September 12th, 2015

труд

Архимандрит Спиридон (Кисляков)

Оригинал взят у n_nastusha в Архимандрит Спиридон (Кисляков)
Сегодня день памяти архимандрита Спиридона (Кислякова). Отец Анатолий Жураковский был его духовным сыном. У гроба о. Спиридона он сказал свое последнее слово к нему. В нем он упоминает о братстве во имя Иисуса Сладчайшего, которое возглавлял отец Спиридон. Перед проповедью отца Анатолия хочется вспомнить слова самого отца Спиридона - вроде бы совсем простые, но очень его и, кажется, передающие даже его интонацию:

Архимандрит Спиридон (Кисляков):
Чтобы богосыновнее, Христово братство возникло, прежде всего должна быть неумолкаемая проповедь – призыва всех христиан к строительству такого вселенского, Христова братства. Этого мало. У членов этого братства должна каждый раз быть искренняя и пламенная готовность умереть за Христа!


Слово о. Анатолия Жураковского над гробом о. Спиридона (Кислякова)

Брат, сослужитель, отец и друг! Кончено. Кончен твой жизненный путь, кончено твое служение, кончены дни и часы нашей дружбы. Мне вспоминаются сегодня далекие дни, когда я в первый раз, неведомо для тебя, тебя увидел. Вспоминаются наши первые беседы, мой ранний юношеский восторг от твоих слов, далекие часы, дни и ночи, проведенные вместе, когда впервые ты открыл мне тайну твоей души, твои помыслы, мысли, искания, надежды. Вместе с тобой мы клали первые камни твоего детища, братства во Имя Иисуса Сладчайшего, вместе с тобой мы ходили по храмам, возвещая Божье слово. Потом долгие годы ты один работал, а мне указал другое дело. Вспоминается, как ты пришел ко мне, больному, и поставил на работу Господню. Потом ты делал свое дело отдельно в течение многих лет. Наконец, Господь привел меня в твой храм, не одинокого, а с овцами моего стада, и теперь, брат, друг, отец, Господь поставил меня свидетелем твоей последней предсмертной исповеди, поставил меня у твоего гроба.

[Spoiler (click to open)]Много даров дал тебе Господь: светлый громадный ум, дар проповедничества, любящее нежное сердце, пламенный дар молитвы. Но из всех даров поражает твой дар любви ко Господу Спасителю. Любовь эта зажглась рано в твоем сердце, когда ты еще маленьким мальчиком бежал из родного дома в поисках Нового Иерусалима. Эта любовь привела тебя на Афон, где ты совершал свои первые молитвенные подвиги. Эта любовь побудила тебя идти в Святую Землю, эта же любовь привела тебя на каторгу и побудила находить пропавшую драхму в человеческом сердце. Эта же любовь привела тебя к нам и вызвала все, что ты совершил.

Как человек – ты падал, оступался, согрешал, но среди падений, ты держался крепко края Его ризы, и сердце твое пламенело. Было одно мгновение, страшное мгновение, когда казалось, ты соблазнился – не о Нем, нет, а о Его учении. Это было то мгновение – и ты считал его самым страшным в своей жизни, – когда весь мир захлебнулся в крови, ужасе, и ты соблазнился этим безумием вместе с миром. Это было одно мгновение. Оно прошло, и ты увидел, где Христос и правда, и возопил, и возгласил Божью правду.

