October 29th, 2016

труд

День рождения общины

В ночь на 29 октября 1929 года большинство членов общины Василия Савельева (будущего архимандрита Сергия) были арестованы и отправлены в Бутырскую тюрьму, а затем в Северный край
Архимандрит Сергий (Савельев)

Отец Сергий позже назвал этот день «самым дорогим… в жизни» – днем рождения общины. «Стоя у края могилы, мы, оставшиеся в живых, этот день всегда благословляем ..! Открылась новая страница нашей жизни, и эта жизнь сама нашла для себя имя – «родная». Она объединила людей, родственными узами не связанных, и всего лишь два – три года назад узнавших друг друга. Объединила так крепко, как не объединяют самые близкие родственные узы» [1].

Дочь архимандрита Сергия Екатерина Савельева свои последние годы посвятила сохранению духовного наследия отца. Это стало главным делом ее жизни. Прикованная к постели тяжелым недугом, превозмогая физическую боль и страдания, она делала выписки из его проповедей, сопровождая их своими размышлениями или воспоминаниями.

Екатерина Савельева

Ниже представлены фрагменты записей Кати Савельевой, ранее не публиковавшиеся.

Благодарим духовных детей отца Сергия Р.В. Корнееву и Л.И. Шахову за предоставленные материалы.

Об отце Сергии

«Я и Отец – одно» (Ин. 19, 30).

«Такие люди как твой отец рождаются раз в 500 лет».
Монахиня в миру Михея [2]

На извечный, как считают, русский вопрос: «Кто виноват?» о. Сергий отвечает необыкновенно: «Во всем темном, мрачном и неправедном я вижу, прежде всего, самого себя, и твердо знаю, что все это темное и мрачное рассеется, если я останусь верен любви».

Какой любви?

«Христос – Сын Божий. Бог. Бог есть Любовь и ничто другое. А любовь неразрывно связана со свободой. Нельзя любить принужденно… Когда кто-нибудь полюбит другого, то он полюбит его не потому, что кто-то заставил его полюбить, а так – полюбилось, и полюбил.

Вот и Спаситель нам открыл путь любви, но любви, связанной неразрывно со свободой. Хотите идти этим путем – идите. Не хотите – никто вас принуждать к этому не будет».

[Spoiler (click to open)]

***

Духоносность архим. Сергия открывается при первом прикосновении к оставленному им.

Абсолютно же доказывает ее как бы природное – конечно, ставшее природой – смирение, никогда не изменяющее ему, даже случайно. Пример – все проповеди.

«…Христианин по существу своему – человек всегда нищий духом. И эта его нищета – от жажды соединения со Христом.

Проповедь о Христе должна была звучать всюду, но отклик на эту проповедь может исходить только от свободной любви человека. Таких людей немного, но они-то только и способны выражать истинное учение Христа.

Подмена свободной любви ко Христу обрядами и внешним блеском недопустима ни в какой форме. Но без подмены ее церковная жизнь в том виде, в каком она создалась, не могла бы существовать. В этой подмене возлагать вину приходится прежде на самих себя. Человеку пренебречь Христом было трудно, но последовать за Ним несравненно труднее, так как пристрастие приковывает человека к земной жизни, и чем больше это пристрастие, тем труднее ему следовать по стопам Христа.

Нам хочется быть со Христом, в то же время еще больше хочется угождать своей плоти. Хотя нам хочется невозможного, мы все-таки свое хотение осуществили. Но как? Мы стали приспосабливать заветы Христа к своей земной жизни. Мы не отвергаем Христа, не отвергаем и евангельского учения. Но от Христа берем только то, что каждому из нас нужно. И когда наша жизнь расходится с заветами Христа, то мы закрываем глаза на это и, отступая от Христа, думаем только о том, как нам оправдать свое отступление. И, надо сказать, мы всегда это блестяще делаем и делали.

Словом, мы приспособили Христа для прикрытия своей беззаконной жизни, и поэтому в истории жизни человеческой под сенью Креста было совершено множество всяких преступлений».

***

Думается, ни одного раза во всех многих проповедях за много лет нельзя найти превозношения над другими людьми. Характерный пример речи о. Сергия: «А то, что мы называем верующими – это непросвещенные [3] люди. Нет у нас света в сердце, нет у нас света добра. Мы затемнены гордостью… А, самое главное, мы маловерны и малодушны».

***

Исповедуя, отец Сергий не отрывается от исповедуемых: «…и свидетелем-то стыдно быть. Так что свидетель-то я свидетель… но, в то же время, я и кающийся грешник. И поэтому то, что я буду вам говорить, это, прежде всего, относится ко мне самому и даже в большей степени, чем к вам, ибо я недостойный человек и, в то же время, служитель Престола. Господь по-разному ответ потребует, и от служителя Престола гораздо строже, чем от того человека, который и не слышал об Имени Божием по условиям своей жизни. Вот почему я испытываю некое смущение, когда мне приходится вести общую исповедь. Но что делать – иного выхода у меня нет».

***

О том, что скорбь надо принять в свое сердце, не бежать от нее будущий о. Сергий пишет еще в первых письмах из лагеря. Это тоже не слова, а отражение жизни, ибо в самом конце ее он восклицает: «Какая радость принять клевету…»

«Любить Христа и нести унижение за эту любовь…» – путь, которым идет о. Сергий. Но когда в проповеди он говорит: «И мы, исповедники Христа…» – сразу же подчеркивает, что не такие исповедники, как мы о святых привыкли понимать, а исповедники жизнью – исполнением в жизни Евангельских заповедей.

«Воображать себя мучениками за Христа – невежество, непростительное и для простого христианина». «За грехи» – наши и прежних церковных поколений – думал молодой будущий о. Серий в лагере.

Во фрагменте: «Я никогда не забываю…» А. Сергий написал, что «мы едины с погибшими страдальцами, но наши страдания еще не кончились».

***

«Ты же нас оставил!» – в одной из проповедей. Сила страданий о церковном устроении здесь отразилась особенно.

Не раз вспоминает о. Сергий о том, что у Спасителя на Крестном пути текли кровь и слезы.

В письме прихожанам храма из последней больницы о. Сергий пишет о жизни Христа на Кресте.

Только после 77 года узнала я, что «жизнь Церкви – продолжающееся жертвоприношение Христа Первосвященника». Прочла «вторичное распятие» у о. Сергия (сегодня день «Нечаянной радости», но я не отдавала себе до конца отчет, что значит кровь на ранах Младенца).

Прочла и о том, что путь у нас, всех людей, – крестный.

Подготовила Ольга Тушина

Свято-Архангельское братство

[1] Сергий (Савельев), архим. // Православная община. М. 1998. № 48. С. 124

[2] Екатерина Сергеевна Васильева – заведующая биохимической лабораторией Басманной больницы. В семье – зав. кафедрой физики Московского университета и проф. химии, … дир. ин-та. (прим. – К.)

[3] Сейчас, через 18 лет после 77 года вижу на себе и вокруг правду этих слов. А о. Сергий, увидевший, сказал, что самое страшное зло ХХ века – лжехристианство. Жизненное исполнение Заповедей Христа – самое главное для человека – для нас!

                     

                        
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

«Наше племя молодое не знает старых тех грехов»

В воскресенье произошло событие, которое заставило меня переосмыслить известное высказывание Жана-Поля Сартра: «Ад – это другие»: 23 октября в одной из московских библиотек собрались неравнодушные люди, чтобы поразмышлять над трудными вопросами осознания и покаяния за античеловеческие преступления, совершенные в нашей стране во времена советского режима…
Винсент ван Гог. На пороге вечности. 1890 г.
Винсент ван Гог. На пороге вечности. 1890 г.

Всех нас очень вдохновил опыт католического священника Манфреда Дезелерса, который оставил свою родину и вот уже двадцать лет живет у ворот Аушвица, – печально известного нацистского лагеря смерти в польском местечке Освенцим, ныне музея, – чтобы рассказывать всем посетителям о тех страшных событиях, которые там происходили. И не просто рассказывать, но помогать людям осознать свое место в этой истории, покаяться и простить. Это место посещают и немцы, и поляки, и евреи, и люди из самых разных стран и разных национальностей. Никто не может остаться равнодушным, но каждый, сталкиваясь с реальностью этих событий, нуждается в духовной и душевной помощи, которую и оказывает о. Манфред.

