October 14th, 2014

труд

Николай Бердяев. О рабстве и свободе человека

Главa  IV. 1. Духовное освобождение человека. Победа над страхом и смертью.
...
Ошибочно было бы думать, что средний человек любит свободу. Ещё более ошибочно думать, что свобода легкая вещь. Свобода трудная вещь. Оставаться в рабстве легче. Любовь к свободе, стремление к освобождению есть показатель уже некоторой высоты человека, свидетельствует о том, что человек внутренне уже перестает быть рабом.
[о свободе и освобождении]...
Освобождение человека есть требование не природы, разума или общества, как часто думают, а духа. Человек не только дух, он сложного состава, он также и животное, также и явление материального мира, но человек также и дух. Дух есть свобода, и свобода есть победа духа. Но ошибочно было бы думать, что рабство человека происходит всегда от власти животно-материальной стороны человека. В самой духовной стороне человека могут быть тяжелые заболевания, может быть раздвоение, может быть экстериоризация и самоотчуждение духа, может быть утеря свободы, может быть пленение духа. В этом вся сложность проблемы свободы и рабства человека.
...
Духовное освобождение есть борьба. Дух не есть отвлеченная идея, не есть универсалии. Не только каждый человек, но и собака, кошка, букашка есть более экзистенциальная ценность, чем отвлеченная идея, чем общеуниверсальное. Духовное освобождение сопровождается переходом не к абстракции, а к конкретности. Об этом свидетельствует Евангелие. В этом персонализм Евангелия. Духовное освобождение есть победа над властью чуждости. В этом смысл любви. Но человек легко становится рабом, не замечая этого.
...
Бог может действовать только на свободу, в свободе и через свободу. Он не действует на необходимость, в необходимости и через необходимость Он не действует в законах природы и законах государства. Поэтому учение о Промысле и учение о благодати требует пересмотра, традиционные учения неприемлемы.
...
Духовное освобождение человека есть реализация личности в человеке. Это есть достижение целостности. И вместе с тем это есть неустанная борьба. Основной вопрос реализации личности не есть вопрос о победе над детерминацией материи. Такова лишь одна сторона. Основной вопрос есть вопрос о целостной победе над рабством. Мир плох не потому, что в нем есть материя, а потому, что он не свободен, порабощен. Тяжесть материи произошла от ложной направленности духа Основное противоположение не духа и материи, а свободы и рабства.
...
Зло в человеческом существовании является не только в открытом виде, но и в обманном образе добра. Идолы, которым поклоняется человек, принимают образы добра. Антихрист может прельщать обманным сходством с образом Христа. Так это и происходит внутри христианского мира.
...
Порабощает человека не только реальный грех, но и одержимость идеей греха, съедающей всю жизнь. Это одно из рабских извращений духовной жизни. Рабство, ощущаемое человеком как насилие извне и ненавидимое менее страшно, чем рабство, которое прельщает человека и которое он полюбил. Демониакальный характер получает все относительное, превращенное в абсолютное, все конечное, превращенное в бесконечное, все профанное, превращенное в сакральное, все человеческое, превращенное в божественное. Демониакальным делается отношение к государству, к цивилизации, даже к церкви.

