January 3rd, 2015

труд

Рождество с отверстием

УКАЗ № У-01/209 от 31 декабря 2014 года
   
Учитывая особое миссионерское значение праздничного богослужения, в день Рождества Христова во всех храмах Русской Православной Церкви благословляется ежегодно совершать Божественную литургию с отверстыми царскими вратами по "Отче наш...".
   
Патриарх Московский и всея Руси КИРИЛЛ
   
http://www.moseparh.ru/docs/ukaz/text/36956.html

Возникает вопрос:
Если миссионерское значение праздничного богослужения так велико, то почему бы  во всех храмах не служить с отверстием царских врат каждое воскресенье или каждый день? В Церкви каждый день - праздник, особенно же - воскресенье, малая Пасха. Ведь от этого миссионерский потенциал богослужения только возрастет.
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Диакониссы при миссии исполняли бы в походных церквях дела чтеца, звонаря, просфорни

XXXI

Диакониссы при частных станах миссии находились бы в непосредственном попечении женатых миссионеров. Иногда они и жили бы в домах их, а иногда, получивши благословение  от начальствующего миссионера, иждивением Церкви и Государства устроили бы себе жилища в тех же селениях, в которых находились бы частные станы миссионеров женатых, и при них походные церкви.

Диакониссы при частных  станах миссии исполняли бы в походных церквях дела чтеца, звонаря, просфорни.

Поскольку жены миссионеров и по супружескому состоянию, и по многим развлечениям [т. е. попечениям, заботам, необходимости отвлекаться  на хозяйственную жизнь. – Прим. ред. портала] в жизни хозяйственной, могут иногда не иметь времени для обучения девочек, то помогали бы им и самим миссионерам в содержании деревенских школ диакониссы.

Диакониссы принимали бы новокрещенных сирот женского пола на воспитание иждивением миссионерской казны и обучали бы их грамоте и рукоделиям.

[Spoiler (click to open)]

Диакониссы посещают больных, служат им, внушают им истины Евангельские, возбуждают их  на покаяние, ободряют надеждой  на милосердие Божие и заслуги Ходатая. Если болезни простые, то дают простые и безопасные снадобья, а между тем настоятельно советуют призвать священника, исповедаться и причаститься Святых Тайн Христовых. Добрая диаконисса бодрствует ночью у одра болящей, которая сна не имеет, говорит с ней  о земном и небесном, о рае и аде, об ангелах и человеках, о смерти и вечной жизни, а более всего о жизни, страданиях и смерти Спасителя, о Его воскресении и вознесении, о сошествии Св. Духа на апостолов и о втором пришествии Иисуса Христа судить живых и мертвых.

Одр болезни есть высшей степени школа Христова. И здесь-то благовестница имеет случай посеять на земле сердца, приготовленного страданием, многие семена слова Божия, которые могут принести плод или в этой ещё жизни, или в вечности. Нападают ли на больную изнемогающие ужасы смерти приближающейся? Диакониссы укрепляют ее такими изречениями Иисуса Христа: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня не умрет во век. Опять: Я есмь пастырь добрый, и знаю Моих, а Мои знают Меня, и жизнь Мою полагаю за овец. И Я дам им жизнь вечную, и не погибнут во век; и никто не исхитит их из руки Отца Моего (Ин XI, 25, 26; X, 14, 15, 28, 29). Опять: Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Ин ІІІ, 16). Опять: Воля пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день. Воля пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день (Ин VI, 39, 40). Опять: Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий Пославшему Меня имеет жизнь вечную и суду не подлежит, а перешел от смерти в жизнь (Ин V, 24). Скончается ли больная – диаконисса немедленно призовет все семейство к молитве и песнопению, потом поможет домашним омыть и приготовить покойницу к погребению; посещает и после сего дом плача, утешает сетующих надеждой  свидания с отлучившеюся в Небесном Царствии и советом обращаться внутренне к Отцу щедрот и Богу всякого утешения.

Диконисса соглашается читать Псалтырь в пользу живущих и творить молитву между кафизмами в пользу преставившихся, но только в свободное от дел время и особенно в зимние вечера, и то среди семейства, которое оплакивает разлуку свою с покойницею; между тем, чтобы всякий делал, что ему надобно делать, и чтобы все сидели в безмолвии, внимая псалмопению и на небо возводя очи сердца.