Твои ложные обвинители, приведшие тебя ко гробу, говорили о твоих словах, искали в твоих книгах соблазняющих страниц, но они не знают главного – твоей пламенной любви, не знают, что ты был один среди безумцев, поднявший голос против крови во имя поруганного Иисуса Сына Божия. Это поругание, совершаемое руками сильных мира, служителями алтарей, это поругание, совершаемое в каждом сердце, было главной болью сердца твоего, и ты пришел, чтобы возвестить о поругании Бога и пробудить пламя любви к Иисусу. Когда ты говорил о Нем, слово твое было сильно, как гром, и полно такой нежности, что человеческое сердце таяло и истекало слезами. Ты возвестил о Христе Иисусе – и, казалось, воздух вздрогнул, как от взрыва, ты заговорил об Иисусе Сыне Божием, и те, которые не слышали о Нем, пришли к Нему, и те, что слышали и отреклись, вернулись к Тому, о Котором ты говорил, называя Его Солнцем жизни, о ком возвещает всякое дыхание, и те, кто любил Его, научились любить по;новому, и тайна Его открылась им иначе через Божественную Литургию, совершаемую тобой. Ты привел множество человеческих душ и заставил трепетать сердца, отучившиеся любить и трепетать. Ты приходил к богатым и бедным, старым и молодым, маленькие детские ручки тянулись к тебе, и лицо твое изменялось и становилось солнечным, когда ты видел детские головки.

Более всего тянулось твое сердце к несчастным, униженным, скорбящим. Более всего любил ты проповедовать на чердаках и в подвалах, среди людей изнемогающих от непосильной тяготы, куда служители алтаря избегали заходить и где тебя встречали сначала с недоверием, потом с удивлением и, наконец, с любовью. Лукьяновская тюрьма, множество заключенных узников воссылали благодарность Богу за посильные дары твоей любви. Кирилловская больница, где несчастные, лишенные разума, с благодарностью вспоминают о тебе, потому что ты не только думал о питании их, но пробовал заронить в их душах искры света.

Множество детей должны видеть в тебе отца, данного Богом, потому что ты подобрал их на улице и дал кров и воспитание. Бедные сироты, вдовы должны быть благодарны тебе, потому что ты вспомнил о них и пришел к ним во имя Христа, протянул им руку помощи и щедро дарил им самый богатый дар – весть о Христе и любовь, которой горело твое сердце и заставляло ответной песней звучать другое сердце. Самый большой дар, дар вечной жизни, спасения открыл ты для множества, открыл врата вечности, Небесного Царства, сияющее божественное милосердие. Ты работал неустанно день и ночь, работал доступный всем, радостный, отзывчивый, готовый день и ночь протягивать руку помощи. Ты давал сердце свое кусками тем, кто приходил и жаждал твоей любви, трудов и подвигов.

Сколько терний, вражды, клеветы пришлось тебе видеть. Помнишь, 12 лет назад, когда первая буря разразилась над тобой, ты был мощным, сильным, ты вынес удары. В чем только не обвиняли тебя, но Бог послал тебе сильного защитника в лице святейшего Патриарха Тихона с любящим широким сердцем, истинного служителя духа, а не буквы мертвящей. Он увидел тебя за тысячи верст, протянул тебе руки, ты с радостью духовной облобызался с ним и стал под его покровительство. Ты совершил работу – из живых камней созидал братство Иисуса Сладчайшего, из живых сердец, преображенных тобой, ибо ты находил их холодными, окаменевшими и делал живыми камнями. Мирно, тихо, радостно делал ты свое дело, душа твоя преображалась год от года, день ото дня, и мы, друзья твои и близкие, удивлялись, какая почиет благодать Божия на тебе. Ты стал более просветленным, ласковым. Как умел ты гневаться, я знаю, я помню, когда видел тебя гневным, когда слышал твои гневные слова, но теперь твой образ светится тихим ласковым светом.

Ты думал до конца дойти тихо, но Бог дал тебе новые тернии в твой венок. Беда пришла неожиданно, не со стороны, а от ближних. Новая жестокая клевета, как змея подколодная выползла. Сначала ты детским удивленным взором смотрел и не понимал, почему люди злобствуют. Потом ты понял, как злобно и верно направлен удар, и увидел, что удар смертельный и приведет тебя ко гробу. Твоим обвинителям ты сказал, что будет судить Бог. Твой духовник, я свидетельствую, что ты умер с глубоким прощением, с миром, но с затаенной грустью. Перед кончиной твоей ты плакал. Грусть была о твоем деле и о том, что ты нашел в людях и братьях. За несколько дней ты предвидел, что кончина близка и давал наставления. Но никто не думал, что скоро раздадутся надгробные песни. Ты кончил славно. Ты умер со знаменем в руках на своем посту. Буря, ветры не поколебали тебя, потому что ноги твои стояли на камне. Твоя кончина в день Усекновения – знаменательный, скорбный, торжественный день – твоя кончина блаженна.

