных в рядах РККА «контрреволюционных групп» подтверждалась не только показаниями арестованных, но и подлинными вещественными доказательствами. Так, например, 7 сентября 1934 года сотрудники УНКВД по Московской области арестовали группу военнослужащих 23-й авиабригады во главе с помощником командира взвода роты связи Сучковым, у которого при обыске изъяли 2 «контрреволюционных воззвания», включая план по ведению антисталинской агитации в собственной роте.

Экстраординарным событием стала попытка начальника штаба артиллерийского дивизиона Московского городского лагерного сбора Осоавиахима Артема Нахаева поднять вооруженное восстание в Красноперекопских казармах Московской Пролетарской стрелковой дивизии (Московский военный округ) на рассвете 5 августа 1934 года. Бывший член ВКП(б) Нахаев привел дивизион (200 бойцов) в казармы 2-го полка, выстроил участников сбора и обратился к ним с пылкой речью, указав слушателям на полную утрату завоеваний революции, а также на захват фабрик, заводов и земли кучкой людей. По словам Нахаева, государство поработило рабочих и крестьян, уничтожило свободу слова. Свою речь он закончил призывом: «Долой старое руководство, да здравствует новая революция, да здравствует новое правительство!» С группой поддержавших его бойцов он попытался ворваться в караульное помещение, чтобы вооружить дивизион боевыми винтовками, но караул открыл огонь и рассеял нападавших. Нахаев был схвачен и расстрелян в декабре по решению Политбюро ЦК ВКП(б).

Даже свирепый террор во время «ежовщины» не смог подавить в СССР антисталинский протест.

См. также:


источик
                   

          
Tags: 1917, идеология, история, кирилл александров, ложь, память, репрессии, россия, террор
Subscribe

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment