October 4th, 2015

труд

«ПРИЗЫВАЕМ ВСЕХ, КОМУ ДОРОГО БЛАГО ОТЕЧЕСТВА, ВСТУПАТЬ ЧЛЕНАМИ В ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ БРАТСТВО»

Сто пятьдесят лет назад в ходе церковной реформы в России возрождался интерес к православным братствам как традиционной форме церковной жизни

Рассказывая в последнем, санкт-петербургском, номере приложения «Регионы» о питерских братствах, составители кратко упомянули, что священника Александра Гумилевского по праву называют «основателем церковных братств на Руси в новейшее время». Однако подробно рассказать об о. Александре и его братствах в тот раз не было возможности. Сегодня мы отчасти восполним этот пробел.

Время наиболее активной церковной деятельности священника Александра Гумилевского (1830-1869) – пореформенный период 60-х гг. XIX века. Это были годы активизации духовенства, вызванные атмосферой свободы, надежд, ощущением того, что изменения возможны, что это только их начало. Отец Александр, будучи священником в первопрестольном граде, сохранял надежду на то, что реформы помогут изменить жизнь общества в сторону её большей христианизации. Он не замедлил собрать вокруг себя кружок литературных деятелей: в 1861 г. совместно с тремя петербургскими священниками Д.И. Флоринским, И. Флеровым и И.Г. Заркевичем он начинает издавать журнал «Дух Христианина» в виде духовно-литературного альманаха, который содержал в себе разделы «Современное обозрение», «Смесь» и «Летопись предполагаемого братства». Будучи главным редактором этого журнала, о. Александр Гумилевский заботился о том, чтобы его издание служило своеобразной площадкой для обсуждения проблемных вопросов в церкви и обществе и поисков путей их решения, так как, по его мнению, нравственная жизнь нашего народа требовала серьёзного исправления.

Image
Священник Александр Гумилевский

Два братства

Отец Александр служил приходским священником в Санкт-Петербурге в Христорождественском храме на Песках, который располагался вблизи Смольного монастыря. Основную часть населения Песков составляли мещане и ремесленники, которые занимались подённой работой, торговлей, держали постоялые дворы. Там же селилась городская беднота. Своей главной задачей отец Александр видел помощь больным и бедным «братьям меньшим». Он писал, что именно «приходская попечительность о бедных, производившаяся дотоле в самых скромных размерах, она указала тот путь, на который надобно было поставить братство для скорейшего осуществления его на деле»1.

Само дело приходского братства начало продвигаться с открытия 7 апреля 1863г. в наемной квартире приюта для больных, престарелых и малолетних нищих на Песках. 8 сентября 1863г. о. Александр взывает к прихожанам во время проповеди с амвона, говоря, что «приход православный только тогда будет приходом, когда прихожане, проникшись чувством общей христианской любви, составят из себя единое во Христе братство»2. Он призывает прихожан устроить дело братства на этих основаниях и тут же раскрывает общие положения его устройства, из которых впоследствии и будет составлен проект Устава. Целью приходского Рождественского братства было заявлено «бескорыстное ради единой любви ко Христу вспомоществование своей приходской церкви и всем бедным соприхожанам»3.

Заботы о. Александра не ограничивались приходским братством. Он хотел, чтобы подобные церковные братства «стали достоянием всех православных приходов на Руси»4, так как считал, что только при таком развитии возможны изменения положения низших слоёв обществ в России, как нравственного, так и материального характера.

[Spoiler (click to open)]

Занимаясь нуждами прихода, о. Александр параллельно, в основном путём журнальных призывов, пытается собирать и другое братство, деятельность которого выходила бы за рамки прихода. Вначале у него ещё не было чёткого представления о том, каким должно быть братство, поэтому он просил читателей журнала «Дух Христианина» присылать свои соображения о том, «как и что нужно сделать для прочного осуществления будущего братства»5. Обращаясь «к граду и миру», он рассчитывал на отклик и инициативу всех неравнодушных людей. «Призываем всех, – писал он, – кому дорого благо отечества, вступать членами в предполагаемое братство: духовные и светские, мужчины и женщины, знатные и простые – все православные христиане могут принять участие в предполагаемом братстве»6.

Таким образом, отец Александр стал во главе двух братств: приходского Рождественского и петербургского Рождественского. При этом первое братство имело в виду только нужды Песковского прихода; между тем как второе – Рождественское братство «задавалось весьма широкою деятельностью, и члены его были разбросаны по всем концам и окраинам России»7.

На евангельских началах

Собирая своё приходское Рождественское братство, о. Александр надеялся заложить в его основу Христову любовь. Он так писал об этом: «Братство должно быть живым христианским союзом православных людей, согретым Христианской любовью ко всем нуждающимся братьям во Христе. Где нет любви, там не может быть и братства»8. По его мнению, все дела благотворительности, попечения о больных, бедных, престарелых, малолетних нищих, узниках должны быть основаны на евангельских началах. Он подчёркивал, что «все дело милосердия зависит не от того, в какой форме оно делается, а от того, с каким расположением делается»9. Само братство, по его убеждению, должно рождаться из заботы членов церкви о своих собратьях по вере так, как это заповедал Христос своим ученикам, назвав «всех бедствующих последователей меньшими своими братьями». Такое братство заключалось тогда между верующими не в одном наименовании, а в «самой искренней братской любви и в живом общении имуществ...»10.

Просвещение

По свидетельствам современников, о. Александр был «самым горячим ревнителем народного образования» и чуть ли не первым в столице основал одну за другой воскресные школы, которые явились «первоначальным камнем, чтобы вызвать к жизни братские учреждения при православных приходах на Руси»11. Он и своё предполагаемое братство начинает собирать с целью просвещения народа на религиозно-нравственном основании.

На базе приходского Рождественского братства были учреждены религиозно-нравственная библиотека, четыре приюта для мальчиков и девочек. В беспризорных детях о. Александр стремился воспитывать духовно-нравственное начало, приучать их к честному труду, предотвращая их дальнейшее нищенство. Средствами к пробуждению в них этого начала служили религиозно-нравственные наставления, почерпнутые из Евангелия и из жизни святых, которые сосредотачивались по преимуществу на беспредельной любви Господа к обращающимся грешникам; ежедневная частая молитва, посещение храма Божьего во время богослужения и религиозное пение. Он старался пробудить в детях милосердную любовь и сопровождал наставления практикой: так, воспитанницам предлагалось выбрать самим, чем именно они должны помочь бедным.

Отец Александр подчёркивал, что намеренно здесь употреблял слово воспитание, а не обучение, потому что все его внимание «было обращено на развитие доброго нравственного чувства в этих малютках, знавших одно только зло»12. При этом воспитанникам объяснялось «сообразно с детскими понятиями и значение того Братства, о котором дети постоянно слышали»13.

Молитва и труд

«Первой заботой и первой целью Приюта», который, по мнению о. Александра, «создала и поддерживала евангельская любовь», было научить детей, привыкших к попрошайничеству, молиться и трудиться»14. Гумилевский верил, что соединение труда и молитвы служило созиданию в них духовно-нравственного основания, научало малолетних нищих, привыкших побираться, к честному труду.

Плодом таких усилий явилось то, что за два года «150 малолетних нищих, не умевших перстов сложить для крестного знамения, научились молиться... приучились к порядку, скромности, почтительности»15. Поэтому была надежда, что из братского приюта они смогут выйти «не тунеядцами, небесполезными членами церкви и общества»16.

В рукодельных приютах мальчики обучались переплётному рукоделию, девочки осваивали швейное дело, дежурили в братской больнице – причем на дежурство выбирали только тех, кто хорошо себя вел, – это назначение считалось для них наградой.

