April 19th, 2015

труд

«Людей сплачивает общая молитва, общая работа и еда»

Оригинал взят у n_nastusha в «Людей сплачивает общая молитва, общая работа и еда»


Архиепископ был очень хлебосолен. В дни великих праздников всегда было по несколько приемов, архиерейский дом буквально ломился от гостей. В первый заход шли духовенство города с матушками и сотрудники епархиального управления, во второй - праздничные церковные хоры двух городских храмов (в то время в Вологде было только два храма - кафедральный собор и церковь праведного Лазаря). В третий заход шли певчие любительских хоров, и неважно, профессионалы это были или старушки, владыка находил возможность уделить внимание всем. Он понимал, что надо общаться с людьми в неформальной обстановке, так созидалось и укреплялось общество церковных людей. Владыка часто повторял: «Людей сплачивает общая молитва, общая работа и еда», - и он всегда этому следовал. С людьми он мог общаться до бесконечности.

Так сформировался в городе Вологде круг близких владыке людей.

Из воспоминаний священника Евгения Палюлина об архиепископе Михаиле (Мудьюгине)
http://forum.vgd.ru/1720/62705/10.htm
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Фомина неделя

Проповедь

Митрополит Антоний Сурожский

Неделя 2-я по Пасхе. Апостола Фомы

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Не раз мы в Евангелии читаем торжественное исповедание человека, который узнал во Христе своего Господа и Бога. Первый раз – в начале пути Господня. После Его крещения, когда Христос вступил на Свой крестный путь, Он встречает Нафанаила; Он свидетельствует перед другими, что это человек чистый, правого сердца: и Нафанаил Его спрашивает: откуда ты это знаешь? Спаситель ему отвечает таинственные слова: Прежде чем тебя позвал Филипп, Я тебя видел, когда ты был под смоковницей... И Нафанаил, поклоняясь Ему, говорит: Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев!.. В житии святого апостола Нафанаила мы читаем, что в то время он предстоял перед Богом в молитве, и слова Христовы „Я видел тебя под смоковницей” вдруг как бы разорвали перед ним пелену, и он понял, что стоит перед Тем Богом, Кому он тогда возносил свою молитву.

А потом это свидетельство как-то замирает; апостолы, как все мы, ослеплены видимым и только очень медленно начинают презирать невидимое. В течение трех с лишним лет Христос постепенно раскрывает перед ними Свою истинную природу: да, Он подлинный, истинный человек, но одновременно Он – Бог, пришедший плотью спасти мир. И это постепенно нарастающее сознание находит себе выражение уже на пути к Иерусалиму, перед самой смертью Христовой, в свидетельстве апостола Петра: Ты Христос, Сын Бога Живого...

Прежде Своего распятия Христос постепенно открывался Своим ученикам как Бог; после Своего распятия Он настойчиво, раз за разом, в целом ряде видений открывается перед ними как человек, воскресший плотью. Все рассказы о Воскресении Христовом нас ставят перед лицом именно этого факта: это не дух, это не видение; ученики не только слышат Его голос, но они прикасаются к Его телу, они видят, как Он с ними вкушает пищу; и справедливо, говоря о их свидетельстве, апостол Иоанн позже писал: Мы говорим о том, что наши очи видели, наши уши слышали, к чему прикасались руки наши... Христос действительно воскрес плотью: плотью освященной, плотью преображенной, плотью, которая вся стала духом, не переставая быть плотью. И мы поклоняемся вместе с апостолом Фомой воскресшему Христу, и веря Ему, зная Его как своего Бога, но и как воскресшего Иисуса из Назарета, взываем Ему: Господь мой u Бог мой!..

На этом построена вся жизнь Церкви, все христианское мировоззрение, все величие человека, все безграничное смирение Божие. Во Христе нам раскрыто и то, и другое; и мы ликуем не только о том, что Бог есть Бог любви, что Бог есть Спаситель наш, но ликуем мы и о том, что в Нем нам открыто, как велик человек. Человек так велик, что Бог может вместиться в него, человек так велик, что Христос может пройти через врата смертные и войти в вечную жизнь, и с Собой увлечь, унести нас в вечность, – как поток уносит. Человек так велик, что Христос, приобщившись во всех отношениях, кроме греха, нашему человечеству, приобщает нас до конца Своему Божеству, если только мы открываемся Его воздействию. Как это дивно!

А в наступающие сорок дней Христос постоянно является Своим ученикам, Он им раскрывает тайны Царства Божия, Он им открывает имя Господа нашего как Любовь, Он им открывает понимание Церкви как общества людей, которые соединены между собой любовью; Он открывает им, что временную жизнь они могут потерять, что она неминуемо пройдет, но что им дана вечная жизнь, которая есть жизнь Божия, уже вселившаяся в них, действующая в них, побеждающая все... И в наступающие недели каждое евангельское чтение будет нам говорить об этом торжестве жизни, о победе жизни, о победе любви над всем остальным. Будем радоваться, будем ликовать о том, что воскресший Христос не только победил смерть для Себя и в Себе, – будем радоваться, что в нас и для нас Он победил смерть, грех, страх – все, и что мы стали теперь свои, родные Живому Богу. Аминь.