Недугующим из новокрещенных инородцев диакониссы служили бы по большей части в миссионерской больнице, которая состояла бы из двух покоев – один покой для мужчин, другой для женщин. Впрочем, были бы принимаемы в эту больницу и русские.

Диакониссы помогают женатым миссионерам в приготовлении оглашаемых ко Св. Крещению и в наставлении новокрещённых. Вообразим, что целое семейство какого-нибудь племени черновых татар пришло креститься: в нем – кто здоров, а кто болен, кто стар, кто млад, дети обоих полов и разных лет, младенец на груди матери, другие на ногах у колен её плачут, дрожат от стужи, кричать: Эней! эней! т. е. мама! мама! Возрастные – в обветшалых рубищах, дети – полунагие, и все покрытые грязью, потому что в баню не ходят, по утру умываться не имеют привычки, купаются не многие и то редко, и сидят и  лежат в пыли, притом, если имеют какую-нибудь на себе ветошь, всё это пропитано табачным дымом и потом, и весьма неприятно для обоняния и зрения. Что с ними будут делать диакониссы? Прежде всего, введут всю семью в теплый покой и обогреют, потом детей и стариков накормят, дадут поесть и прочим. Потом отсылают мужчин к женатому миссионеру, а женщин с девочками ведут в баню, старуху моют, младшую мать учат мыться и мыть детей, очищают головы, расчесывают волосы, умывают всем ноги, и говорят им тут же, что истинный Бог Иисус Христос ходил по земле в человеческом теле, что Он святыми руками Своими умывал ноги тем, которым слово Божие говорил, и сказал: Человеки! Умывайте и вы друг другу ноги (Ин XIII, 14), будьте смиренны и любите друг друга. При этом случае или старица, или младшая мать воскликнет: Эй Кутай! т. е. о Боже! и таким образом будет принят этот первый урок оглашения в бане. Потом оденут их в белые, но поношенные рубашки (новые даны будут при крещении), напоят чаем кирпичным, дадут уснуть, потом будут опять говорить им об истинном Боге Иисусе Христе; и чтобы сквозь решето внимания их не вся вода уходила, то заставляют то ту, то другую учиться, прежде всего, выговаривать имя Спасителя: Иисус Хри-сто-с, Иисус Христос (не обойдутся и здесь без труда; но как быть, когда здесь многие из старых наших крещенных людей не умеют правильно выговорить оное имя единственное, кроме которого нет иного спасительного?). Потом: Иисус Христос – Чин Кутай, т, е. Иисус Христос истинный Бог, и это несколько раз, потом: мениня Куптайм Иисус Христос,меньаа янедапядым, т. е. Мой Бог Иисус Христос, я в Него верую, и это также неоднократно. Потом опять посадят оглашаемых, дадут им отдых, позволят выкурить табаку трубки две-три, и, опять призвавши к учению, начнут уже первый, малейший круг знания обводить в умах их кругом уже немного пространнейшим, потом еще пространнейшим, и так далее, до исполнения, по возможности, Символа веры.

Иногда не легко бывает приготовлять черновых инородцев здешних, особенно женщин их ко Св. Крещению: надобно бегать по деревне, чтоб найти для них восприемников, надобно принимать терпеливо отказы; иногда надобно будет самой диакониссе шить рубашки для оглашаемых, между тем возвращаться к учению; потом опять думать о таких предметах, как платки головные и обувь и прочее; потом снова учить, изобретая соразмерные с кратким понятием выражения, чтобы объяснить, в чем состоит сущность крещения, миром помазания, кто и каким образом установил Святое Таинство Причащения, и чего причащаемся в нем, и почему и каким образом надобно признаваться во всех грехах явных и тайных перед Богом и при священнике, и снова думать, нельзя ли у кого-нибудь в селении найти этим бедным приют и содержание, нельзя ли купить им у кого-нибудь хижину и прочее. Без сомнения, все эти попечения и труды разделят с ними женатые миссионеры и жены их; но поэтому также и для женатых миссионеров помощь диаконисс всегда благопотребна, а иногда будет необходима. Ибо не все дело крещением оканчивается, напротив, только еще начинается. Надобно этих новокрещенных женщин учить печь хлеб, делать квас; прясть умеют многие, но ткать – ни одна; празднолюбие и леность в порок не ставятся [и] надобно вводить их в сознание, что это грех и великий грех; надобно водить их на помочах, чтобы они мало-помалу делались трудолюбивыми; надобно вместе с ними сажать картофель и огурцы на грядах, огород летом, и овощи убирать летом; а между тем и в бороздах между грядами искать путей для слова Божия в эти по большей части открытые и непритворные души. Надобно помнить пословицу: капля камень пробивает, и часто внушать им, что мы все грешны, и были бы все по грехам в огне, который не угасает; но если веруем в Бога истинного, Иисуса Христа, то кровь Его, излиянная за грехи всего мира, очищает нас от грехов; и если усердно молимся и призываем имя истинного Бога, Иисуса Христа, то Дух Его Святой соделывает и нас святыми, чтобы мы по смерти не погибли, но во свет Божий входили, куда только святые могут входить. В этом важном служении и попечении миссионеры и жены их имели бы верных и самых благонадежных помощниц в добрых диакониссах.

Диакониссы должны тщательно удаляться от всяких сплетен, и что слышат в одном доме, не должны пересказывать о том в других, с прибавлениями и прикрасами. Долг их – водворять мир Божий в каждом семействе и дружество между семействами. Они стараются всеми благословенными образами приобретать доверенность, уважение, любовь женского пола в селении. Всегдашние собеседницы и гостьи их, без сомнения, – новокрещенные женщины и девицы; но они могут с многосторонней  пользой  по временам составлять у себя вечерние собрания, в которые имели бы вход  вместе с новокрещенными и русские замужние женщины, девицы и вдовы; но никто из мужчин, кроме священников с женами их, не имел бы в этих случаях права на участие с ними в утешении, хотя оно христианское и невинное, для того, чтобы не сделалось совершенно мирским и греховным. Все собеседницы приходили бы в эти собрания с рукоделием – кто с чулком, кто с прялкой. Все занимались бы рукоделием, и одна диаконисса читала бы жития святых. По окончании чтения, пели бы церковные гимны, например: Чертог Твой; Се Жених грядет; Благообразный Иосиф, пасхальные ирмосы: Воскресение Христово видевши и проч. и некоторые псалмы, каковы:Иисусе мой прелюбезный; Коль славен наш Господь в Сионе, и прочее. За пением следовало бы простосердечное рассуждение о разных предметах в сельском хозяйстве, потом опять было бы предлагаемо чтение из житий угодников Божиих, и потом снова Священное Писание, и таким образом христианское соутешение их общей верой простиралось бы до глубокой ночи. Словом, диакониссы производили бы, при Божием благословении, много успеха в распространении христианских истин и правил между новокрещенными инородцами и между русскими, первоначально действуя на девиц, вдов и женщин в супружестве находящихся, а женским полом и мужской был бы на добро увлекаем. Благочестивые мысли и чувствования, сделавшись господствующими в уме и сердце матери, переливались бы в души детей её; супружеская любовь не чувствительно склоняла бы мужей к общению с женами в молитве; но и малые отроковицы делались бы орудиями Провидения Божия к обращению их родителей на путь спасения.

Диакониссы, как и все миссионеры, получали бы способы к содержанию от Российского миссионерского общества посредством начальствующего в миссии, живущего в центральном стане. Ему отчет во всех действиях службы давали бы, и его слушались бы во всем по службе миссионерской, как и все братия, миссию составляющие. Он же отчеты как о своем служении, так и о действиях братий и о содействии диаконисс, представлял бы непосредственно самому епископу епархии. Теперь само по себе ясно, что такое был бы центральный стан в миссии.

[Spoiler (click to open)]

В нем:

1) Была бы, как и во всяком частном [стане], зала с походной  церковью, в которой начальствующий в миссии и братия его совершали бы общественное богослужение.

2) В нем находилась бы общая библиотека, из которой братиям частных станов и диакониссам давали книги, употребляемые в богослужении, каждым братом, каждой диакониссой  избираемые для келейного чтения.

3) В центральном стане миссии находилась бы общая аптека, из которой братия и сестры частных станов получали бы простейшие и безопасные лекарства против разных болезней для частных больниц своих.

4) Там была бы двойная школа для мальчиков и девочек; мальчиков учили бы миссионеры, девочек – диакониссы.

5) В центральном стане миссии была бы двойная больница для мужского пола и женского, в которой бы лечили болезни всякого рода; и при этой больнице находился бы врач миссии, который был бы также миссионер и от миссии получал бы содержание. Долг его – осматривать частные больницы и помогать частным миссионерам и диакониссам советами и наставлениями. Впрочем, и сам он был бы в сношениях с врачами городов, ближайших к миссии, и входил бы в совещание с ними в сомнительных случаях.

