June 28th, 2015

труд

К вопросу о проблеме использования термина «секта»

Религия, как одна из форм духовной жизни, постоянно привлекает внимание к себе разных исследователей. Ведь люди всегда искали, и будут искать, ответы на такие вопросы, как, например: «Каково происхождение человека? В чем цель его жизни?» Что такое добро и зло. Поэтому незнание религий лишает человека важнейшего измерения в понимании всего человечества и его опыта.
simpsonsjoyofsect

Но религия имеет также и обратную сторону. Так как вера является одним из краеугольных камней духовности, то есть опасность подчинения религиозным лидерам, даже если они ведут образ жизни, не соответствующий духовному сану. Иногда религиозные движения используют психологическое давление, которое подрывает способность принимать самостоятельные решения. Некоторые авторы, например А. Дворкин, С. Хассен, П. Сидоров, данное действие называют «контролем над сознанием», а такие религиозные движения — сектой [1]. В СМИ все чаще можно встретить подобные заметки, а в научных журналах публикуются статьи соответствующего содержания [2]. Данная тематика, которая, как правило, освещается в СМИ в негативном свете, вызывает беспокойство, так как не всегда адекватно отражает действительность. Эту тенденцию отмечают многие исследователи, например И. Кантеров [3], А. Погасий [4].

В данной статье рассматривается термин «секта», который часто используется касательно новых религиозных движений (НРД). Находясь на положении религиозных меньшинств, по отношению к доминирующей религии, НРД постоянно ощущают давление со стороны не только СМИ, что ставит их в неравные отношения в исповедании своей веры. Объективному исследованию термина «секта» препятствует его негативное восприятие как на обыденном уровне, так и в ряде публикациях. Поэтому в научных исследованиях лучше употреблять нейтральные термины: «религиозные организации», «религиозные объединения», «культ».

Одним из первых исследователей понятия «церковь-секта» были немецкий социолог М. Вебер и теолог Э. Трёльч. Так, М. Вебер считает, что «Церковь – это община верующих, спасающихся. Секта же – это общество спасённых, стремящихся отделиться и отгородиться от внешнего мира» [5]. Одно из существенных различий этих двух понятий, по М. Веберу, это дисциплина внутри сект, которая более сурова, чем дисциплина в церкви. Э. Трельча считают соавтором теории «церковь-секта», который идентифицировал церковь и секту как дихотомические формы религиозной организации. Среди современных исследователей можно отметить работу Е. Васильевой «Теория «церковь-секта»: от М. Вебера до наших дней» [6], в которой автор приходит к выводу, что понятие «секта» нуждается в коренном пересмотре в связи с происшедшим в XX веке радикальным изменением религиозной ситуации в мире.

Читать далее
Buy for 30 tokens
Вы вероятно считаете, что вам, как гражданину РФ тоже принадлежат наши недра? Наивный вы человек. Усаживайся поудобнее, мой наивный друг, протирай глаза и читай про одну очень интересную схему. Есть в нашей стране такое государственное АО как «Росгеология», задача которой, в одно…
труд

Предпринимательство в Камышине (часть первая)

«Городу быть, купечеству торговать!»

Открываем «Географическо-статистический словарь Российской империи (СПб, 1865 год)» и читаем: «Камышин. Город в 180 верстах к юго-западу от Саратова, по почтовому Астраханскому тракту, на правом берегу Волги, при впадении реки Камышинки. Основан в 1668 году для прекращения разбоев, развившихся в этой местности. Жители занимались рыбною ловлей, судоходством и торговлею с калмыками».

Кем же были первые дмитриевцы (камышане)? В старинных документах говорится, что первая перепись 1719 года касалась «вообще всех граждан». Источник не указывает общего количества жителей (это были солдаты Дмитриевского полка и их семьи), зато в нем названы имена первых четырех купцов города! Удивительно, история сохранила имена воеводы-основателя города Якова Буша и купцов: Петра Матушкина, Андрея Булатова и Гордея Харчевникова с сыном. Все это говорит о том, какую немаловажную роль в жизни новоявленного города играло купеческое сословие.

