June 13th, 2014

труд

Сщмч. Философа пресвитера и сыновей его мчч. Бориса и Николая

Священномученик Философ родился 21 мая 1860 года на погосте Новая Ерга Череповецкого уезда Новгородской губернии* в семье священника Николая Ивановича Орнатского. Философ Николаевич окончил Кирилловское духовное училище, Новгородскую Духовную семинарию и в 1885 году со степенью кандидата богословия Санкт-Петербургскую Духовную академию. 17 июля 1885 года Философ Николаевич обвенчался с девицей Еленой, дочерью иподиакона Исаакиевского кафедрального собора в Санкт-Петербурге Николая Михайловича Заозерского.
26 июля 1885 года Философ Николаевич был рукоположен во диакона, а 28 июля – во священника ко храму в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» при детском приюте принца Петра Георгиевича Ольденбургского. Открытый как начальное учебное заведение для детей бедных родителей, приют впоследствии получил права мужского реального училища с тремя отделениями и женской гимназии с музыкальным отделением. Сюда отец Философ был назначен законоучителем.
Сразу же после рукоположения молодой деятельный священник стал членом Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви, с которым впоследствии была связана вся его жизнь. 4 апреля 1881 года существование Общества, устав которого был рассмотрен и утвержден Святейшим Синодом, было утверждено и высочайшею Государя Императора властью.
Священномученик Философ (Орнатский) Мученик Николай (Орнатский) Мученик Борис (Орнатский)
После открытия... Общества, в 1884 году в столице открыто Братство во имя Пресвятой Богородицы, а в 1888 году – Санкт-Петербургский епархиальный Комитет Всероссийского Православного Миссионерского Общества. В деятельности Братства, поставившего своей задачей открытие и поддержку в деревне церковноприходских школ и распространение религиозно-нравственных книг и брошюр в народе, значение столичного духовенства и вообще благочестивых радетелей духовного просвещения выступает за пределы столицы на всю Петербургскую епархию; Миссионерский Комитет распространяет значение столичного духовенства не только за пределы Петербургской епархии, но даже за пределы европейской России – на Сибирь, на внерусские владения, как Китай и в особенности Япония, так как известно, что целью православного миссионерского общества служит ознакомление православного населения и возбуждение в нем сочувствия к миссионерской деятельности среди язычников».
[Spoiler (click to open)]
В 1888 году отец Философ был назначен членом Комитета Православного Миссионерского Общества, в 1890-м – избран членом Совета Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви; 4 мая 1892 года отец Философ был избран председателем этого Общества и на этом посту он успел много потрудиться до своей мученической кончины.
В июле 1891 года он был приглашен для работы в комиссии по строительству церкви во имя преподобномученика Андрея Критского при Экспедиции заготовления Государственных бумаг; 26 августа 1892 года отец Философ по просьбе служащих Экспедиции был назначен настоятелем этого храма.
22 апреля 1893 года отец Философ был избран депутатом от духовного ведомства в Санкт-Петербургскую Городскую Думу. Одной из первых законодательных инициатив священника было издание положения о необходимости праздничного отдыха для торговых людей, «которое давало бы возможность торговым людям как молиться во время поздней литургии до совершенного окончания ее, так и посетить духовную беседу вечером; об открытии магазинов и лавок по праздникам в два часа дня и окончании торговли в пять-шесть часов вечера».
При непосредственном участии отца Философа в 1893 году был выстроен Троицкий храм, а в 1895-м – примыкавшее к храму здание с залом для духовных бесед и собраний Общества распространения религиозно-нравственного просвещения. Зал Общества стал духовным центром многих церковно-религиозных событий столицы. Со временем был выстроен дом Общества, в котором разместились бесплатная духовная библиотека с читальным залом, воскресная и церковноприходская школы, центральный книжный склад Общества и магазин.
В 1894 году отец Философ был избран членом городской комиссии по народному образованию и председателем аналогичной комиссии по Нарвской части Санкт-Петербурга, где размещалось много крупных заводов и было всего два приходских храма. В 1894 году священник обратился к Городской Думе с просьбой выделить землю для построения храма на пять тысяч человек, помещения при нем для ведения духовных бесед и бесплатной библиотеки с читальным залом. В том же году на это место был перенесен, собран и освящен деревянный храм в честь Воскресения Христова, начато издание еженедельного журнала «Санкт-Петербургский духовный вестник», редактором которого был избран отец Философ. Одним из деятельнейших сотрудников журнала стал отец Иоанн Кронштадтский, печатавший в нем свои проповеди и отрывки из дневников.
В 1898 году при Воскресенском храме было учреждено Александро-Невское общество трезвости, которое «понимало под трезвостью не одну... добродетель воздержания от спиртных напитков, но целостное, христиански-органическое начало жизни, приводящее в гармоническое сочетание все творческие силы человека и предохраняющее его от пьянящего подавления темными силами, и с первых же пор направило свою деятельность на устранение самих причин и условий зарождения нетрезвости».
В 1898 году был освящен храм во имя Иоанна Предтечи, построенный при непосредственном участии отца Философа, ставший духовно-просветительным центром на Выборгской стороне.
В 1895 году отец Философ был награжден наперсным крестом. 14 ноября 1898 года он за усердную и полезную деятельность на посту председателя Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной церкви и труды по построению трех храмов Общества был возведен в сан протоиерея. В 1899 году была открыта бесплатная библиотека-читальня имени «М.В. Ломоносова», организатором и первым директором которой стал протоиерей Философ.
В ночь на 24 ноября 1899 года сгорела Предтеченская церковь на Выборгской стороне, но отец Философ не растерялся при этом искушении: под временный храм был приспособлен соседний барак вместимостью до тысячи человек, и вскоре богослужения возобновились, а на месте пожарища стал воздвигаться новый каменный храм.