Отталкиваясь от свидетельства этого католического подвижника, мы размышляли над теми же вопросами покаяния и прощения, но уже в отношении советского режима.

[Spoiler (click to open)]

Сначала мы посмотрели шестиминутный трейлер фильма «Холокост – клей для обоев?», в котором идет речь о двух вполне обычных современных девушках, которые не имели ни малейшего представления о смысле слова «холокост». С ними встретился режиссер Мумин Шакиров, предложивший им съездить на экскурсию в Аушвиц и снявший об этом фильм: встреча со страшной историей перевернула представление девушек о мире и людях.

Затем Александр Калих, основатель Пермского краевого отделения международного общества «Мемориал», рассказал о трудной судьбе Музея исправительно-трудового лагеря «Пермь-36». Особенно задел в его рассказе тот факт, что после того, как музей был передан в руки государства, все острые углы стали сглаживаться.

После этого ведущая Ольга Сушкова, преподаватель Богословского колледжа при Свято-Филаретовском православно-христианском институте, предложила участникам распределиться по небольшим группам и обсудить вопросы о смысле покаяния за грехи предков, прощении и молитве за палачей, возможности общенационального покаяния и т.д.

Вопросы вызвали оживленную дискуссию, многие стали вспоминать истории своих семей. Тамара Федькова, член Свято-Филипповского малого православного братства, рассказала о том, что из-за репрессий всю ее семью разбросало по стране. В детстве ее старались не посвящать в историю семьи, и она росла убежденной пионеркой, но потом, узнав о репрессиях, всерьез переосмыслила свое отношение к советской власти.

На встрече стало очевидно, что вопрос покаяния и прощения очень непрост, особенно для членов семей, пострадавших от репрессий советской власти. Что осознать свою личную ответственность за то, что ты лично не совершал и даже еще не родился, когда эти преступления совершались, очень трудно. Что бороться с безразличием и прямой ложью бывает непосильно. И непонятно, как добиться того, чтобы осознание этой катастрофы произошло в современном обществе.

Тогда стали звучать слова о том, что мы осуждаем зло, но не осуждаем людей. И даже исполнители приговора – тоже жертвы режима, потому что режим убил в них человека. И даже если ты не причастен к этому злу физически, взять на себя ответственность за него – это значит повлиять на свое настоящее и будущее. И поэтому очень важно молиться за палачей в том числе. Если не хватает сил на личную молитву, то церковная молитва может иметь достаточную силу для этого, ведь Сам Христос призывал нас к этому и Сам показал подобный пример. И, конечно, покаяние – это не только признание грехов предков и молитва за них, но и конкретные дела, которые помогут Господу совершить чудо всеобщего покаяния: свидетельство о правде, восстановление памяти, непримиримость со злом каждого из нас.

Венцом встречи для меня оказалось стихотворение богослова XIX века Алексея Степановича Хомякова, которое прочитала в конце встречи Анна Сафронова, член исторического кружка при кафедре Церковно-исторических дисциплин Свято-Филаретовского института. Это стихотворение, хотя и было написано еще задолго до всех обсуждаемых нами событий, невероятно точно отражает то отношение, которое единственно может и должно быть, по моему мнению, у всех неравнодушных к прошлому, настоящему и будущему нашей страны.

Не говорите: «То былое,
То старина, то грех отцов;
А наше племя молодое
Не знает старых тех грехов».

Нет, этот грех – он вечно с вами,
Он в ваших жилах и крови́,
Он сросся с вашими сердцами –
Сердцами, мёртвыми к любви.

Молитесь, кайтесь, к небу длани!
За все́ грехи былых времён,
За ваши каинские брани
Ещё с младенческих пелён;

За слёзы страшной той годины,
Когда, враждой упоены,
Вы звали чуждые дружины
На гибель Русской стороны;

За рабство вековому плену,
За робость пред мечом Литвы,
За Новград и его измену,
За двоедушие Москвы;

За стыд и скорбь святой царицы,
За узаконенный разврат,
За грех царя-святоубийцы,
За разорённый Новоград;

За клевету на Годунова,
За смерть и стыд его детей,
За Тушино, за Ляпунова,
За пьянство бешеных страстей;

За слепоту, за злодеянья,
За сон умов, за хлад сердец,
За гордость темного незнанья,
За плен народа; наконец

За то, что, полные томленья,
В слепой сомнения тоске,
Пошли просить вы исцеленья
Не у Того, в Его ж pyке

И блеск побед, и счастье мира,
И огнь любви, и свет умов, –
Но у бездушного кумира,
У мёртвых и слепых богов!

И, обуяв в чаду гордыни,
Хмельные мудростью земной,
Вы отреклись от всей святыни,
От сердца стороны родной!

За всё, за всякие страданья,
За всякий попранный закон,
За тёмные отцов деянья,
За тёмный грех своих времён,

За все́ беды́ роднаго края, –
Пред Богом благости и сил
Молитесь, плача и рыдая,
Чтоб Он простил, чтоб Он простил!

А.С. Хомяков

<1846>

Я шла на эту встречу с противоречивыми чувствами, совсем не уверенная в том, что на эти вопросы можно найти ответы, а уходила с чувством надежды и твердого понимания того, что я могу и должна сделать для того, чтобы моя надежда стала реальностью.

Наталья Кушнир
источник

             
труд

Россия против большевизма (часть VII)

Кандидат исторических наук К. М. Александров представляет на страницах сайта центра «Белое Дело» краткий курс истории российского антибольшевистского сопротивления.


30 ноября 1939 года Советский Союз напал на Финляндию. Агрессии предшествовал разрыв Молотовым договора о ненападении, не подлежавшего денонсации в одностороннем порядке. Красная армия, несмотря на огромное превосходство, так и не смогла решить поставленную задачу — овладеть территорией Финляндии и разгромить ее вооруженные силы. Приведем здесь показательный пример и воспользуемся результатами последних исследований Карла Гёуста — квалифицированного специалиста по истории военной авиации СССР и Финляндии.

30 ноября 1939 года советские ВВС, действовавшие против Финляндии, насчитывали более 2,1 тыс. самолетов, включая военно-морскую авиацию. Финны могли им противопоставить всего лишь 116 самолетов. Потери сторон за 105 суток боевые действий по подсчетам Карла Гёуста: советские ВВС — 980 самолетов (из них уничтожены или списаны на слом не менее 770 машин). Половина — это небоевые потери, понесенные в результате аварий, потери ориентировки, плохих погодных условий. Потери ВВС Финляндии —62 самолета, в том числе небоевые 15.

Приведенные убийственные цифры наглядно свидетельствуют — проблемы Красной армии заключались не в «объективных трудностях», а в глубокой порочности большевистской системы, убивавшей Бога в человеке и разрушавшей его ложью, лицемерием, страхом и принудительным трудом. Вместе с тем «незнаменитая война» показала не только качественную слабость сталинской армии, но и ее политическое неблагополучие — это было вполне естественно, учитывая колхозный хомут на крестьянской шее, всевластие НКВД и миллионы погибших в ходе «социалистического строительства» в 1930-е годы.

[Spoiler (click to open)]

Реалии «зажиточной колхозной жизни» описаны в лаконичных письмах, направленных из деревни в действующую армию (стиль и орфография оригиналов сохранены при цитировании):

«А хлеба давали на 9 трудаден 300 грам незнай еще дают илинет и не слышна» (без отправителя).

«Теперь пишу относительно хлеба унас в колхозе хлеба натрудодень непридется не одного килограмма рож пропала клевера тоже неуродилось нечего кортофеля тоже неоднаго килограмма и сключит толко что согорода накапали то иесть» (из Калининской области).

«В колхозе дело идет плохо, плохо руководят колхозом, да и люди плохо работают» (из Вологодской области).

«Унас жизня очен плохая и хужай быт некуда налоги наклодают очен болшыя» (из Воронежской области).

«Налогу заплатили 100 ру и еще 130 рублей наверное продовать последних овец» (из Орловской области).

«Дома у нас пока ничего хотя очень трудно но что делать хлеба пока терпимо нонче только налог большой 100 руб. и займу 100 руб. с меня и с ленки, самообложение 20 руб. страховки 20 руб. мясо-поставку за 40-й год тоже расплатился спасибо что ты нас поддержал деньгами ато нам бы никакого выхода небыло» (из Орловской области).

«Живу я очен плохо дорогой братец замучили нас налоги пасоды пренесли на 1022 руб и мясозагот 65 руб дорогой братец продала воду и еще нерасплотилася еще долга на 68 руб. и еще принесли на 32 клограм мясозаготовки» (из Сталинградской области).

«Папаню хотели судить за полторы везанки соломы он караулил трактора и вот гаврюша дервеной подловил и грозит папани што посожу на три года мама работала в калдовой он говорит изуродою» (из Тамбовской области).

«Ваня сообщаю тибя насщет нашей жызни пока жывем ничево хлеб ест картошка ест так что пока ничиво дорагой детенок Ваня ты об нас поко нисомлевайся нам насвоей печки неплоха» (из Смоленской области).

«Братец ты пишеш пришли денег дениг уменя нет итак необижайся наменя ходим мы абнасилася и все твое поносила асталася только твой пинжак дорогой братец ты сам знаеш как живут в колхозе из твоих штонов пошыла ваньке штоны а рубашку я износила» (из Сталинградской области).

В свою очередь особые отделы НКВД в частях действующей армии докладывали о протестных высказываниях части военнослужащих, на чьи настроения влияли и неудачи на фронте, и весь опыт «подсоветской» жизни.

В пути следования на фронт младшие командиры Борец и Целик, «сыновья кулаков, пробравшиеся в ряды РККА», вели контрреволюционную агитацию среди подчиненных и утверждали: «Гитлер лучше заботится [о своих собственных гражданах], чем Сталин, у нас нет родины». Арестованы органами НКВД.

«Пришло время рассчитаться с коммунистами за троих детей, потерянных в 1933 году» (красноармеец Иванов, транспортная рота 146-го стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии).

«У нас в Советском Союзе вообще нет правды, нет законов, такие, какие должны быть в наших интересах» (красноармеец Н. М. Кондратюк, 12-й отдельный батальон связи).

«Серп и молот смерть и голод» (красноармеец Лавренко, 204-й противотанковой дивизион 163-й стрелковой дивизии).

«Если бы финны брали в плен, то можно было бы сдаться, а потом в плену повернуть штыки против своих командиров» (красноармеец Козырев, 3-я рота 246-го отдельного саперного батальона 47-го стрелкового корпуса).

Во время политзанятий в 1-й путевой роте 9-го дорожно-эксплуатационного полка политрук процитировал слова Сталина о том, что в ходе Второй империалистической войны некоторые капиталистические государства недосчитаются своих правительств. В ответ красноармеец К. Г. Морозов заявил: «В период этой войны может получится тоже и с нашим правительством или его отдельными руководителями».

Красноармеец 285-го артиллерийского полка 122-й стрелковой дивизии Щёкин в присутствии бойцов говорил: «Николай II в старое время приезжал в Варшаву к солдатам, говорят, что стройный был», и тут же по адресу Сталина «допустил контрреволюционно-оскорбительный выпад». Красноармеец 596-го стрелкового полка 122-й стрелковой дивизии [нет фамилии] в среде сослуживцев заявил: «Финны будут вырезать у коммунистов на спине ремни».

«Финны живут лучше, что видно по хуторам, которые мы прошли, и их в колхоз не заставить идти, ибо там много хуже» (красноармеец И. Ф. Вотов, 337-й стрелковый полк 54-й стрелковой дивизии).

«Лучше просидеть 5 лет в тюрьме, чем здесь воевать. Война, которая здесь ведется Красной армией, пользы финскому народу не принесет, а только народ переносит бедствия. Солдаты не сдаются в плен потому, что им жилось хорошо» (красноармеец Молоденко, 6-я стрелковая рота 426-го стрелкового полка 88-й стрелковой дивизии. Арестован органами НКВД и осужден к расстрелу).

По официальным данным за время советско-финляндской войны в войсках действующей армии были осуждены 843 бойца и командира по статье 58-10 («антисоветская агитация и пропаганда»). Сведения о количестве осужденных по другим подпунктам 58-й статьи УК РСФСР нуждаются в уточнении.

