December 16th, 2015

псмб

«Будничный труд любви»

Что общего у рижского докера и российского священника?

12 декабря в Риге состоялась презентация книги «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века» – переписки отца Михаила Шика с Наталией Дмитриевной Шаховской-Шик. Презентация этой книги проходит не первый раз, но каждый раз участникам встречи открываются новые грани истории XX века. В этот раз книга была представлена в рижском музее-мемориале Жаниса Липке, который в годы Второй мировой войны спасал пленных от смерти. В ходе встречи удивительным образом раскрылась общность судеб авторов писем и семьи Жаниса Липке*. Эти люди – не просто современники, их объединяет непримиримое отношению ко злу.

Отец Михаил Шик – исповедник веры, принявший мученическую кончину. Он был расстрелян на Бутовском полигоне 27 сентября 1937 года.

Читать далее
          
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
сфи мал

Почему я выбрала для итоговой работы тему о Священном писании?

Вот такие студенты в СФИ)))
АВТОР: ОЛЬГА ЯРОШЕВСКАЯ, КАНДИДАТ МЕДИЦИНСКИХ НАУК, ВЫПУСКНИЦА СФИ
На днях я защитила в нашем институте итоговую работу по Священному писанию «Библейские и околобиблейские истоки репрезентации образа Марии в 1-2 главе Евангелия от Луки». Эта работа стала итогом моего обучения по программе, ориентированной на уровень магистратуры, и продолжением исследования, начатого еще во время обучения на бакалавриате. Меня попросили рассказать, почему я решила писать работу по Священному писанию.

Вопрос с первого взгляда кажется странным для верующего христианина – кто может усомниться в важности Священного писания? Однако тематики, связанные с исследованием Писания, многим представляются слишком уж «чисто академическими», не имеющими такой очевидной актуальности, как темы, связанные с катехизацией или с церковной историей ХХ века. Кроме того, иногда высказывается мнение, что в исследованиях Библии есть своего рода соблазн для верующего. Христианство, конечно, никогда не представляло людей, создавших Библию, некими медиумами, писавшими слово в слово под диктовку свыше, и говорило о Библии как о творении богочеловеческом. Но исследования в современной библеистике касаются в основном чисто человеческого аспекта Писания – текстологии, изучения жанров, языка и т.д. И получается, что для того чтобы быть специалистом по библейским книгам, вовсе не обязательно почитать их как священные.

[Spoiler (click to open)]

Так уж получилось, что темы для письменных работ по Священному писанию я выбирала даже не с самого начала учебы в институте, но еще раньше – с окончания Богословского колледжа. Конечно, на мой выбор в первую очередь повлияла давняя страсть к книгам – не только привычка к чтению, но и тяга понять, как книги«устроены»: каковы законы данного жанра, какими средствами автор достигает того или иного эффекта, какими неожиданными гранями у нового автора вдруг засверкает, казалось бы, давно знакомый сюжет. И потому естественно, что эта любовь к рассмотрению текстов  распространилась и на Книгу с большой буквы.

Однако работа над темами Священного писания дала не только новые для меня навыки работы с книгами, но гораздо большее. Вхождение в мир Священного писания помогло почувствовать очень важные вещи. Во-первых, понять, что Библия – не сколько-то разных книг под одной обложкой, но некий единый текст, и попытки выискивать в ней противоречия столь же наивны, как попытка слепцов из известной притчи описать слона, ощупав только его хобот или только ногу. И даже больше – что и в жизни дело обстоит точно таким же образом. В ней на равных правах сосуществуют очень разные люди и идеи, и могут быть равно угодными Богу казалось бы противоположные слова и действия, а действия с виду одинаковые могут иметь совершенно разный смысл и наполнение.

Исследование ветхозаветных аллюзий в Евангелии дало почувствовать единство Священной истории, понять, насколько неестественны трагический разрыв христианства и иудеев во II веке и последующая многовековая вражда. Евангелие от Луки, исследование которого стало предметом моей работы еще на бакалавриате, дало понять: задумано-то было все совершенно не так, ничего в ветхозаветной истории с явлением Христа не отменялось, не отвергалось, но принималось и преображалось.

Сайт СФИ