Соляной промысел
     

Озеро Эльтон. Соляные наросты в воде
Озеро Эльтон. Соляные наросты в воде

Бурный экономический подъем города начался в середине XVIII века. Причиной тому послужило озеро Эльтон (от калм. «Алтан-Нор» - «золотое озеро»), которое до начала XIX века входило в камышинскую округу. Повелением императрицы Екатерины II на Эльтоне началась добыча соли – товара, на который была установлена казенная (государственная) монополия. Дмитриевск (Камышин) стал стратегическим пунктом: через город был проложен соляной тракт, а на его окраинах как грибы после дождя «выросли» казенные соляные магазины (склады), откуда соль доставлялась по всей России.

   
[Spoiler (click to open)]


Весной 1769 года руководитель Оренбургской физической экспедиции, академик Иван Лепехин описал наш город так: «Город Дмитриевск стоит на самом волжском берегу... Самое большое достоинство сего города  составляет соляная пристань, которая питает большую часть прихожего народа. Купечество в нем зажиточно. Промыслы купеческие состоят по большей части на рыбе, отпуске хлеба и скотины…»



Соляной бизнес привел Камышин к процветанию. По сведениям 1762-63 годов более 1/3 камышинских купцов принадлежали к I и II гильдиям, тогда как, к примеру, в Саратове купцы этих гильдий составляли не более 11,4 %. Для справки: для записи в гильдии размеры капитала определялись так: I гильдия – 10000 рублей и более, II – 1000–10000 рублей и III – 500-1000 рублей. За гильдейское свидетельство следовало уплатить пошлину в казну – 1 % с объявленного капитала.

Рыбный промысел

Город разрастался. Начинался XIX век, к середине которого в Камышине насчитывалось 5-6 крупных рыбопромышленников таких, как Потехин, Портнов, Православнов и другие. Каждый из них имел по 7-10 ловцов, которые, работая на хозяина, ловили рыбу сетями и снастями. Средняя оптовая цена красной рыбы (осетра, стерляди, севрюги, белуги) была 7-10 копеек за фунт (400 г), прочая – 5-7 копеек за фунт. Свежая черная икра продавалась весной не дороже 1 рубля за фунт. Сравните:  поездка на извозчике обходилась в 25 копеек.

Рыбопромышленники брали рыбные угодья в аренду на несколько лет.




Газета «Саратовские губернские ведомости» (от 29 июля 1844 года) сообщает, что камышинские рыбные ловли сданы в оброк тамошнему купцу Дмитрию Портнову с оплатой в год 301 руб. 83 коп. А дохода «рыбные ловли» приносили, как говорится в одном из документов, «…до трех тысяч рублей». Выгода налицо!




     

Купец купцу верит на слово!

В середине XIX века в Камышине проживало (1840 год) 7 268 жителей обоего пола, из которых дворян – 145, купцов – 1040…» В то время наш город был центром огромного уезда. Сравните: в Царицыне (Волгограде) тогда проживало всего-то 4 605 жителей.
 

Пристани и склады на берегу Камышина. Начало XX века
Пристани и склады на берегу Камышина. Начало XX века

Рост благосостояния города привел к тому, что сообщения о Камышине размещаются во всех сборниках экономического состояния городов европейской России того времени. О торговле города, в частности, рассказывается: основной товарооборот занимает соль, пшеница, мука, просо и пшено. Затем шла торговля дегтем и лесом, арбузами и садовыми плодами. С камышинской пристани отправлялось разных грузов на 1 миллион рублей. В городе существовало 23 мелких завода (кожевенные, салотопные, кирпичные и другие).

[Spoiler (click to open)]

Камышинские купцы и промышленники являлись передовой частью городского общества. Они выписывали центральную прессу того времени, выезжали по делам за границу и по возвращении старались привить на родной земле прогрессивный дух европейских стран. Они же возглавляли органы местного самоуправления и избирались в «господа гласные» (депутаты) городской думы.

Продолжение в материале "Предпринимательство в Камышине (часть вторая)"

Леонид Смелов.

Вторую часть можно прочитать здесь>>>>>

                         
труд

Предпринимательство в Камышине (часть вторая)

Впереди XX век!

К 80-м годам XIX века Камышин становится крупным речным портом. На волжском берегу устанавливаются пристани и небольшие конторы различных пароходных обществ: «По Волге», «Самолет», «Кавказ и Меркурий», «Дружина». Пароходы разных компаний отличались по форме и окраске бортовых построек, а также по звучанию сигнальных гудков, по которым камышане легко узнавали, какой именно пароход приближается к берегу.

Пассажирский пароход у пристани Камышина
Пассажирский пароход у пристани Камышина

В 1897 году на камышинские пристани прибыло 9,5 миллионов пудов различных грузов стоимостью свыше миллиона рублей и отправлено 3 миллиона 250 тысяч пудов грузов стоимостью 2,5 миллиона рублей. В числе поступивших грузов главное место занимала нефть и лес, а отправлялся, в основном, хлеб.

Паровозный гудок, или Голосуем «за»!

В 1894 году в Камышин пришла железная дорога. Начался новый – «сухопутный» - этап в экономическом развитии города. Жизнь заметно ускорилась: за два последующих десятилетия значительно вырос промышленный потенциал, существенно изменился внешний облик города и почти вдвое увеличилось народонаселение.

[Spoiler (click to open)]

Кто же способствовал такому росту? В 1892 году в Камышине проживало 17 684 человека, среди которых значилось 90 гильдейных купцов. Об их деятельности говорит следующий факт… Весной 1894 года состоялось историческое заседание городской думы по вопросу строительства железной дороги. В составе членов комиссии гласных (депутатов) были купцы и промышленники: И. П. Шемякин, В. Н. Ткаченко, Ф. Е. Юдаев, А. Г. Докучаев, А. Д. Алабушев и другие. Именно они приняли решение об отчуждении городских земель под строительство железной дороги. При этом заключили договор, в соответствии с которым за отведенную землю Акционерное общество «Рязано-Уральская железная дорога» построило в Камышине железнодорожную станцию с вокзалом, депо с поворотным кругом, элеватор емкостью 500000 пудов, нефтесклад и нефтяную, хлебную, лесную, рыбную и соляную пристани с подъемниками, тоннелями, шахтами, подвесными вагонетками; а также клуб, в котором размещались библиотека и народный театр.

В виде компенсации за наносимый экологический ущерб от строительства нефтяных и других причалов выше Камышина по течению Волги, город получал от РУЖД водопровод и мост через Камышинку. В полном соответствии с договором в 1896 году РУЖД построило мост (впоследствии названный Бородинским), а в 1898 году городской водопровод (его водонапорную башню в виде старинного замка ещё можно видеть в начале Камышинской улицы, недалеко от городского рынка). Словом, купцы знали, как и о чем договариваться для блага города.

Вот он прогресс!

Купцы решали стратегически важные для города вопросы не только в думе или на купеческом совете. Они создавали концессии. Известно, например, что радетель дела прогресса купец А. Г. Докучаев организовал и возглавил концессию по сбору средств на постройку камышинской электростанции. В 1912 году электростанция дала ток, и в городе загорелись первые лампочки Эдисона.

Докучаев уже не мог остановиться: в этом же году он на подворье своего дома он открыл синематограф «Аполло». Правда, опоздал в этом деле, уступив пальму первенства другому купцу - Г. И. Фадееву, который открыл первый синематографический иллюзион «Патэ» на пять лет раньше.

Дела благотворительные

[Spoiler (click to open)]

К юбилею царствующего дома Романовых (1912 год) в России начался выпуск почтовых открыток с видами разных городов империи. Не остались в стороне от этого начинания и камышинские власти… А где взять деньги? Их дали местные купцы. В Камышине изданием открыток занимались купцы братья Альтуховы, владелец ювелирного магазина М. А. Шемякин, хозяйка типографии П. В. Лебедева и другие.