Мы, стоящие у гроба, не понимаем еще, что ты умер. Мы не можем поверить, что не увидим улыбки твоей, не услышим ласковых слов, стены храма не будут потрясаться от слов твоих, и алтарь не будет оглашаться молитвенными призывами. Мы стоим перед гробом твоим, и каждый вспоминает, как он умирал от голода, и ты помог ему, другой – как ты поддержал его ребенка, третий – как он в первый раз услышал о Христе, и сердце его затрепетало и было пленено послушанием Господу;Спасителю. Мы стоим около твоего гроба как дети и овцы стада твоего. Я говорю один, но знаю, что тысячи сердец говорят вместе со мною, я говорю: друг, отец, пастырь Божий, от имени тысячи сердец. Я говорю от имени бедных, нищих, убогих, сирот, вдов, заключенных, больных, отверженных, грешников, блудниц, разбойников, приведенных к покаянию. Я говорю от имени всех их и кладу перед тобой земной поклон.

Спасибо тебе, отец. Отец, ты слышишь эти слезы. Отец, ты любил, ты имел обычай часто во время проповеди обращаться с вопросом к твоим чадам. Ты спрашивал их властно и властно требовал ответа. Бывало, что перед алтарем они давали обет верности Христу Спасителю. Ты уже больше не спросишь их о верности. Позволь же от твоего имени в страшный последний час спросить духовных чад твоих – верь, что уста мои зададут последний вопрос: братья и духовные чада отца Спиридона, учившего вас так долго, обещаете ли вы здесь, перед гробом, как ему на суде Христовом, обещаете ли всеми силами сердца хранить верность его заветам, наставлениям? Обещаете ли вы не оставлять святого братства, святого дела, начатого отцом Спиридоном и стремиться ко Христу? Обещаете ли вы?

Отец, ты слышишь эти слова? Брат, сослуживец, друг, ты слышишь эти слова обета. Молись Христу;Спасителю, как молился здесь, на земле, в храме, дай силы обеты исполнить. Спи спокойно, брат, друг, иди отдохни, ты так устал. Твой день так долог, подвиг так труден. Ты отдохнешь от непосильных трудов, от холодного непонимания, от людской жестокости. Там встретит тебя с распростертыми объятиями твой друг – святейший патриарх Тихон. Если за гробом умеют негодовать, с каким негодованием и скорбью узнает он, что претерпел тот, кого он благословил. Там встретят тебя святители, там встретит тебя Тот, Кого ты любил больше жизни, Кому отдал жизнь, дыхание, там встретит тебя Христос, наш Спаситель, наше Солнце. Молись о твоих духовных чадах и о том, чтобы Господь и нас грешных, всех близких, собравшихся здесь у гроба, в страшный день Суда, привел войти вместе с тобой в Его Царствие и чтобы там, в вечности, где нет забвения, вражды, где свет невечереющий, едиными устами прославляли твоего и нашего Бога, твоего и нашего Спасителя. Аминь.
             
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Как в камышинских школах гимнастику внедряли

«Под занавес» XIX века, в 1880 году, в системе образования России произошли крупные перемены (как сейчас можно говорить, были внедрены новации): меньше стали преподавать древние языки (припомните знаменитую «Латынь» из книг классиков!), зато стали больше заниматься литературой и русским языком; включили в список обязательных предметов географию и гимнастику.
     
 Воспитанники занимаются гимнастикой в спортивном зале Дома призрения и ремесленного образования бедных детей в С.-Петербурге. Начало 1900-х гг.
Воспитанники занимаются гимнастикой в спортивном зале Дома призрения и ремесленного образования бедных детей в С.-Петербурге. Начало 1900-х гг.