...
Есть церковь в экзистенциальном смысле как коммюнотарность, и есть церкви как объективация, как социальный институт. Когда церковь, как объективация и социальный институт, признается святой и непогрешимой, то начинается идолотворение и рабство человека. Это есть извращение религиозной жизни и демониакальный элемент внутри религиозной жизни. Человеческая жизнь искалечена выдуманными, преувеличенными, экзальтированными страстями, религиозными, национальными, социальными и унизительными страхами. На этой почве возникает порабощение человека. Человек обладает способностью превращать любовь к Богу и к высшей идее в самое страшное рабство.
...
Победа духа над рабством есть, прежде всего, победа над страхом, над страхом жизни и страхом смерти.
[о страхе смерти и его преодолении]...
Обыденность притупляет страхи, связанные с глубиной жизни и смерти, но создает свои, другие страхи, под властью которых человек все время живет, страхи, связанные с делами мира сего. В сущности, страх определяет большую часть политических направлений, он определяет и социализированные формы религии.
...
Есть страх, направленный вниз, и страх, направленный вверх. Страх смерти и страх жизни притупляется движением вниз, к обыденности, и он побеждается движением вверх, к трансцендентному. Страх может быть более высоким состоянием, чем легкомысленное погружение в обыденность. Но страх, всякий страх, есть все-таки рабство человека. Совершенная любовь изгоняет страх. Бесстрашие есть высшее состояние. Рабский страх мешает раскрытию истины. Страх порождает ложь. Человек думает защититься от опасности ложью, он на лжи, а не на истине воздвигает царство обыденности. Мир объективации весь проникнут ложью. Истина же раскрывается бесстрашию. Познание истины требует победы над страхом, добродетели бесстрашия, небоязни опасности. Пережитый и преодоленный высший страх может стать источником познания. Но познание истины дается не страхом, а победой над страхом.
...
Страх смерти есть предельный страх. Он может быть низким, обыденным страхом, а может быть высоким, трансцендентным. Но страх смерти означает рабство человека, рабство, знакомое всякому человеку. Человек рабствует смерти. Победа над страхом смерти есть величайшая победа над страхом вообще.

...
И вот поразительное противоречие человека в отношении к страху смерти. Человек боится не только собственной смерти, но и смерти других людей. И вместе с тем человек довольно легко решается на убийство, и как будто менее всего боится смерти, вызванной совершенным им убийством. Это есть проблема преступления, которое всегда есть если не актуальное, то потенциальное убийство. Преступление связано с убийством, убийство связано со смертью. Убийство совершается не только бандитами, убийства совершаются организованно, в огромных масштабах, государством, людьми, обладающими властью или только что её захватившими. И вот во всех этих убийствах ужас смерти оказывается притупленным и даже почти отсутствующим, хотя ужас смерти должен был бы быть двойным: ужасом смерти вообще, ужасом смерти как результата совершенного убийства. Смертная казнь перестает восприниматься, как убийство, смерть на войне тоже, более того: перестает восприниматься, как смерть, вызывающая ужас. И это есть последствие объективации человеческого существования. В объективированном мире все ценности извращены. Человек, вместо того чтобы быть воскресителем, победителем смерти, стал убийцей, сеятелем смерти. И он убивает, чтобы создать жизнь, в которой будет меньше страха. Человек убивает из страха; в основе всякого убийства, частного или государственного, лежат страх и рабство. Страх и рабство всегда имеют роковые последствия. Если бы человеку удалось победить рабский страх, то он перестал бы убивать. Человек из страха смерти сеет смерть, из чувства рабства хочет господствовать. Господство всегда принуждено убивать. Государство всегда испытывает страх и потому принуждено убивать. Оно не хочет бороться со смертью. Люди власти очень походят на гангстеров.
[победа над смертью и свобода]...
Я не знаю более высокого нравственного сознания в отношении смерти, чем сознание Н. Федорова. Н. Федоров печалуется о смерти всякого существа и требует, чтобы человек стал воскресителем. Но печалование о смерти, ставшее активным, не есть страх смерти. Воскреситель побеждает страх смерти. Персонализм ставит вопрос о смерти и бессмертии не совсем так, как Н. Федоров. Н. Федоров прав, что борьба против смерти не есть только личное дело, это «общее дело».
...
Победа над смертью не может быть эволюцией, не может быть результатом необходимости; победа над смертью есть творчество, совместное творчество человека и Бога, есть результат свободы. Напряженность и страстность жизни влечет к смерти и связана со смертью. В круговороте природного мира жизнь и смерть неразрывны. «И пусть у гробового входа младая будет жизнь играть». Напряженность жизненной страсти сама по себе влечет к смерти, потому что она заключена в конечном, она не выходит к бесконечности-вечности. Вечная жизнь достигается не умерщвлением и уничтожением страстной напряженности жизни, а её духовным преображением, овладением её творческой активностью духа. Отрицание бессмертия есть усталость, отказ от активности.
...
Творчество есть освобождение от рабства. Человек свободен, когда, он находится в состоянии творческого подъема. Творчество вводит в экстаз мгновения. Продукты творчества находятся во времени, самый же творческий акт находится вне времени. Также и всякий героический акт выводит из времени. Героический акт может не быть подчинен никакой цели и быть экстазом мгновения. Но чистый героизм может быть прельщением, гордыней и самоутверждением.
...
Свобода не может быть беспредметной и пустой. Познайте истину, и истина сделает вас свободными. Но узнание истины предполагает свободу. Несвободное узнание истины не только не имеет цены, но и невозможно. Но и свобода предполагает существование истины, смысла, Бога. Истина, смысл освобождают. Освобождение ведет к истине и смыслу.
...
Свобода должна быть любовной, и любовь свободной. Только сочетание свободы и любви реализует личность, свободную и творческую личность. Исключительное утверждение одного начала всегда вносит искажение и ранит человеческую личность; каждое из начал само по себе может быть источником прельщения и рабства. Свобода, ложно направленная, может быть источником рабства. В объективации духа высшее притягивается вниз и приспособляется; в творческом воплощении духа низшее, материя мира, поднимается, и происходит изменение мировой данности.

...
Человек есть точка пересечения двух миров. Одна из иллюзий заключается в понимании различия двух миров, как различия субстанций. В действительности, это есть различие по модусу существования. Человек переходит от рабства к свободе, от раздробленности к целостности, от безличности к личности, от пассивности к творчеству, то есть переходит к духовности.
...
«Иной» мир не может быть создан только человеческими силами, но не может быть создан и без творческой активности человека. Это приводит нас к проблеме эсхатологической, к проблеме конца истории и, значит, освобождения человека от рабства у истории.
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
псмб

Зачем вспоминать братства сегодня

В стране, где стоит столько памятников Ленину, до сих пор нет памятника православным братствам

9 октября, в день открытия юбилейной ХХ выставки «Православная Русь», в Санкт-Петербурге прошел круглый стол «Об увековечении памяти православных братств, поддержавших церковь в годы гонений». Впервые за эти годы на известном общегородском форуме была затронута такая тема. Гости выставки вместе с участниками круглого стола размышляли о том, почему именно сегодня нам так важно вспомнить незаслуженно забытых членов петроградских братств, которые стали настоящей опорой для митрополита Вениамина (Казанского) в самые трудные послереволюционные годы.

Буквально через три месяца после октябрьского переворота патриарх Тихон обратился к верующим с призывом стать на защиту церкви, «немедленно устроять союзы, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления». В Петрограде уже существовало несколько десятков православных братств еще с дореволюционных времен. Часть из них была закрыта, однако появлялись все новые и новые братства: Александро-Невское, Захариевское, Вознесенское, Софийское, Екатерининское и др. Братчики жертвенно служили Богу и Церкви, были готовы отдать свою жизнь «за други своя» и за церковную святыню.

Читать далее
труд

Дом в Камышине, который хранит историю

Давайте прогуляемся по Октябрьской улице. В царские времена она называлась «Саратовская» по названию соседнего города, ставшего в 1781 году центром огромной губернии юга России. На рубеже XIX-XX веков Саратовская ― центральная улица Камышина. Именно здесь разбогатевшие купцы возводили прекрасные особняки, украшенные готическими башенками, лепными карнизами и прочими архитектурными изысками.

В 1902 году в начале Саратовской улицы был построен один из самых известных памятников архитектуры Камышина. Со дня постройки и до наших дней он значится в градостроительных планах под «№ 2». Ныне в этом здании размещаются ФСБ, отдел вневедомственной охраны и городской архив.