В этом же году камышане услышали звук главного колокола пятиглавого Вознесенского собора. Немалые деньги на строительство колокольни пожертвовал купец И. П. Шемякин. Ему принадлежало несколько мельниц, одна из которых в советское время «превратилась» в лакокрасочный завод «Победа», снесенный в 1974 году. К слову, в городе тогда было 9 церквей – 7 православных, 1 католическая и 1 лютеранская.

Торговля и промышленность

В начале XX века в Камышине насчитывалось свыше 200 магазинов и лавок. Среди них мануфактурные, бакалейные, мясные, мучные, галантерейные, пивные и прочие. Самые знаменитые магазины – братьев Альтуховых. Михаил торговал хозяйственными товарами и ружьями, Александр – посудой и галантереей, а Иван – тканями. Лавр Поздов «держал» кондитерский магазин, Хицскеливич – магазин готового платья. Безруков организовал мощную хлебобулочную торговлю, а купец I гильдии Абызов торговал канцтоварами. Купцы привозили товары из Астрахани и Нижнего Новгорода, Москвы и Варшавы.

Камышин. Вид с птичьего полета на базарную площадь. Начало XX века
Камышин. Вид с птичьего полета на базарную площадь. Начало XX века

На берегу Камышинки работают 6 лесопильных заводов. Лесопильный завод Ткаченко оценивался в 30000 тысяч рублей, Сапожникова и Сазонова по 25000, Алабушева в 20000, Юдаева в 15000. На всех лесопильных заводах работало до 700 человек. На самом крупном производстве у В. Н. Ткаченко трудилось 89 человек.

Купцы были уважаемыми людьми. Упомянутый нами В. Н. Ткаченко в 1906 году был избран городским головой. Его трехэтажный особняк сохранился до наших дней на берегу Камышинки у 6 микрорайона (ныне здесь тубдиспансер). В разное время город возглавляли также купцы В. П. Портнов, Л. М. Гусев и другие. Эти люди, организовавшие производства и торговлю, на заседаниях купеческого совета и в органах местного самоуправления определяли жизнь Камышина. Они превратили провинциальный городок в преуспевающий красавец- город начала XX века…

Приближался 1917 год, а с ним и новая эпоха, которая поставит промышленность и торговлю на другие рельсы...
         

[Spoiler (click to open)]

Начинался новый век...

Камышин начала XX века – промышленно-торговый центр громадного уезда. Об уровне финансовых потоков в городе говорит следующий факт: в 1913 году в Камышине работали пять (!) отделений банков: Госбанка, Сбербанка, «Русского Торгово-промышленного банка», «Русско-Азиатского банка» и банка «Петро-пари», а также Общество взаимного кредита. В это же время на втором этаже дома, расположенном на углу улиц Саратовской (Октябрьской) и Красной, размещался купеческий клуб, где решались многочисленные вопросы местного предпринимательства.

Россия вступает в первую мировую войну. Страну лихорадит: многочисленные выступления крестьян, стачки рабочих… Февральская  буржуазная революция 1917 года приводит к образованию в России новой государственной власти. Камышинское общество приходит в волнение, население окрестных хуторов отказывается платить налог на землю. Городской голова А. Л. Синельщиков обращается к горожанам с просьбой исправно платить налоги:

- Иначе нечем платить служащим зарплату и закупать дрова для отопления! – восклицает он. - В городе не будет света, встанет пожарный обоз!

На просьбу Синельщикова откликнулись купцы. Объединившись, они вложили в городскую казну 100 тысяч рублей, что было очень большой суммой. Но революционные страсти было уже не унять…

Леонид Смелов, Клуб исторических изысканий "КамышинStar" (http://kamyshinstar.ru)

Первую часть можно прочитать здесь>>>>>