Принятие решений

В приходском Рождественском братстве делами братства заведовали Братский совет во главе с учредителем о. Александром Гумилевским и Общее братское собрание. Члены Братского совета ежегодно избирались на Общем братском собрании из числа тех людей, которые брали на себя заботы за братские заведения. Братский совет собирался ежемесячно в Приюте братства, а общее собрание всех членов братства – один раз в год первого сентября. Решения на Братском совете принимались большинством голосов. При этом право последнего голоса оставалось за учредителем братства. Совет решал все текущие вопросы: утверждал правила для деятельности старших братьев и сестёр, принимал новых членов и удалял недостойных, наблюдал за деятельностью всех членов братства, вёл летопись и ежегодно предоставлял отчёт о своей деятельности Общему собранию, на котором происходило избрание старших братьев и сестёр. В Уставе братства было прописано, что все его собрания по своему характеру «сообразно высокому христианскому значению своему должны быть благоговейно-религиозны» и должны были начинаться и оканчиваться молитвою.

* * *

После смерти о. Александра дела братств вёл священник В. Маслов, и среди приходских благотворительных заведений приходское Рождественское братство занимало первое место. К сожалению, дальнейшая информация о жизни этих братств в печатных источниках не прослеживается.

В материале использованы фрагменты бакалаврской работы
выпускницы СФИ Жанны Королёвой

------------------------

1 Скроботов Н.А. Жизнь и деятельность основателя церковных братств. С. 13.
2 Гумилевский А.В., свящ. Летопись Приходского Рождественского братства. 1864. № 5–8. С. 245.
3 Там же.
4 Скроботов Н.А. Жизнь и деятельность основателя церковных братств. С. 15.
5 Там же.
6 Там же. С. 17.
7 Там же. С. 18.
8 Гумилевский А.В., свящ. Летопись Приходского Рождественского Братства. 1863–1864. № 5–8. С. 247.
9 Цит. по: ЕрмолаевО.А. Служение милосердия в христианском братстве (на примере Христорождественского Приходского Братства). Ркп. С. 5.
10 Гумилевский А.В., свящ. Современное обозрение. 1864, март. С. 66, 67.
11 ПокровскийА.П., прот. Памяти учредителя Христорождественского братства. С. 2–5.
12 Гумилевский А.В. Летопись Приходского Рождественского Братства. 1863–1864. № 5–8. С. 258.
13 Там же. С. 259.
14 Там же. С. 150.
15 Гумилевский А. В., свящ. Летопись Приходского Рождественского Братства. 1865. № 2–5. С. 150.
16 Там же.

Кифа № 10 (196), август 2015 года

                     
Buy for 30 tokens
Вы вероятно считаете, что вам, как гражданину РФ тоже принадлежат наши недра? Наивный вы человек. Усаживайся поудобнее, мой наивный друг, протирай глаза и читай про одну очень интересную схему. Есть в нашей стране такое государственное АО как «Росгеология», задача которой, в одно…
сфи мал

«Турник» для личностного роста

29 И 30 СЕНТЯБРЯ НА БОГОСЛОВСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ СФИ ПРОШЛИ ЗАЩИТЫ ВЫПУСКНЫХ КВАЛИФИКАЦИОННЫХ РАБОТ
«Самое главное – что в процессе написания этих работ люди растут личностно, интеллектуально и духовно», – сказал председатель государственной аттестационной комиссии ректор МГОСГИ Алексей Борисович Мазуров. Защиту богословского диплома он сравнил с духовным «подтягиванием» – усилием, необходимым человеку, чтобы вырасти над собой, а работу в комиссии, которая оценивает результаты таких усилий, охарактеризовал как дело приятное и интересное.

Самый необычный диплом представил к защите Сергей Бурлака. Соискателю, имеющему консерваторское образование, удалось по дневникам и переписке выдающейся пианистки Марины Юдиной проследить ее духовный путь и служение, которое выражалось в превосходящей все привычные формы заботе о «ближних» и «дальних», творчестве, где было место открытому свидетельству о Христе, элементах юродства в поведении и очень аскетичной жизни. Как показал автор работы, все это было формой сознательного духовного сопротивления атеистическому режиму.

Читать далее