Великолепный особняк красного кирпича с ажурными балконами, аркой и внутренним двориком возвел предприниматель Яков Шнайдер. Он занимался заготовкой камня. Член императорского русского географического общества Александр Николаевич Минх в своем «Историко-географическом словаре Саратовской губернии» сообщает, что камень для города «ломали», то есть добывали, в двух верстах ниже и выше Камышина. Вам, уважаемые камышане, наверное, знакомы эти квадратные желто-коричневые камни, которые до сих пор можно увидеть в кладках многих старых домов…

Но! В 1894 году в Камышин пришла Рязано-Уральская дорога. На ее строительстве и стал трудиться подрядчиком Яков Шнайдер. Выиграл ли он тендер, как это делают современные предприниматели, или же добился подряда каким-либо иным путем, теперь уже не скажет никто. Однако Шнайдер, по-видимому, скопил на этом деле немалый капитал, если смог позволить себе возвести такой прекрасный дом. На стальных кружевах ворот до сих пор красуются инициалы первого владельца ― «Я» и «Ш». После постройки часть здания, обращенную к Волге, арендовала Городская Управа. Такое тогда было время: предприниматель строит, а город лишь берет в аренду.

В Городской Управе всегда было много народу. Говоря современным языком, здесь осуществляли прием граждан, работала городская Дума и так далее.

Век назад (впрочем, как и сейчас!) камышинская Дума состояла из купцов и промышленников. Например, историческое решение об отчуждении городских земель под строительство Рязано-Уральской железной дороги принимала комиссия гласных, в составе которой были владелец лесопильного завода Федор Юдаев, владелец мукомольной мельницы Иван Шемякин, купцы Александр Ткаченко, Михаил Альтухов и другие.

Читать далее
                     
труд

Владельцев сайтов обяжут указывать свои имена?

А хорошо ли это - анонимность в Интернете?
           
Оригинал взят у stolcom в Владельцев сайтов обяжут указывать свои имена?
3866869
© ИТАР-ТАСС/ Денис Вышинский

Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, согласно которому владельцы сайтов обязаны указывать на них свое имя и контактную информацию, сообщает газета "Известия" в понедельник.

Как пишет издание, согласно тексту предложенных правительством поправок в закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", "владелец сайта в сети интернет обязан разместить на принадлежащем ему сайте информацию о своем наименовании, месте нахождения и адресе, адресе электронной почты". Указаний, что это требование касается только российских доменных зон или только сайтов, размещенных на российских серверах, в тексте нет.

В текущей версии законопроекта процедура досудебного регулирования не носит обязательного характера. Правообладатель или его представитель, обнаружив нарушение своих прав, может написать владельцу сайта письмо с просьбой удалить незаконно размещенный контент. Удалить его будет необходимо в течение 24 часов. Если же нарушения закона в данном случае нет, то ничего удалять не нужно, но об этом необходимо уведомить обратившегося с запросом правообладателя.

Внесенный кабмином законопроект должен облегчить правообладателям отправку своих претензий: для этого на всех сайтах должны появиться данные об их владельцах. Кроме того, можно разместить на сайте электронную форму для направления заявлений.

Софья РУДАКОВА
псмб

Главное в жизни отца Павла Адельгейма

Рассказ о выставке памяти о. Павла Адельгейма.

Оригинал взят у tamarafavor в Главное в жизни отца Павла Адельгейма
Фото-0028

Недавно мы всей общиной ходили на выставку, посвященную отцу Павлу Адельгейму. Она расположена на двух этажах уютного помещения московского "Мемориала" (Каретный ряд, 5/10), так что сначала мы сидели на удобных стульях, потом ходили и стояли. Галина Ложкова, наш экскурсовод, рассказывала нам просто и живо. От экскурсии осталось очень светлое впечатление. Почему?

Collapse )
труд

Иван Чуриков и созданное им движение народных трезвенников

Сергей Шинкевич
Движение народных трезвенников, созданное Иваном Алексеевичем Чуриковым в конце XIX века, было явлением уникальным и для православной церкви, и для российского общества. Уникальность эта заключалась уже в том, что его основателем был малообразованный (три класса земской школы) человек из крестьянской среды. И.А. Чуриков был родом из Самарской губернии, где в XIX веке было сильно движение беседников. С другой стороны, уникальной была массовость самого движения. К 1917 г. количество трезвенников-чуриковцев достигало по разным оценкам от 40 000 до 70 000 человек.

В Российской империи к концу XIX века одной из серьезных проблем был высокий уровень алкоголизма, особенно среди простого народа. В российском обществе пытались бороться с употреблением алкоголя посредством создания светских и церковных обществ трезвости, однако их деятельность зачастую была малоэффективна. Именно поэтому деятельность Чурикова и его соратников имела такой резонанс в России в начале ХХ века. А. Краснов-Левитин отмечал, что Иван Алексеевич Чуриков, которого называли «братец» (беседническая традиция называть друг друга: «братец», «сестрица»), — небогатый купец из Самары, «глубоко религиозный православный человек, был потрясен картиной поголовного пьянства, разврата, нужды, которые царили в приволжском городе. Почувствовав призвание Божие, начал он проповедовать Слово Божие, насаждать в народе трезвость. Он имел особый благодатный дар, непостижимый и несомненный, исцелять закоренелых пьяниц. Я сам видел десятки пьяниц, которые на всю жизнь переставали пить после получасового разговора с “братцем”»[1].

Примечателен тот факт, что И. Чуриков исцелял молитвами, причем не только от алкоголизма,

Братец Иван Чуриков

Братец Иван Чуриков

табакокурения, но и от различных болезней. Масштабы трудов Ивана Алексеевича вызывали интерес и уважение российского общества. Деятельность Чурикова и его трезвенников поддерживали столь разные люди, как, например, премьер-министр П.А. Столыпин, лидер октябристов А.И. Гучков, писатель М.М. Пришвин, член партии РСДРП (большевиков) Д. Бонч-Бруевич. Беседы Ивана Чурикова тщательно конспектировал один из лидеров толстовского движения И.М. Трегубов, в светской прессе статьи в защиту Ивана Чурикова неоднократно публиковал известный петербургский журналист А.С. Пругавин.

Иван Алексеевич Чуриков родился 15 января 1861 г. в деревне Передовой поселок Александро-Гайской области Новоузенского уезда Самарской губернии в благочестивой православной крестьянской семье. Две его родные сестры были послушницами в монастыре, одна из них приняла постриг. Исследователь движения трезвенников И. Чурикова С. Ю. Паламодов отмечает, что род Чуриковых среди крестьян Александрова Гая всегда выделялся большими способностями, особой даровитостью и наклонностью к поэтическому творчеству, но в то же время «отзывчивостью на религиозные запросы и стойкостью в вере»[2]. Из этой семьи вышел и родной дядя Ивана Алексеевича — Николай Чуриков, талантливый полемист в борьбе с местными рационалистическими сектами, который состоял помощником приходских миссионеров-священников. Николай Чуриков часто общался со старицей движения беседников монахиней Марией (Керовой), «без ее благословения не принимал никаких важных решений»[3]. Движение беседников было широко распространено в Самарской и соседних губерниях, где «в 80-х годах (XIX в. — С. Ш.) общая численность православных, находящихся под влиянием беседников, превысила 100 тыс. человек»[4]. Сам Чуриков никогда не упоминал о беседниках, но из его деятельности можно сделать вывод, что это движение заметно повлияло на его мировоззрение.

[Spoiler (click to open)]

И. Чуриков стал лавочником, разбогател, но со временем его стали преследовать несчастья: жена сходит с ума и попадает в психиатрическую лечебницу, умирает дочь, постигают неудачи в торговом деле.

И. Чуриков надел на себя вериги для «обуздания своего тела», для того, чтобы за свои грехи «потерпеть и пострадать». Страдание жены побудило Ивана Алексеевича «по примеру ее терпеть в страннической жизни»[5]. Он два года странствовал по монастырям, обходя православные святыни и, в конце концов, добрался до Кронштадта, где попросил отца Иоанна Кронштадтского молиться за болящую жену. Однако жена умирает после безуспешного лечения. Иван Чуриков роптал на Господа и не осознавал, зачем Он отнял жену, а затем понял, что Бог устроил все к лучшему, без этого невозможно было выйти на проповедь. Свои проблемы Чуриков понимает как призыв Божий на служение. В 1892 г. он переживает духовный переворот. С этого времени Евангелие для него — прямое руководство к действию. Первое, с чего начинает Чуриков — он раздает все свое имущество, оставляя себе только одежду и Евангелие.

И. Чуриков почувствовал призыв Бога проповедовать так называемым «бывшим людям»: алкоголикам, нищим, оступившимся женщинам и ворам. Как писал он в одном из своих писем «во мне, помимо моего желания, появлялась какая-то особенная ревность и посылала меня в слезах спасать погибающий народ»[6].

С 1894 г. Иван Алексеевич проводит регулярные беседы в Санкт-Петербурге. В это время Чуриков работает в Городском Нищенском Комитете. Очень скоро весть о нем распространяется среди городской бедноты. Число слушателей на беседах Чурикова постоянно возрастало. Собрания на религиозные темы, проводимые мирянином и вне церкви, вызывали подозрения полиции. По законам Российской империи такая проповедь считалась административным нарушением. За 90-е годы XIX в. Чуриков 68 раз задерживался полицией за такие правонарушения. После составления протоколов его отпускали[7]. Примечательно, что по данным полиции, в районах, где проповедовал Иван Алексеевич, снижался уровень преступности.

Иван Чуриков был небольшого роста, имел длинные волосы и бороду, поверх шелковой рубашки носил перламутровый крест. Его внешний вид, вызывавший ассоциацию со священнослужителем, внушал опасения церковной власти. В то время в России было очень много сект различного толка, об этом писалось в каждом номере «Миссионерского обозрения», начиная с самого первого (1896 г.). По стране ходило много странствующих сектантских проповедников, в том числе и не совсем психически здоровых. За одного из них и приняло Чурикова руководство Самарской епархии. «Братца» считают ненормальным и подозревают в сектантстве. «Ереси вроде бы нет, но нормальный человек на себя вериги не оденет». Чтобы он «веригами не обольщал народ»[8], по решению консистории и епископа Самарского Гурия (Буртасовского), «братец» в 1898 г. был этапирован в Самарскую психиатрическую лечебницу «на испытание», которое продолжалось около четырех месяцев. Одновременно проводилось следствие о принадлежности его к секте хлыстов. По окончании психиатрического исследования все обвинения с Чурикова сняли.

Из писем Чурикова было известно, что ему предложили должность чтеца в одной из церквей Самарской епархии, он был грамотным, имел навык церковного чтения и очень хорошо знал Священное Писание. Однако Иван Алексеевич отказался от такого предложения. Он принципиально отказывался от любых должностей, считал, что «лучше чины и почести не желай… Вот тогда и не упадешь, потому что неоткуда будет падать»[9]. Единственная его официальная должность — член пожарной команды поселка Вырица.

По инициативе Самарского епископа Гурия в 1900 г. И. Чуриков получает предписание от департамента полиции Санкт-Петербурга отправляться в Суздальский Спасо-Евфимиевский монастырь. Формулировку вины, взятую из отчета полиции, приводит А.С. Пругавин: «выдавал себя за целителя и чудотворца и тем эксплуатировал религиозное чувство простецов»[10]. Спасо-Евфимиевский монастырь — это своего рода церковная тюрьма, в которую братец попадает без суда и следствия и на неопределенный срок, «впредь до покаяния». А.С. Пругавин пишет, что Чуриков был далеко не единственным таким узником. Сподвижница Ивана Алексеевича трезвенница Агриппина Смирнова обращается к вдовствующей императрице Марии Федоровне с прошением об освобождении И. Чурикова. Прошение было удовлетворено, и братец возвращается в Санкт-Петербург. А.С. Пругавин подчеркивает, что подобный положительный результат был единственным за всю историю Спасо-Евфимиевского монастыря.

После освобождения в 1900 г. Чуриков направляет Санкт-Петербургскому митрополиту Антонию (Вадковскому) и в Святейший Синод прошение, в котором кается, что «самовольно говорил по Писанию и решил уговаривать пропадавших пьяниц без правительственного ведомства и без разрешения епархиального начальства»[11]. Иван Алексеевич просит разрешения проповедовать Евангелие заблудшим людям. Митрополит Антоний (Вадковский) благословляет Чурикова на проповедь трезвой жизни.
отсюда
(и там же читайте продолжение)


       
Весьма интересное народное и церковное движение.
   

сфи мал

ЦЕРКОВЬ против большевизма

Константин Обозный, Кирилл Александров. Рецензия на книгу М. В. Шкаровского и свящ. Ильи Соловьева «Церковь против большевизма»


Семьдесят лет назад ярким весенним днем 29 апреля 1944 года на пустынном участке шоссейной дороги Вильнюс – Каунас неизвестными лицами был расстрелян легковой автомобиль главы церковного управления в Прибалтике митрополита Сергия (Воскресенского). Шофер (в прошлом советский летчик) и все находившиеся в автомобиле пассажиры, в том числе Экзарх Сергий были мертвы. В его теле было обнаружено 12 пуль…

Эта трагедия произошла в последний год немецкой оккупации Прибалтики, когда серьезным образом изменилась ситуация не только на фронтах Второй мировой войны, но и в относительно спокойном немецком тылу. Менялось отношение оккупационных властей к митрополиту Сергию, все активнее действовали советские партизаны и диверсионные группы, заброшенные в немецкий тыл для проведения разведки и террористических акций.  Хотя злодеяние совершили убийцы в немецкой форме с использованием немецкого оружия, до сих пор нет единого мнения в спорах о заказчиках и исполнителях, расстрелявших Экзарха Сергия и его спутников.

Гораздо важнее в этой трагической истории другое. Митрополит Сергий несомненно был самым известным, деятельным и любимым паствой епископом, не только на канонической территории Экзархата, но и в прифронтовых областях России, где по его благословению, и благодаря его энергичным усилиям и заботам, действовала Псковская Православная Миссия. Можно было бы долго перечислять все действительные заслуги и  яркие плоды церковной деятельности Экзарха Сергия в период 1941-1944 годов, однако, наилучшее  в данном случае — адресовать читателя к новой книге, посвященной памяти митрополита Сергия (Воскресенского), явившейся славным венком убиенному епископу.

Читать далее
труд

Философский альманах

Оригинал взят у knigohod в Философский альманах
6fbdaff5fa

Вышел в свет десятый выпуск Альманаха Свято-Филаретовского института. Выпуск подготовлен кафедрой философии, гуманитарных и естественно-научных дисциплин. Проблематика статей связана с вопросами, находящимися на стыке христианства и светской культуры.

Гносеологической проблематике посвящена статья заведующего кафедрой Григория Гутнера: в ней описывается метод идеального конструирования как способ постижения сверхчувственной реальности, в том числе и самого Бога. Дополняет ее статья Татьяны Панченко, посвященная интуитивной и даже мистической составляющей познания, присутствующей во всей традиции европейской мысли. Автор находит интересные взаимосвязи между метафизикой Декарта и Спинозы и русской метафизикой всеединства. Особое внимание уделяется Семену Франку.

В рубрике «Биология и медицина» — статьи Бориса Воскресенского и Галины Муравник. Первая — попытка рефлексии врача-психиатра по поводу своей лечебной практики, отражающая не только профессональный, но и духовный опыт, связанный с темами жизни и смерти, страдания и исцеления. Статья Галины Муравник — попытка интерпретации текстов Ветхого завета в контексте современной генетики. В ней представлен краткий обзор истории генетики, а также анализ научной деятельности основателя генетики Грегора Менделя в связи с его церковной жизнью.

Тема «Богословские аспекты эстетики» представлена в сборнике тремя статьями. В работе Александра Копировского проанализирована одна из попыток специфицировать церковное искусство, его изучение и преподавание, предпринятая в XIX веке. Автор помещает изучение церковного искусства в общий контекст философских, искусствоведческих и педагогических идей исследуемой эпохи.

Две другие работы рассматривают изобразительное искусство XX века в связи с влиятельными идейными течениями своего времени. Статья Марии Патрушевой посвящена работам выдающегося художника-иконописца и церковного деятеля эпохи — инокини Иоанны (Рейтлингер), духовной дочери протоиерея Сергия Булгакова. В статье Владимира Костромицкого речь идет о влиянии теософии и антропософии на искусство XX века.

В статье Федора Козырева обсуждается тема свободы в образовании и воспитании. Автор рассуждает о том, как избежать двух крайностей: воспитания в жестком доктринерском духе, приучающем к воспроизведению готовых мыслительных и поведенческих штампов, и подмены свободы вседозволенностью, индивидуализмом и безответственностью, к чему тяготеют многие современные педагогические подходы.

