Он воскрес! (adam_a_nt) wrote,
Он воскрес!
adam_a_nt

О составлении сколько возможно полной библиотеки при институте и собрании разных чучел...

XXIII

Петербургская газетаЧтобы науки, принятые в миссионерский институт, в самом деле процветали и плод приносили, для того Российское миссионерское общество приняло бы на себя попечение:

а)   О составлении сколько возможно полной библиотеки при институте и собрании разных чучел, травников, цветников, минералов для класса естественной истории, скелетов, анатомических атласов и всего нужного по классам опытной физики, химии, космографии, географии.

б)   Надлежало бы непрестанно преследовать современность [т. е. отслеживать, идти в ногу со временем. – Прим. ред. портала] и все, что она производит лучшего по богословским и прочим наукам в России и других землях, выбирать и вносить в библиотеку миссионерского института.

в)   Российское миссионерское общество постаралось бы употребить верные средства для составления полных, сколько возможно, и при всей полноте своей, необширных, точных и ясных систем по всем наукам, которые составляли бы учебный период миссионерского института.

[Spoiler (click to open)]

Хорошо, если бы те просвещенные мужи, которым было бы поручено сочинение этих систем, имели между собой  сношения, совещания, не огорчаемые желчию зависти, оживляемые единодушным желанием общего блага, великого блага. За всем тем обществу миссионерскому надлежало бы, получив от них сочинения в рукописях, рассмотреть, привести их в единство, дабы все они составляли одну систему всеобщую, стройную во всех частях своих,  чтобы все эти инструменты были настроены на один тон, который дан Церкви с Неба в таких изречениях, как сии: «Славьте Господа, ибо Он благ, ибо милость Его вечна! Иегова Господь наш! как величественно имя Твое по всей земле! Когда взираю на небеса Твои, дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, то что есть человек, что Ты помнишь его, и что есть сын человеческий, что Ты посещаешь его?» Опять: «И всякое создание, находящееся на небе, и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них, слышал я, говорило: Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь и слава и держава во веки веков». Опять: «Благодарю Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете, исхитившего нас из-под власти тьмы, и поставившего в царство возлюбленного Сына Своего, в котором мы имеем искупление кровью Его, и прощение грехов, Который есть Образ Бога невидимого, рожден прежде всякой твари. Ибо Им создано все, что на небесах, и что на земле, видимое и невидимое. Престолы ли, Господства ли, начала ли, власти ли, – все Им и для Него создано. Он есть прежде всего, и все Им стоит. Он есть Глава телу Церкви. Ибо благоугодно было Отцу, чтобы с Ним обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, и земное и небесное, даровав мир чрез Него, кровью Креста Его».

г) Российское миссионерское общество не встретило бы значительных затруднений, если бы вознамерилось в пользу воспитанников миссионерского института составить собрание лучших стихотворений и образцовых прозаических сочинений на русском языке. В выборе этих произведений русской словесности слушали бы строжайшей критики. В самом расположении сочинений соблюли бы порядок и систему, которая была бы угадываема чувством читателя, например: сборник стихотворений начинался бы одой  Ломоносова «Вечер».

Лице свое скрывает день,

Луга покрыла мрачна ночь,

Вошла на горы черна тень,

Лучи от нас сокрылись прочь,

Открылась бездна, звезд полна,

Звездам числа нет, бездне дна.

Потом бы следовало стихотворение Жуковского, также «Вечер»; но тут некоторые, не многие выражения надлежало бы переменить на другие. Далее; «Утро» Ломоносова, а за ним «Утро» Державина и его же славная ода «Бог»; Козлова «Моя Молитва»; Ломоносова

«О ты, что в горести напрасно

На Бога ропщешь, человек».

Мысли из Экклезиаста, стихотворения Карамзина и ода Державина на смерть Мещерского:

Глагол времен, металла звон,

Твой страшный глас меня смущает,

Зовет меня, зовет твой стон,

Зовет, и к гробу приближает.

Без сомнения, не пропустили бы оды Жуковского: «Певец во стане Российских воинов», но надлежало бы поставить и эту дорогую картину в приличном месте. Такие сочинения воспитанники первых четырех классов утверждали бы в памяти и учились бы произносить наизусть. Такие мелочи, как эпиграммы и эпитафии и другие подобные сочинения, тут не имели бы места. В собрании прозаических сочинений, без сомнения, первое место занимали бы избранные слова проповедников Российской Церкви. Они были бы также размещены по порядку определяемым отношениями и связями истин.  Это было бы похоже на прекрасную богословскую систему в проповедях, которые воспитанники утверждали бы в памяти и учились бы произносить наизусть. Может быть, в это собрание вошли бы сочинения Муравьева «Письма о богослужении Восточной Церкви» и «Путешествие в Палестину»; «Разсуждение о молитве за усопших» протоиерея Тимофея Никольского; «Разсуждения воспитанников академий духовных»; «Сокровище Духовное от мира собираемое», творения Тихона Воронежского,

д) Надлежало бы также иметь в запасе множество экземпляров таких сочинений, переведенных с иностранных языков, каковы: «Путешествие Христианина и Христианки в отечество горнее»; «Руководство к совершенству жизни истинно христианской»; «Духовные творения Фенелона»; книга его же «О Бытии Божием», книга святого Максима «О Любви» и другие.