6) В больнице мужского пола служили бы миссионеры, а больным женщинам диакониссы. Больница мужского пола была бы отнюдь не там же, где и больница женского, и школа девочек была бы отнюдь не там же, где школа мальчиков.

7) В центральном стане миссии находился бы магазин с большим запасом всякого хлеба, соли, холста, сукон, войлоков, сох, борон, орудий рыбацких, ковшей, крюков для дверей и других железных вещей, необходимых в хозяйстве.

8) В центральном стане миссии был бы толмач из инородцев, знающий русский язык, и получал бы жалованье из казны миссии. При помощи его, начальствующий миссионер на языке народа, которому служила бы миссия, переводил бы избранные места из Библии, вопросы для исповеди, молитвы; писал бы на сем языке краткое изложение веры и обязанностей христианина, увещания к некрещеным, и поучительные слова к новокрещенным. Он должен все это передавать братиям и сестрам своим о Господе для употребления в разных действиях службы. Впрочем, в этом, как и во всем другом, служащие с ним в центральном стане и все другие братия помогают ему, упражняясь и сами в изучении наречия тех инородцев, которым служить предназначено и поставлено.

9) Общее правило: миссионеры и диакониссы должны наблюдать бдительнейшую осторожность в своих сближениях. Лучше всего, чтобы эти сближения были при свидетелях, а если нужно было бы нечто сказать без свидетелей, диакониссы сообщали бы это миссионерам, а те диакониссам –  записками.

Может быть, и во многих местах миссионерской линии по пределам Державы, столь далеко простирающимся, в Крыму, по Кавказским горам, по Северу, Югу и Востоку Сибири и в отдаленнейших странах Американских владений России, могли бы составлять подобным образом церковные миссии для обращения ко Христу и христианского образования столь многих племен и народов; но без сомнения особенности многих мест потребовали бы и форм других, от которых, впрочем, существо дела не изменилось бы. Миссии наполнялись бы братиями и сестрами образовательных миссионерских общин. Эти общины были бы произведением не одной какой-нибудь епархии, не единого какого-нибудь разряда в народе, но всего народа российского, всецелой Российской Церкви. Посему они именовались бы Миссионерскими Синодальными образовательными общинами, находились бы в особенном ведении Святейшего Синода, во всегдашнем попечении Российского миссионерского общества и, без сомнения, под благотворнейшим покровительством благочестивейших наследников святого Владимира.

Российское миссионерское общество собрало бы и непрестанно умножало бы великие суммы в пользу миссионерского дела в России. Обществу помогала бы приличной  мерой  и казна Государственная, помогали бы даже иностранные миссионерские общества и христианские Церкви. Общество получало бы огромный доход от журнала Вестник Российской Церкви; даже посредством образовательных общин и самих миссионеров могло бы несколько пополнять те миллионы, которые истощались бы на производство миссионерского дела в России. Профессоры и воспитанники переводили бы всё, что только с пользой  может быть читано в Российской Церкви, и этими трудами благодарили бы Святую Церковь и помогали бы ей, как добрые дети, воспитывать и других детей. Многие сестры миссионерской образовательной общины рукоделиями своими отчасти покрывали бы те издержки, которых миссионерскому обществу стоило бы устроение и содержание обители их, и нашлись бы между ними и такие диакониссы, которые, будучи знакомы с иностранными языками и зная хорошо русский, представляли бы миссионерскому обществу прекрасные переводы лучших творений в духовном роде. Что же сказать о множестве миссионеров ученых и хорошо ученых, какими образовательная миссионерская община украшала бы Российскую Церковь? Как много дела нашлось бы для отдыха их, который часто был бы не иное что, как перемена труда! Сколько писаний святых отцов Церкви, которых Церковь наша еще не имеет на российском языке. Были соборы Вселенские и Поместные: не нужно ли перевести и на русский язык подлинные акты их в той полноте, в какой они преданы древностью потомству? Как мало знают у нас другие христианские Церкви, историю их, чистейшие и полезнейшие произведения старинных и новейших писателей их! Такой великой, такой богатой Церкви, какова Российская, надлежало бы иметь у себя на родном языке все, что только лучшего, умного, светоносного, прекрасного и высокого имеют и ныне производят христианские иностранные Церкви. Она могла бы на эти приобретения употреблять знания и способности ученых миссионеров; и чем больше они работали бы, тем легче было бы для Государства и Церкви учреждение и содержание миссий. Чем более умножались бы хорошо образованные и плодоносные миссионеры, тем больше света разливалось бы в самой Российской Церкви. Чем больше христианское просвещение распространялось бы в самой России, тем больше сил и способностей открывалось бы в российском народе для просвещения тех племен светом Евангелия, которые для того ему вверены Проведением Божиим. Опять, чем искреннее, усерднее и ревностнее Россия усилилась бы обращать эти племена ко Христу, тем изобильнейшие благословения свыше от Отца светов изливались бы в Державу Российскую. От этих влияний небесных и божественных истинное добро Божие умножалось бы в бесчисленном разнообразии; и чем больше добро Божие умножалось бы в Российской Державе, тем больше добра Божия могла бы она проливать в эти грубые и темные массы народов, которые не знают, чему поклоняются: ибо спасение от Единого Иисуса Христа.

Макарий (Глухарев), архим. Мысли о способах к успешному распространению Христианской веры между евреями,магометанами и язычниками в России

     
труд

Антисоветская живопись

Оригинал взят у philologist в Антисоветская живопись
Оригинал взят у uglich_jj в Антисоветская живопись

Игорь Обросов. Печерлаг. Шаг влево, шаг вправо - расстрел.

Ниже - подборка антисоветской живописи разных лет. Часть этих картин была написана еще в СССР, тайно, "в стол",  публика увидела их лишь после падения советского режима. Другая часть картин написана в 1990-е гг. и позднее, когда цензура и Лубянка уже не угрожали авторам. Обе части по-своему интересны, особенно сегодня, когда в РФ вовсю идет реставрация совка и насаждается ностальгия об этих временах. А там есть, что вспомнить.

Collapse )
псмб

До 15 января в Камышинском музее можно увидеть выставку «Non licet vos esse. Не должно вам быть»

Латинское название экспозиции, которую вот уже третью неделю представляет гостям Камышинский историко-краеведческий музей, переводится как «Не должно вам быть». В названии — слова приговора, которым римские императоры лишали первых христиан права на существование.

Летом 1921 года в 34 губерниях России царил голод — особенно тяжело пришлось Поволжью. Страшное бедствие постигло Крым и юг Украины. К маю 1922 года голодало уже около 20 миллионов человек, из них около миллиона умерло, а 2 миллиона детей остались сиротами.

На открытии выставки в Камышинском историко-краеведческом музееВ феврале 1922 года Патриарх Тихон издал воззвание к православной пастве, в котором призывал церковноприходские советы и общины жертвовать для голодающих любые драгоценные церковные украшения, если они не имеют богослужебного употребления.

Собирали средства и в Камышинском уезде. В Саломатинской волости Камышинского уезда первой отозвалась Рыбинка. Камышинская газета «Набат» сообщала: «Священник снял с себя наперсный крест и вместе с цепью передал для голодающих. Церковный совет отчислил 5 серебряных вещей, граждане внесли несколько икон, семь крестов, серебряные деньги, кольца и серьги. Все деньги направлены в комитет помощи голодающим...»

В то же время в газетах нагнеталась ситуация: публиковались статьи, в которых священников огульно обвиняли в безразличии к бедствиям народа. Что было откровенной ложью, ведь российское духовенство, православные миряне ни на один день не прекращали сбор денег, ценностей и продуктов питания.

История расставила точки на «i»: голод 1920-го года был лишь формальным поводом для широкомасштабной кампании против православия в целом. Цель была в другом: по возможности полностью уничтожить церковь как социальный институт государства. Советская власть не только стремилась подорвать имущественное положение церкви и скомпрометировать ее в глазах народа, но и покушалась на основания церковного бытия: уничтожались самые верные и горячие христиане, осквернялись святыни, сеялись и взращивались ростки раскола.

Со стороны новой власти это была первая широкомасштабная репрессивная кампания против церкви. Ведь репрессии, которые были и до, и после 1922-го года, были репрессиями вообще против всех классов и социальных групп, которые большевики считали для себя чуждыми: дворян, купечества, казачества, интеллигенции и даже части крестьянства, хотя именно крестьянство по уверениям новой власти, было одной из основ нового строя.

Последствия массовой кампании против православной церкви в Камышине продолжились и после. В городе из пяти православных храмов остался один, остальные разобрали на кирпичи в 1936-1940-х годах. Множество священников были сосланы и расстреляны.

Collapse )

На выставке также представлены редкие документы, газеты и фотографии 1920-х годов, личные вещи, принадлежавшие исповедникам и новомученикам. Выставка продлится до 15 января (3, 4, 8, 9, 10, 11, 14 и 15-го января. Режим работы: 10.00 - 17.00).
источник

труд

На Рождество по странам Европы и США прокатилась волна антихристианских акций

Отмечены многочисленные случаи разрушения христианских символов и осквернения храмов

В последние дни вновь засвидетельствованы случаи разрушения христианских символов и другие антихристианские акции в Европе и Соединенных Штатах, сообщило информационное агентство CWN.

На Рождестве неизвестный вандал проник в храм католического прихода в Дуэ (Douai), Франция, и обезглавил верхние части восьми статуй в сцене Рождества, размещенной в вертепе при храме.

Collapse )

       
труд

«Выставочный проект "Неперемолотые" - сохранение памяти о репрессиях на Русском Севере»

Оригинал взят у sretenie_portal в «Выставочный проект "Неперемолотые" - сохранение памяти о репрессиях на Русском Севере»
27 декабря 2014 г. Ирина Пономарева - координатор направления церковно-общественных инициатив Преображенского содружества православных братств в Архангельске, выступила с сообщением «Выставочный проект "Неперемолотые" как форма сохранения памяти о репрессиях на Русском Севере» на V Семинаре по истории Соловецкого лагеря и репрессий на севере России. Организаторами этого события являются  Русский фонд содействия образованию и науке и университет Дмитрия Пожарского.
Ирина Андреевна Дубровина
И.А. Дубровина

Collapse )
труд

Исцеление слепого

Проповедь

Митрополит Сурожский Антоний

Исцеление слепого

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Перед Крещением Господним, перед тем славным днем, когда Христос пришел на берега Иордана креститься от Иоанна, святой Иоанн Креститель призывал всех к нему приходящих к покаянию, то есть к тому, чтобы отвернуться от всего, что делало их недостойными собственного человеческого звания, недостойными Бога, призывал их к тому, чтобы предаться Богу всей душой, всем умом, всем сердцем, всей волей – и всей крепостью и слабостью своей.

Церковь, как собрание зрячих. Неделя о слепом. ПраздникиИ так же Церковь, перед началом вскоре наступающего Поста, предоставляет нам несколько подготовительных недель, когда из недели в неделю будут явлены нам самые обыкновенные, но и самые разрушительные грехи, которые нам мешают стать Божиими людьми.

Перед началом этих подготовительных недель вспоминается слепой Вартимей, которого Господь исцелил от приобретенной слепоты. Таковы и мы; мы не слепы от рождения, – мы делаемся слепыми, потому что видимое нам закрывает взор к невидимому. И вот, мы должны в течение этой недели поставить перед собой вопрос о нашей слепоте и о прозрении. Прозреть нам надо во многих отношениях. Нам надо научиться видеть в себе зло, которое делает нас мелкими, недостойными даже человеческого звания, не говоря уже о том, что оно нас делает неспособными приобщиться Божественной природе, – что является нашим призванием. Но мы должны также научиться видеть в себе образ Божий, ту святыню, которую вложил в нас Господь и которую мы должны уберечь, укрепить, которой мы должны дать воссиять полным светом через подвиг всей жизни.

Мы должны также научиться по-новому вглядываться в нашего ближнего. Мы слишком легко видим его недостатки; мы должны, в течение этих дней и последующих недель, научиться так всматриваться в глубины каждого нашего ближнего, чтобы увидеть в нем этот святой, Божественный образ, и научиться благоговейно, трепетно относиться к каждому человеку вокруг нас.

Но для того, чтобы видеть, нам порой нужно посмотреть на себя в зеркало; какое же зеркало у нас есть? – Евангелие. В Евангелии мы видим совершенного Человека Иисуса Христа, каким мы призваны стать. И мы видим вокруг Него и праведников и грешников: и грешников погибающих, и грешников в покаянии спасающихся. Давайте читать Евангелие благоговейно, вдумчиво, серьезно, с тем, чтобы через него увидеть в себе и все светлое, и все темное, чтобы научиться видеть и в других тот невечерний, неумирающий свет, которого никакая тьма не может заглушить ни в нем, ни в нас. И тогда мы сможем устремиться через подготовительные недели Великого Поста к дивным дням Страстной седмицы и к Воскресению Христову. Аминь.

13 января 1991 г.

www.mitras.ru