Альманах подготовлен при участии Ассоциации выпускников и студентов СФИ.

Бумажную версию Альманаха можно приобрести в интернет-магазине «Предание» и книжном киоске СФИ.

Читать в формате PDF

Информационная служба СФИ
труд

Анна Ахматова: ровно сто лет назад

Оригинал взят у n_nastusha в Анна Ахматова: ровно сто лет назад
Этому стихотворению ровно сто лет. Сегодня.

Сегодня Покров. Прощание. Мирно...
14 октября 1966 года. Анна Ахматова. Записные книжки.


11 июля 1914 года. Ранняя редакция стихотворения

Пахнет гарью. Четыре недели
Торф сухой по болотам горит.
Даже птицы сегодня не пели,
И осина уже не дрожит.

Стало солнце немилостью Божьей,
Дождик с Пасхи полей не кропил.
Приходил одноногий прохожий
И один на дворе говорил:

"Сроки страшные близятся. Скоро
Станет тесно от свежих могил.
Ждите глада, и труса, и мора,
И затменья небесных светил.

Только нашей земли не разделит
На потеху себе супостат:
Богородица белый расстелет
Над скорбями великими плат".
1914

10609677_769267073118824_5116658992828346059_n
сфи мал

В СФИ вышла книга Роберта Готца «Таинства в истории отношений между Востоком и Западом»

Роберт Готц. Таинства в истории отношений между Востоком и Западом / Перевод с немецкого; науч. ред. П. Д. Сахаров. М. : Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2014. — 512 с.

Впервые в русском переводе издается известная монография Роберта Готца, посвященная проблемам развития богословия таинств в традициях христианского Востока и Запада (от новозаветного периода вплоть до 60-70-х годов XX века), а также истории взаимоотношений этих традиций. Автор скрупулезно исследует аутентичные черты православного, католического и протестантского учений о таинствах в их развитии, уделяя особое внимание взаимным влияниям, которые указанные учения испытывали в силу различных исторических и иных перипетий.

Данная книга — первое русскоязычное издание, содержащее обзор истории развития таинств на христианском Востоке и Западе. Написанная специалистом высокого класса с любовью к православной традиции, она не устарела более чем за тридцать лет, прошедшие с момента выхода оригинального издания. Данный труд — свидетельство возможности плодотворного диалога христианских традиций, несмотря на различие их исторического пути.

В основу книги положен русский перевод немецкого издания (Hotz R. Sakramente — im Wechselspiel zwischen Ost und West.Zurich, Koln : Benziger Verlag;Gutersloh: Gutersloher Verlagshaus Gerd Mohn, 1979. 342 S.). Специально для русскоязычного издания автор внес в текст некоторые исправления (в основном в третьей части книги). Перевод фрагментов на греческом и латинском языках сделан А. В. Марковым. Научная редакция выполнена П. Д. Сахаровым.

В книге сохранены структура и научный аппарат оригинального издания. В библиографии представлены все позиции немецкого оригинала, в том числе те, на которые нет явных ссылок в основном тексте. Сохранено авторское деление библиографии на разделы. Внутри раздела «Русские и зарубежные издания» введен дополнительный подраздел «Издания на русском языке».

Все имена, топонимы, названия источников согласованы с принятыми в российском научном лексиконе. Богословская терминология также приведена в соответствие с принятой в русской традиции.

Предметный и именной указатели взяты из немецкого издания с небольшими изменениями. Добавлены некоторые понятия и персоналии, значимые в контексте восточной христианской традиции (например, «спор об эпиклесисе»). Опущены имена, которые встречаются только в списке библиографии в иноязычных изданиях. Элементы указателей упорядочены вначале по кириллическому, затем по латинскому и греческому алфавитам.

Книга будет интересна студентам духовных и светских учебных заведений и всем, кто интересуется историей христианской традиции и богословием.

Издание осуществлено при поддержке организации «Акция солидарности Реновабис».

Книгу можно приобрести в интернет-магазине «Предание» и в киоске СФИ.

Прочитать предисловие в PDF