с) В собрание греческой библиотеки, которую надлежало бы также составить для воспитанников миссионерского института, были бы приняты лучшие из Платоновых и Ксенофонтовых философических разговоров; Епиктет; Послания св. Игнатия Богоносца, «Тайноводственнные беседы» Кирилл Иерусалимского; книга св. Иоанна Златоуста «О священстве»; Все слова и беседы Макария Египетского; Слово св. Симеона Фессалоникийского о храме; Избранные письма Василия Великого; Слова Богословские и некоторые стихотворения св. Григория Низианзина.

Но, может быть, сделали бы и лучший выбор.

ж) Библиотеку латинскую наполнили бы избранные оды Горация с объяснительными примечаниями; Цицероново сочинение «De officiis», его же избранные письма; Лактациево сочинение de morte persecutorum; Тертулианова Апология; Избранные творения св. Киприана; «Исповедь» бл. Августина; Избранные письма св. Амвросия; Беседы св. Григория Папы с Петром Диаконом; Книга «De imitatione Christi».

з) Составили бы также собрание превосходнейших сочинений на языках немецком, английском и французском. Ибо для чего изучать эти языки, если не для чтения гениальных творений в оригиналах? Все эти сборники составили бы по большому конспекту, который предначертали бы, не теряя из виду, что они предназначаются для воспитанников и служителей Церкви. Потому много такого должно войти сюда, что в мирские избранные библиотеки не входит, и много такого не может получить входа, что хотя само по себе и прекрасно, или таким по-крайней мере признано в мире, но для церковников, а может быть и для всякого христианина бесполезно и даже вредно. Все эти книги иностранных писателей печатали бы в Германии. Там напечатают их и не мелкими буквами и не такими толстыми томами, как в Петербурге напечатан Лактаций в недавние годы, и без ошибок, а если и вкрадутся незначительные, то и те покажет и исправит самая строгая corrigenda. – Напечатали бы притом самые лучшие словари всех языков, которыми обучали бы в миссионерском институте. Этими словарями и отдельными томами разных сборников дарили бы воспитанников института на всех испытаниях третных и годичных, и в других многих случаях, например, когда воспитанник произнес бы в церкви хорошую своего сочинения проповедь, когда другой отличился бы в пересказывании священных повествований своими словами, когда иной показал бы особенное усердие в служении больным, имеющим зловонные раны, или в других делах послушания миссионерского. Полагаю, что, кроме воспитанников миссионерского института, в образовательную миссионерскую общину будут входить многие отроки и юноши из разных званий, которые или будут признаны недовольно способными, или не изъявят желания проходить полный период учения в институте. От них требовали бы только знания важнейших, излагаемых в катехизисе истин христианских в Священной Истории. Впрочем, они читали бы, как и все братья миссионерской общины, Св. Библию на языках славянском и русском. Но может быть, между ними нашлись бы способные учиться аптекарскому искусству. Разнообразия неизбежны и даже весьма полезны – кто что может принять, то бы и принимал, тем и работать учился бы. В других оказалась бы и способность, и охота к художествам. Из них делали бы одного токарем, другого столяром, третьего плотником, кого сапожником, кого портным, кого каменщиком и печником, кого кузнецом, кого скотником, кого земледельцем, кого поваром, кого хлебником, кого садовником, а иные и не одним художеством завладели бы.

Всё это в кругу миссионерской службы имело бы употребление и высокую цену. Художников и наделять надлежало бы орудиями и снарядами, свойственными художеству каждого. А что касается до воспитанников, прошедших полный период учения, снабжали бы их разными книгами, и, при выпуске из института, каждого из них епископ, в торжественном напутствовании соборным молебствием, благословлял бы полной Библией на языках славянском и русском с примечаниями, потом каждый получил бы Св. Библию и на языках оригинальных, комплект систем по всем наукам, словари и грамматики по всем языкам, каким кто обучался, и все эти книги выдавались бы новые, а те, по которым они учились, оставались бы в институте для дальнейшего употребления. Кроме сего надлежало бы, с самого вступления их в институт, домогаться [т. е. настойчиво просить, настаивать. – Прим. ред. портала], чтоб каждый к окончанию учебного периода успевал бы из подарков епископа, начальника обители, инспектора, профессоров и посетителей составлять для себя полное собрание образцовых сочинений на разных языках, для которого примерное начертание по некоторым частям предположено мною и легко может быть усовершенствовано. Но чтобы эти прекрасные книги не были ими замараны и растеряны в продолжении двенадцати лет, для отвращения этой неприятности надлежало бы всякому частному попечителю, как только воспитанник получил бы подарок, того же дня вечером, после вечернего молитвословия, уносить к себе пожалованную книгу и поставлять в шкафу, в котором каждый воспитанник имел бы особую полку для своей библиотеки. Попечитель мог бы иногда на краткое время и выдавать воспитанникам эти книги для чтения, но вскоре опять забирал и убирал бы в шкаф.

Макарий (Глухарев), архим. Мысли о способах к успешному распространению Христианской веры между евреями,магометанами и язычниками в России

                   
Tags: библиотека, духовное образование, миссионеры, наука, преп. макарий (глухарев)
Subscribe

  • Неделя о блудном сыне

    Началась ещё одна подготовительная неделя к Великому посту. Завтра мы услышим притчу Христа о блудном сыне, которую он обратил к пришедшим послушать…

  • Неделя о мытаре и фарисее

    Началась подготовительная неделя к Великому посту. Завтра в храмах мы услышим притчу Господа о гордом фарисее и смиренном мытаре. Лк., 89…

  • Памяти священномученика Сергия Мечёва

    «Вы — мой путь ко Христу», — писал членам своей общины священномученик Сергий Мечёв. Сегодня в день памяти отца Сергия…

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments