December 3rd, 2014

труд

Движение церковного обновления начала ХХ века и «обновленчество» 1920-х гг. не имеют

Движение церковного обновления начала ХХ века и «обновленчество» 1920-х гг. не имеют ничего общего, доказывает книга Юлии Балакшиной

Москва, 2 декабря, Благовест-инфо. Презентация книги преподавателя кафедры Церковно-исторических дисциплин Свято-Филаретовского православно-христианского института (СФИ) Юлии Балакшиной «Братство ревнителей церковного обновления (группа “32-х” петербургских священников), 1903–1907: Документальная история и культурный контекст»  (Москва; Издательство СФИ) состоялась 1 декабря в Культурном центре «Покровские ворота». Фундаментальное исследование убедительно опровергает часто встречающееся утверждение о преемственности движения церковного обновления начала ХХ века и «обновленчества» 1920-х гг.

«Миф о группе «32-х» наконец развенчан. Юлия Балакшина показала: нет оснований говорить о том, что группа «32-х» была предтечей «обновленчества». Главная отличительная черта последних – беспредельный сервилизм, тогда как группа «32-х» выступала за максимальное освобождение Церкви от диктата государства», -- резюмировал один из главных итогов исследования известный историк Церкви, профессор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов. По его словам, утверждение обратного стало «глубоко укорененным мифом», кочующим из книги в книгу, из-за того, что до сих пор серьезного изучения «Братства ревнителей церковного обновления» не предпринималось. Книгу Ю. Балакшиной можно считать первым подобным исследованием.

Как рассказала автор, в монографии предпринята попытка осветить историю возникновения и развития группы «32-х» петербургских священников (в дальнейшем известной как «Союз церковного обновления» и «Братство ревнителей церковного обновления»). Она отметила особенности своего подхода к изучаемой теме: это «подход через личность, через человека» в широком культурно-историческом контексте. Поэтому при работе с многочисленными архивными документами Ю. Балакшина обращала внимание не только на фонды церковных учреждений,  но и на личные письма, записки, дневники членов движения «32-х» --  Николая Петровича Аксакова, о. Григория Петрова, о. Николая Егорова и других. В приложении к монографии впервые опубликована переписка одного из лидеров группы «32-х» священника Константина Аггеева с профессором Киевской духовной академии Петром Кудрявцевым — важный источник для изучения церковной, общественной и культурной жизни России начала XX века. Эти письма хранились в Париже, они были переданы автору главным редактором «IMCA-press» профессором Никитой Струве. Как заметила Ю. Балакшина, этот личностный подход стал приносить «неожиданные плоды» – с ней связались потомки членов группы «32-х»; некоторые из них выступили на презентации со словами благодарности.

[Нажмите, чтобы прочитать дальше]

По словам автора книги, работа с документами убеждает, что представители «Союза церковного обновления» -- «люди жертвенного служения Богу и народу, люди глубокой христианской совести». Оказавшись в  центре не только церковных коллизий эпохи, но и религиозно-философского ренессанса начала ХХ века,  соединенные многочисленными личными связями с культурной элитой «серебряного века», они встали перед необходимостью отвечать на непраздные вопросы, которые  накопились по отношению к Церкви: соединяются ли «небесные и земные идеалы», как соотносятся свобода и достоинство личности в светском и в церковном понимании, как сочетать личное спасение и общественную деятельность, как относиться к западной культуре и многие другие.  Очевидно, что сегодня подобные вопросы актуальны ничуть не меньше, чем сто лет назад. Одно из главных программных положений «Союза церковного обновления», позже неслучайно сменившего название  на «Братство ревнителей церковного обновления», -- независимость Церкви от государства, возрождение соборности как нового качества – «апостольской общинности», отметила Ю. Балакшина.

О.Георгий Митрофанов обратил внимание на то, что сами участники группы «32-х» являли «полноценную картину соборной деятельности Церкви»: митрополит Антоний (Вадковский) благословил их деятельность и духовно их окормлял, в движении трудились вместе клирики и миряне. Именно в таком составе, при активном участии мирян, надеялись участники группы, соберется Поместный Собор Русской Православной Церкви (что и произошло в 1917-1918 гг.).

Все выступавшие на вечере подчеркивали, что связывать «Союз церковного обновления» и «обновленчество» советского образца абсолютно неправомерно. Так, историк, завкафедрой СФИ Константин Обозный отметил: в книге Ю. Балакшиной четко показано, что у истоков этого движения стояло мировоззрение славянофила Ивана Петровича Аксакова, который поднял тему обновления церковной жизни. Славянофилов же невозможно заподозрить в «измене Церкви и обществу», считает К.Обозный. О.Георгий Митрофанов, напротив, видит в приверженности славянофильству слабую сторону «32-х», т.к., провозгласив свободу Церкви от государства, они ставили ее в зависимость от таких понятий как «Святая Русь», «русский народ» и т.д., что «может быть так же пагубно для церковной жизни, как и зависимость от самодержавия».

Перед понятием «обновленчество» в современной церковной жизни возник некий страх, этим ярлыком клеймят кого ни попадя, продолжил  священник Илья Соловьев, кандидат исторических наук. Этот страх зиждется на непонимании сути «обновленчества», которое по сути своей является вовсе не реформаторским, не обновляющим, а реакционным, т.к. «пытается реставрировать систему государственно-церковных отношений, сломленных революцией и преодоленных Собором 1917-1918 гг., и ради этого предает своих собратьев». Однако сегодня «есть силы в Церкви», которым выгодно, считает о.Илья, связывать движение «32-х» с советским «обновленчеством», чтобы даже мысли об обновлении в церковной жизни имели отрицательные коннотации. Именно сегодня книга о движении «32-х» исключительно актуальна: то, о чем писали герои книги Ю. Балакшиной, «так же злободневно звучит», отметил о.Илья.

Группа «32-х» -- это один из последних «проектов» Синодального периода, а «обновленчество» -- первый советский религиозный проект, в основе которого – «сервилизм, которого еще не знало человечество», подчеркнул сущностную разницу игумен Иннокентий (Павлов). А священник Георгий Кочетков, ректор СФИ, отметил, что исследование  Ю. Балакшиной, расставляя все точки над i в вопросе о несуществующей преемственности обновления начала ХХ века и «обновленцев», подводит черту и под  четвертьвековым  периодом современной церковной истории, когда в «обновленчестве» обвиняли его самого и его сподвижников. «Сейчас у людей уже язык не поворачивается назвать нас «обновленцами». Мы можем смело причислять себя к тем, кто вдохновляется наследием дореволюционной синодальной Церкви», -- сказал о. Георгий, подчеркнув, что участники  «Союза церковного обновления» полагали в основание церковного возрождения соборность как «обретение свободы».

На презентации выступили также Елена Беляковакандидат исторических наук, доцент кафедры истории Церкви исторического факультета МГУ, Ольга Евдокимовадоктор филологических наук, профессор РГПУ им. А.И. Герцена, Александр Копировский -- ученый секретарь СФИ.

Юлия Зайцева

источник
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

ты не вещь, а событие

Смерть представляет доводы сначала самые убедительные и бесспорные: всё, что ты есть, погибнет — тело, усилия, самый язык и мир, в котором ты кричишь. Что ты можешь противопоставить этой правде? Да, ты уйдешь вместе с течением, но важно, достоинство твоего участия в мире требует, чтобы, уносимый потоком, ты успел позвать на помощь. Смерть выставляет доводы, приглашая смириться с очевидностью и наблюдать в молчании уход жизни. Приглашение отказаться от того, чего нет, и согласиться с тем, что есть, убедительно. Только безрассудство может спасти от разумных уговоров смерти, только в безумном крике может прорваться, открывшись и для тебя самого, та правда, что ты не вещь, а событие. Ни у кого не спросившее разрешения. Нигде не заручившееся гарантией.

("Узнай себя", 2 ч., "Зачем?", 70-е гг.)

труд

Талергоф

ТАЛЕРГОФ: БЕЗВЕСТНАЯ ТРАГЕДИЯ ХХ ВЕКА       

Епископ Львовский и Галицкий Филарет: «К сожалению, эта память сохраняется только в церкви»

Одна из очень важных для нашего братства и нашей газеты тем - это тема памяти о замученных людях. Каждый год 30 октября мы совершаем молитвы о всех жертвах репрессий. В прошлом году мы молились на Ваганьковском кладбище совместно с представителями Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества, и сейчас тоже планируем такую совместную молитву. Обычно после литии мы читаем списки погибших: имя, несколько слов о человеке, кто он по профессии, когда расстрелян. И прохожие подходят и поминают своих родных. В этом году, мне кажется, очень важно помнить и о Талергофе, первом концлагере в истории. Может быть, Вы скажете несколько слов о том, как это вспоминается в вашей епархии?

К сожалению, память об этом событии уже уходит в небытие. Мы запланировали в конце года провести во Львове конференцию в память об этой трагедии вместе с общественными организациями и представителями Польской православной церкви. Ведь те, кого арестовывали и заключали в Талергофе, были жителями Лэмковщины, находящейся в Польше, Буковины (Черновицкая область) и Закарпатья (Ужгородская область). Исконная народность, населявшая эти области, - русины. Они и пытались сохранить свою культуру и традиции, было целое движение, направленное на это. Но в то время эти области находились под Австро-Венгерской империей. И австрийские власти считали, что в этом движении проявляется сепаратизм, который может развалить государственность Австро-Венгрии. Как во все времена и во всех народах были люди, которые доносили (очень часто это были даже близкие люди, родственники). И те, кто пострадали за это движение, за любое отношение к русинству, часто пострадали из-за доносов своих ближних, братьев, соседей. В этой трагедии страдали все, кто каким-либо чином имел отношение к русинскому движению - православные люди, римо-католики, греко-католики. Было замучено много священников разных конфессий.

Впервые люди были арестованы и вывезены в концентрационный лагерь Талергоф 4 сентября 1914 года. Там они находились в жутких, нечеловеческих условиях. Не было ни жилья, ни казарм. Почти полтора года люди находились под открытым небом и в зной, и в дождь, и в холод. Умирали от голода и холода. Людей, которые умирали, даже не считали. Их сжигали, уничтожали, закапывали. А тех, кого всё-таки посчитали, насчитывается тридцать тысяч. Первый из священников, который был замучен в Талергофе, - это выходец из Почаева, священник Максим Сандович. Его память 6 сентября. Он прославлен и Русской церковью, и Украинской, и Польской. А первой его прославила Русская православная церковь за рубежом.

Епископ Филарет служит литию по жертвам Талергофа. 4 сентября 2014 года, Бозе.
Читать далее в газете "Кифа"
труд

Введение во храм Пресвятой Богородицы: благодарение и хвала

Введение во храм Пресвятой Богородицы — один из двенадцати (или двунадесяти, поэтому ещё называется двунадесятым) великих церковных праздников, посвященный важнейшим событиям жизни Господа Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы. О нем нам рассказывает Наталья АДАМЕНКО, прихожанка Никольского кафедрального собора г. Камышина и преподаватель миссиологии Свято-Филаретовского православно-христианского института.

— Что мы празднуем 4 декабря?

— В этот день мы празднуем приведение Марии Ее родителями в Иерусалимский храм для посвящения Богу, что они пообещали сделать ещё до Её рождения. Это событие не упоминается в канонических Евангелиях и известно из апокрифических текстов — «Протоевангелия Иакова» (2-я пол. II века) и Евангелия Псевдо-Матфея (IX век), которые отражают древнее устное предание, записанное позже, чем Евангелия. Позднее они были дополнены подробностями из библейских книг, имеющих прообразовательное значение: торжественное перенесение в Иерусалим Ковчега Завета (см. 1 Пар. 15), Бракосочетание Царя (см. Пс. 44), а также евангельская история Сретения (см. Лк 2. 22–38).

Читать далее
      
сфи мал

Разрушительница мифов

«Настоящее церковное открытие», «яркая, обаятельная и исторически объективная картина», «развенчание мифа», «событие в жизни церковно-исторического сообщества» – так характеризовали книгу преподавателя кафедры церковно-исторических дисциплин Свято-Филаретовского института Юлии Балакшиной «Братство ревнителей церковного обновления (группа «32-х» петербургских священников), 1903–1907: Документальная история и культурный контекст» одни из самых известных историков церкви, принявших участие в презентации издания.

Монография посвящена истории возникновения и развития группы «32-х» петербургских священников (в дальнейшем известной как Союз церковного обновления и Братство ревнителей церковного обновления). Какой характер имело это сообщество? как долго оно просуществовало? кто являлся его организатором и вдохновителем? — на эти и другие вопросы автор монографии Юлия Балакшина, отвечает, опираясь на авторитетные документальные и печатные источники. В частности, в приложениях к монографии впервые опубликована переписка одного из лидеров Братства ревнителей церковного обновления свящ. Константина Аггеева с профессором Киевской духовной академии Петром Кудрявцевым, переданная автору главой издательства YMKA-пресс Н.А.Струве. Также при подготовке издания автор использовал материалы из личных архивов членов группы «32-х» – священников Иоанна Слободского, Иоанна Егорова, Павел Лахостского. Особое внимание уделено культурному контексту возникновения и существования данного церковного движения.
Читать далее
сфи мал

Актовый день

2 декабря в Москве состоялся Актовый день Свято-Филаретовского института


В день памяти святителя Филарета Московского в большом зале Российской академии образования собрались преподаватели, сотрудники, студенты и друзья института.

Результаты работы СФИ в минувшем учебном году представил первый проректор Дмитрий Гасак. Он рассказал о деятельности преподавателей и студентов, проектах института, новых дисциплинах и учебных программах. Так, на богословском факультете в текущем семестре обучается 230 человек из 27 городов. В минувшем году институт выпустил 25 бакалавров богословия, а 48 человек поступили на I курс бакалавриата. Год был отмечен началом образовательной деятельности в новых помещениях института в Токмаковом переулке. Летом был запущен новый проект факультета религиоведения — Клуб интеллектуального досуга «Событие».

В 2014 году институт провел ежегодную конференцию «Традиция святоотеческой катехизации»,XX Сретенские чтения, серию семинаров «Богословие и физика» и многие другие научные проекты. Было продолжено сотрудничество с РПУ св. Иоанна Богослова, Московской высшей школой социальных и экономических наук, Латвийском государственным университетом, богословским факультетом им. митрополита Андрея Шагуны в Сибиу, Гуманитарным университетом в Екатеринбурге.

Преподаватели, выпускники и студенты принимали участие в научных конференциях в России и за рубежом, а также многочисленных церковных и общественных инициативах. Одна из них —поминальное чтение имен жертв советских репрессий 30 октября в Москве и других городах.

Своих представителей на Актовый день СФИ направили председатель Отдела религиозного образования и катехизации митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий, председатель Миссионерского отдела и ректор Белгородской духовной семинарии митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, ректор Российского православного университета игумен Петр (Еремеев). Институт поздравили ректор Кузбасской духовной семинарии митрополит Кемеровский и Прокопьевский Аристарх (Смирнов), ректор Русской христианской гуманитарной академии Дмитрий Богатырев, директор курсов катехизаторов во имя священномученика Фаддея протоиерей Игорь Киреев, Алессандро Салаконе от имени Общины Святого Эгидия, члены Попечительского совета, выпускники, студенты и члены Преображенского братства.

«Я всегда радуюсь, когда вижу наших преподавателей и студентов, когда чувствую, что они не постыжают имя святителя Филарета везде, где им приходится выступать или что-либо делать, — сказал ректор СФИ священник Георгий Кочетков. — Несмотря на свою большую нагрузку они с радостью идут читать имена 30 октября или помогать немощным людям в больнице. Дай Бог, чтобы этот добровольческий запал, который появляется, когда мы стараемся искать не своего, а Божеского, никогда не был потерян и всегда вдохновлял нас».

С актовой лекцией «Исторические этапы и литературные формы диалога церкви и светской культуры в России в XIX-XX веков» выступила старший преподаватель кафедры церковно-исторических дисциплин СФИ кандидат филологических наук Юлия Балакшина. Предлагаем читателям сайта прослушать лекцию в аудиоформате.

[Spoiler (click to open)]

Софья Андросенко

Фото: Александр Волков, Олег Свечников