Однако то, что довольно быстро и без особых проблем внедрялось в передовых городах Российской империи, зачастую проходило долгий, мучительный путь в провинции. В 1908 году царь Николай Второй своим указом активизировал физическую подготовку в школах, и после долгих бюрократических проволочек в мае 1909 года стартовал медленный повторный процесс введения гимнастики и военной подготовки в русских школах.

В Камышине Саратовской губернии вопрос «о введении военной гимнастики и строя» слушался на заседании местного Земского собрания в 1910 году. Инспектор народных училищ доложил о состоянии начальных школ в Камышинском уезде — крупнейшем на то время в Саратовской губернии. При этом сам же инспектор заявил, что считает в своем же отчете неверным данные о невозможности учащимся заниматься гимнастикой в коридорах школы. «Это делать можно», — заявил выступавший. Дело в том, что царский указ был исполнен следующим образом: детей просто выводили в коридор школы, где они и занимались упражнениями.

[Spoiler (click to open)]

— Опыт камышинских городских школ показал, что когда климатические условия позволят, тогда уроки гимнастики должны вестись и на воздухе, — добавил инспектор народных училищ.

В ответ председатель Камышинской Управы Михаил Хрисанфович Готовицкий возразил: «Всем известно, что в начальных школах обучение начинается поздней осенью и кончается ранней весной. Следовательно, если на гимнастику в школе употребить учебное время, то получится ущерб для школьных занятий, а на открытом воздухе  зимой не позволяют костюмы: как может ученик делать по требованию учителя какие-либо ловкие упражнения, когда зачастую на нем отцовский кафтан или материна кофта и валенки?!»

Далее решили разобрать вопрос: возможно ли вообще преподавать гимнастику в школьных помещениях? И выяснили, что в Камышинском уезде школ, имеющих — цитируем! — «раздевальни, отдельные от классных помещений, очень мало». Кроме того, как заметил член Земской управы Ардюков, «постоянное сдвигание столов удобств не даст, мебель будет ломаться — это во-первых, а во-вторых, сельские дети в физическом развитии не нуждаются, они дома работают с родителями. Это не городские дети, которые все время проводят в душных комнатах».

Гласный (то бишь депутат Земского уездного собрания) Певцов поддержал предыдущего оратора в том плане, что в городе необходимо физическое развитие детей, а «в деревне этого не нужно — там не достает только ловкости».

— Чтобы научиться повороту, движениям, необходимо, чтобы все ученики видели учителя, и как он сам это проделывает, в коридорах это недостижимо, — окончил речь Певцов.

В итоге, от гласных посыпались одинаковые предложения: гимнастику ввести только в министерских школах — таковые (более-менее просторные) существовали лишь в Камышине (уездном центре); в селах были уездные школы. Гласный лесозаводчик Рогожин остался при особом мнении: он высказался против введения гимнастики в школах уезда и посчитал «расход на это непроизводительным».

Голосованием было принято решение: «1) ввести преподавание гимнастики в виде опыта в министерских школах и в тех земских, где это возможно, и 2) ассигновать на проповедование гимнастики 200 рублей».

Так в Камышине начало развиваться движение, которое позже в стране назовут  «физкультурным» (системой укрепления здоровья и физического воспитания людей при помощи физических упражнений в сочетании с естественными факторами природы и мерами общественной и личной гигиены).

Леонид Смелов, Клуб исторических изысканий "КамышинStar".

     
труд

«Кончина отца Александра трагична и славна одновременно…»

О. Георгий Кочетков в своем блоге вспоминает об общении с о. Александром Менем
   
Сегодня, в день 25-летия со дня убийства отца Александра Меня, размышляя о трагических событиях тех лет, я понимаю, что мы с отцом Александром были не просто знакомы, но хорошо знакомы, были даже во многом близкими людьми — прежде всего в духовном плане. Наверное, тогда, 25 лет назад, я бы не решился таким образом определять наши отношения, но сегодня, когда я все больше и больше возвращаюсь к тому, о чем мы тогда спорили и что обсуждали, я все лучше вижу, что мы были очень близки.
img

Мы познакомились с отцом Александром еще в середине 70-х годов и много раз общались, начиная со встречи у отца Аркадия Шатова (нынешнего епископа Пантелеимона). Чем дальше, тем больше мы общались. В второй половине 80-х годов мы виделись регулярно — каждый месяц он меня приглашал к себе в гости, вместе с другими священнослужителями, которые, как считал отец Александр, разделяли его путь, его направление жизни, его взгляды или хотя бы были близки к ним — ведь никто не был обязан соглашаться со всем. И я, может быть, не полностью разделял позицию отца Александра, и поэтому у нас всегда были интересные дискуссии. Но главным основанием для наших встреч было единство по всем фундаментальным вопросам нашей церковной жизни, и именно это единство дает мне основание говорить, что между нами были не просто добрые дружественные отношения, но что-то безусловно большее. Причем, собирая этот круг общения, отец Александр был очень сдержанным и деликатным — он прекрасно понимал, что люди в церкви собираются настолько разные, что если сейчас начать что-то формулировать, то можно нарваться и на непонимание, и на открытые разногласия, которых и без того было очень много в церковной среде. Он умело обходил эти разногласия, показывая нам пример. С ним можно было спорить, и он всегда очень благородно выслушивал оппонентов, достойно отвечал им. Он был человеком, который многое видел наперед. Именно потому я, вспоминая, как выступал отец Александр, как он собирал церковь, преисполнен к нему восхищения и уважения.

[Spoiler (click to open)]

День убийства я и сегодня помню во всех подробностях. Я был дома. Мне позвонили и сообщили, что произошло, что отец Александр умирает.

А в день погребения, 11 сентября, на Праздник усекновения главы Иоанна Предтечи, я служил панихиду в Троицком храме города Электроугли. И я сказал проповедь, которая мне настолько врезалась в память, что я и сегодня ее помню дословно, что для меня вообще-то редкость. Я сказал, что это убийство никогда не будет раскрыто, что вариантов заказчиков немного, но они все такие, что убийца никогда не будет найден. Тогда же я сказал, что теперь на передовой будем все мы. Отец Александр вольно или невольно прикрывал нас всех, принимая удары на себя — удары и от органов, и от церковных фундаменталистов, и от еврейских националистов. А теперь на передовой будем все мы. И это сбылось, и 25 лет назад родились наши братства — и Преображенское, и Сретенское. Появился Свято-Филаретовский православно-христианский институт, ставший с самого первого дня работы мишенью для всякого рода антицерковных ударов. То же самое значительно позже было и с отцом Павлом Адельгеймом. В последние годы отец Павел выглядел в сознании церковной общественности как фигура номер один, которая принимала на себя все удары антицерковных сил.

Ныне же я оцениваю кончину отца Александра как трагическую, но и как славную одновременно. Трагична она потому, что на русской земле убили выдающегося священника, не просто попа, который помахал кадилом и всё — как говорили в семинарии, «паки и паки и семьсот рублей в кармане». Его смерть была неожиданной, как неожиданно всякое злодейство. Но славной она стала по той причине, — и это нельзя отрицать, и я думаю, что даже его враги не будут это отрицать — что отец Александр умер за Христа. Он умер не по поводу тех или иных разногласий, касающихся экуменизма, отношения к иудеохристианству или каких-то иных претензий, которые ему в те годы предъявляли, нет. Прежде всего отец Александр служил Христу. И свидетельствовал о Христе — не только всей своей жизнью, но и своей смертью.

Личный сайт священника Георгия Кочеткова

         
труд

Учитель! Какая заповедь в Законе самая великая?

Проповедь

Священник Георгий Кочетков

Слово на литургии (Мф 22:35-46)

16 сентября 1990 г.

Мы слышали сейчас о том, что нам надо быть носителями Духа Христова. Для этого мы и скорби терпим, и притеснения. Главное в нашей жизни Дух, который определяет все остальное. Но чтобы исполниться Духом Христовым, нужно блюсти Его заповеди, полюбить Его и войти через Него в общение с Отцом нашим Небесным.

Об этом говорит и сегодняшнее евангелие (Мф 22,35-46). Господь часто повергал фарисеев и саддукеев в молчание. Божия благодать говорила Его устами, и они не могли ничего ответить. Один законник, т.е. человек, который знал Писание, переписывал его, богослов решил искусить Господа, спросив, какая заповедь в законе наибольшая, так как знал, что все заповеди в законе равны, ибо все они от Бога. Но это были заповеди Ветхого завета. А Господь ответил ему из духа Своего учения, из грядущего Нового завета. И ответил ему, хотя и словами Ветхого завета, но вкладывая в них новозаветный смысл.

Что же сказал Господь? Он сказал фарисею: Возлюби Господа Бога твоего. Кто не любит Бога, тот не может ожидать от этой жизни ничего. Но как Его возлюбить? Всем сердцем, всей душой, всем разумением, в другом Евангелии даже говорится всей крепостью . Вдумаемся в это. Это значит: дух, душа и тело человека должны проникнуться любовью к Господу Богу нашему. Этого мы иногда не понимаем, братья и сестры. Нам кажется, что достаточно чего-то одного. Одним кажется, что нужны только душевные вещи размышления, молитвы, правила и другие чины и средства разумного устройства мира, общества, природы. А иным кажется, что ради Бога надо что-то делать руками и ногами или наоборот, заниматься только духовной жизнью, противопоставляя ее жизни по плоти. Но и в первом, и во втором, и в третьем случае мы грешим против слова Христова. Господь же говорит возлюби Господа Бога своего ЦЕЛИКОМ, всем, что есть в тебе, ибо и тела ваши храмы Святого Духа, как открыл нам св. апостол Павел.

Но есть и другая заповедь, подобная первой, которая не может быть от нее отделена, как вторая сторона той же медали. Св. апостол Иоанн нам сказал: Если ты любишь Бога, а ближнего ненавидишь ты лжец . Поэтому и сказал Господь законнику: Возлюби ближнего своего как самого себя.

[Spoiler (click to open)]

Эта заповедь объемлет весь человеческий мир. Не грех любить и себя, если ты любишь себя так же, как ближних. Мы постоянно забываем и об этом что двуединая заповедь дана нам в полноте любви и вера наша есть любовь, так как христианство есть вера в Бога и в человека. Нам надо воплотить в жизнь эту истину. Вот здесь-то и требуется от нас искание воли Божией и любовь ко Христу, без которой невозможно исполнить эти заповеди. Без общения в благодати Духа Святого со Отцом и Христом, Сыном Божиим и без благодатного общения с ближними мы не сможем исполнить эти заповеди.

Почему же мы называем Христа Сына Божия Богом? Господь спросил фарисеев о Христе: чей Он Сын? И фарисеи не могли ответить, так как сказали только то, что выработали они сами в своей духовной традиции: Христос сын Давидов, а это значит, что Он будет Царем над миром. Господь спросил: как же Он сын Давидов, когда Давид говорит о Нем как о Господе своем? И привел цитату из Писания (Пс 109,1): Сказал Господь Господу моему: сиди по правую руку Мою, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих . И опять закрыл уста фарисеям Своими словами. И они поняли: если Христос Господь Давида, то Кто же Христос? Тогда Он Бог. Они поняли и не смогли принять это, так как знали Бога и о Боге только через закон. Ведь закон был дан через Моисея, благодать же и истина через Иисуса Христа (Ин 1,17). Но для нас это значит, что нужно иметь общение с Богом в Духе Христа. А Дух Христов это Дух Любви к Богу и ближнему своему, как и к себе.

Аминь.

"Православная община" №3, 1991 год.