Во время Зимней войны 1939–1940 годов на стороне финнов под антисталинскими лозунгами впервые были сформированы несколько русских подразделений из советских военнопленных и белоэмигрантов. Инициатива создания отрядов Русской народной армии принадлежала Борису Бажанову, бывшему секретарю Политбюро ЦК РКП(б), бежавшему из Советского Союза в 1928 году, и начальнику РОВС Генерального штаба генерал-лейтенанту Алексею Архангельскому. Главным участником акции стал начальник Финляндского подотдела Союза капитан Фёдор Дмитриевич Шульгин (1887–1959), бывший в 1920 году личным адъютантом командующего войсками Российской Восточной Окраины генерал-лейтенанта Григория Семёнова.

Во время Зимней войны русские эмигранты высказывали разные точки зрения. Например, профессор Павел Милюков сочувствовал СССР («Нам нужна Выборгская губерния»). Эмигранты, считавшие СССР «продолжением России», рассуждали о геополитических причинах, вынудивших Сталина воевать против Финляндии. Однако чинам РОВС не приходило в голову поддерживать Сталина под эфемерным лозунгом «защиты русской земли» или рассуждать о том, что «Финляндия — историческая часть Российской империи», следовательно, Сталин выступает «собирателем русских земель».

Белые эмигранты горячо сочувствовали Финляндии, отчаянно сражавшейся с гораздо более сильным противником, и тем более симпатизировали генерал-лейтенанту русской службы Карлу Маннергейму. «Наш долг — долг русской эмиграции — принять посильное участие в борьбе с большевизмом всегда, везде и при любых обстоятельствах, — писал на страницах журнала “Часовой” капитан Марковской железнодорожной роты Василий Орехов. — Если Финляндия захочет нашей помощи, мы должны[курсив автора цитаты] будем вложиться в эту борьбу, памятуя, что каждая пуля против красной армии нам выгодна, каждый удар по большевикам идет на пользу России и каждая неудача Сталина — радость русского народа».

Зимой 1939/40 годов в I (Французском) отделе РОВС на имя непосредственных начальников подавали рапорта о зачислении добровольцами в финскую армию горный инженер Никольский — юнкер Корниловского военного училища, полковник Владимир Ржондковский и другие чины РОВС. 30 декабря 1939 года Георгиевский кавалер штабс-капитан Адриан Борщов в рапорте на имя начальника I отдела генерал-лейтенанта Владимира Витковского предложил сформировать при помощи союзников Особый русский финляндский корпус. Георгиевский кавалер капитан II ранга Борис Четверухин в рапорте на имя Маннергейма заявил о готовности проводить разведывательные операции в пользу финнов и освещать состояние советских военных баз на территории Эстонской республики. Четверухин указал в рапорте, что располагает в Прибалтике собственной сетью сотрудников, которые, по словам морского офицера, «ведут непрерывную работу по разложению советских воинских чинов в базах и уже достигли определенных результатов, а также продолжают переброску агитационной литературы через границу СССР». Таким образом, идея участия русских белых в вооруженной борьбе в Финляндии была востребована и нашла отклик в Русском Зарубежье.

См. также:


источник
                 

                   
труд

«Как мы любили – вспомнят ли об этом?»

О том, как остаться верным себе и другу под страхом смерти подросткам Преображенского братства рассказала внучка грузинского поэта Тициана Табидзе Нина Асатиани
Мцхета, Грузия

В октябре этого года группа подростков Преображенского братства побывала в Грузии – необычайно красивой и благородной стране.

Тема поездки, как бы странно это ни звучало – «Русский человек и русский народ». Известно, что для того, чтобы лучше понять себя, важно посмотреть на другого, тем более, если этот другой тесно связан с тобой уже двести лет общей историей. Встреча двух народов, двух культур – русской и грузинской – дала удивительные, высокие, можно сказать, гениальные примеры любви и дружбы, верности и чести.

Об истории любви Нины Чавчавадзе и Александра Грибоедова знают, наверное, все и в Грузии, и в России. А вот о дружбе поэтов Паоло Яшвили, Тициана Табидзе и Бориса Пастернака известно, пожалуй, в основном знатокам поэзии.

Читать далее