17 апреля 1977 г.

http://www.mitras.ru/sermons/serm3b.htm#12

Другие проповеди на этот день:

Протоиерей Всеволод Шпиллер: Слово на Фоминой неделе
псмб

«Лето» церкви русской

Сегодня день памяти старца Севастиана Карагандинского, в общине которого будущий отец Павел Адельгейм обрел веру и христианскую семью

В день памяти преподобноисповедника Севастиана (Фомина) мы публикуем сообщение Ольги Филипповой, прозвучавшее на встрече Покровского малого православного братства, посвященной новомученикам и исповедникам земли Русской.

Монашество

Преподобноисповедник Севастиан родился в 1884 года в Орловской губернии в семье крестьян, в 6 лет он остался сиротой. Самым большим для него утешением стало посещение старшего брата, проживавшего насельником в Оптиной Пустыни. В 25 лет Стефан и сам был принят келейником к оптинскому старцу Иосифу (Литовкину). «Жили мы со старцем, – вспоминал он, – как с родным отцом. Вместе с ним молились, вместе кушали, вместе читали или слушали его наставления». В 1911 году старец Иосиф скончался, и в его келье поселился старец Нектарий (Тихонов), при котором Стефан остался келейником.

У преподобного Нектария было тогда два келейника: старший – Стефан, которого за мягкосердечие и сострадательность называли «летом», и младший – Петр Швырев, который был погрубей и построже, и его называли «зима». Когда народ, пришедший к хибарке, начинал от долгого ожидания унывать, отец Нектарий посылал Стефана, а когда ожидавшие начинали роптать и поднимали шум, к ним выходил Петр и строгостью умирял народ. Люди, бывало, то и дело посылали Стефана сказать старцу, что многие очень долго ждут и некоторым надо уже уезжать. Стефан шел в келью старца, и тот говорил: «Сейчас собираюсь, одеваюсь, иду», но сразу не выходил, а когда выходил, то при всех говорил Стефану: «Что же ты до сих пор ни разу не сказал, что меня ждет с нетерпением столько народа?» В ответ Стефан кланялся старцу в ноги и просил прощения.

Читать далее
труд

И все-таки, почему христианство, а не буддизм или конфуцианство или ислам?

Да, хорошо сказал митр. Антоний.

Оригинал взят у eugenepro в И все-таки, почему христианство, а не буддизм или конфуцианство или ислам?
Самый сильный аргумент, конечно, у Иоанна.
А его потрясающе сильная актуализация у Антония Сурожского (хотя, вроде бы, что он особого сказал?)
Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.

http://www.mitras.ru/memory/suslin.htm

«Во всех мировых религиях, если вы внимательно станете их изучать и будете при этом честны перед собой, почти в 70 % увидите возможные совпадения. Но вот что меня всегда поражало, что в христианстве в полноте есть то, что, может, частично и присутствует в других религиях, но именно частично. А в ПОЛНОТЕ, я подчёркиваю, во всей полноте - только в Христианстве, и наиболее явственно в Православии. И это - Любовь Божия. Конкретная Любовь «конкретного» Бога к сотворённому Им миру и к человеку, сотворённому Им по Своему Образу и Подобию. Именно Полноты этой Божественной Любви вы больше нигде не найдёте. Поверьте, я серьёзно занимался этим вопросом. Отголоски этой Любви встретить можно, но когда «Бог так возлюбил мир, что отдал СЫНА СВОЕГО ЕДИНОРОДНОГО» на заклание - такого вы не встретите нигде!

Ведь если брать учение Христа как морализм, именно как нравственное учение - вы во многих религиях увидите схожесть. Но Никто, и это очень важно - Никто, - ни Будда, ни Магомет, ни другие учителя и основоположники религий не воплощали своё учение на КРЕСТЕ и не запечатлевали его собственной смертью. Призывали, указывали, но на крест и поносную, позорную смерть, с точки зрения народов, внимавших проповеди, пошёл только один Человек.

Вы не задумывались над такими абсурдными, с точки зрения «здравого смысла», словами Христа: «Я есть Путь, Истина и Жизнь»? Если сравнивать его с другими учителями, то они говорят: Я знают путь. Мне открылась Истина. Я знаю, что такое Жизнь или, как Её достичь. И только один Человек за всю историю человечества посмел назвать Самого Себя и Путём, и Истиной, и Жизнью! Согласитесь, что с точки зрения того самого здравого смысла, мы должны признать Человека, дерзнувшего сказать о Себе такие слова, сумасшедшим. Однако мы Ему верим и именно Он наш Учитель. Любой пытливый исследователь, при условии, что он предельно честен перед самим собой, какую бы религию он ни исповедовал, столкнувшись с образом Христа, встаёт перед дилеммой: или этот человек безумен или слова Его о себе истинны. Здесь в этой предельной честности нет компромисса. Беда в том, что как раз честности перед самими собой и перед Богом, которого мы взыскуем, нам часто и не хватает.
Кто-то из русских философов, ссылаясь на Святых Отцов, сказал: «Христианином может быть только цельный человек», и это правда. Ведь заповедь «Возлюби Господа Бога Своего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостью твоею» и есть тот Божественный призыв к цельности нашего существа. Всем, а не частью».