В 1900 году протоиерей Философ был назначен членом комиссии по вопросу о надлежащей постановке преподавания Закона Божия в средних учебных заведениях Министерства народного просвещения. Опираясь на свой личный опыт законоучителя и более широкий опыт пастырский, протоиерей Философ в ходе работы комиссии подготовил доклад «О способах развития и укрепления религиозных и нравственных начал в учащихся». Священника весьма беспокоило, что, несмотря на почти повсеместное преподавание Закона Божьего в школах, повсюду наблюдался едва ли не полный провал в деле религиозного воспитания учащегося народа. Одной из причин такого положения вещей он видел ту, что силой установившегося порядка вещей Закон Божий превратился в один из учебных предметов наравне с алгеброй, физикой и химией.
Человек широких взглядов, протоиерей Философ живо интересовался социальными и религиозными тенденциями, которые были насущны для общества в данный момент. В это время стало входить в моду обсуждение вопросов о равноправии мужчины и женщины, относящихся к области их равенства в профессиональных занятиях.
В 1900 году протоиерей Философ был назначен членом комиссий по вопросу об открытии приходов при Сергиевской и Покровской церквях и по постройке приходского храма в поселке Лесное. В том же году он был назначен председателем строительного комитета по постройке деревянного храма во имя преподобного Сергия Радонежского вместимостью до двух тысяч человек в густонаселенной промышленной окраине Санкт-Петербурга у Нарвской заставы, где в ту пору не было ни одного храма.
В 1901 году было завершено строительство деревянного храма на тысячу человек в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла в поселке Лесное, ведшееся под непосредственным наблюдением отца Философа.
В 1902 году протоиерей Философ был назначен членом комиссии по составлению устава средней общеобразовательной школы, подкомиссии по составлению программ преподавания Закона Божия в средней школе, комиссии по составлению правил для кладбищ: Волковского, Митрофаниевского и Смоленского, и председателем комиссии, созданной для точного определения границ и составления карты православных приходов Санкт-Петербурга.
В 1903 году отец Философ был командирован в Саров для участия в торжествах по прославлению преподобного Серафима Саровского, здесь он сослужил митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Антонию (Вадковскому) и произнес в различных храмах обители семь Слов и поучений, которые были выпущены затем отдельной брошюрой. Впоследствии в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения на специальном заседании, посвященном памяти преподобного Серафима и собравшем множество слушателей, протоиерей Философ подробно рассказал о саровских торжествах.
1 сентября 1903 года была открыта техническая школа при Экспедиции заготовления Государственных бумаг, и протоиерей Философ был назначен законоучителем этой школы и временно исполняющим обязанности заведующего. В 1903 году было построено и освящено здание с залом для духовных бесед на тысячу человек, второй этаж здания планировалось после перестройки отдать под храм в честь преподобного Серафима Саровского. В том же году Общество возвело здание и открыло зал для бесед на тысячу человек на Большой Охте, был построен и освящен храм во имя Иоанна Предтечи на Выборгской стороне. Во все это время членами Общества проводилось множество религиозно-просветительских бесед; в 1903 году таких бесед было проведено 5 837 и на них побывало два миллиона двести тысяч слушателей. 27 декабря 1903 года протоиерей Философ был награжден золотым наперсным крестом.
В 1903 году ко храму преподобного Сергия Радонежского был пристроен придел в честь преподобного Серафима Саровского, который 29 января 1904 года был освящен протоиереем Иоанном Кронштадтским при сослужении отца Философа.
В 1904 году началась русско-японская война, и Общество начало сбор средств на нужды армии, который не прекращался в течение всей войны.
В 1904 году на станции Графская был сооружен храм в честь преподобного Серафима Саровского, настоятелем которого был назначен брат отца Философа, священник Иоанн Орнатский; при храме были открыты воскресная школа и проповеднический пункт Общества распространения религиозно-нравственного просвещения.
В 1906 году протоиерей Философ был назначен председателем комитета по строительству Герасимовской церкви в деревне Купчино под Санкт-Петербургом; в том же году храм был выстроен и освящен.
В 1908 году было завершено строительство храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала. Во время литургии после освящения храма отец Философ был награжден митрой. В 1909 году за Нарвской заставой было начато строительство восьмого храма Общества в честь преподобного Серафима Саровского, которое было завершено через год. В ночь на 29 июля 1912 года в храме возник пожар, удалось спасти лишь часть церковной утвари, икон, облачений и антиминсы. На экстренном заседании совета Общества было решено приступить к возрождению храма, и уже 30 декабря 1912 года епископ Гдовский Вениамин (Казанский) совершил освящение возрожденного храма.
28 июля 1910 года исполнилось двадцать пять лет священнического служения отца Философа, но в этот день он решительно уклонился от каких бы то ни было чествований, проведя его в молитве в Саровской пустыни у мощей преподобного Серафима. Однако деятельность священника была слишком заметна, и учреждения, коих он был сотрудником, предложили отпраздновать его юбилей 17 октября 1910 года, в день престольного праздника храма при Экспедиции заготовления Государственных бумаг. Юбилейное торжество было начато совершением Божественной литургии, которую возглавил епископ Гдовский Вениамин.
В 1912 году протоиерей Философ был уволен с должности заведующего технической школой при Экспедиции заготовления Государственных бумаг, в связи с чем он лишился большей части жалования, и его материальное положение при большой семье стало весьма затруднительным; в 1913 году он обратился к министру финансов с просьбой компенсировать ту часть зарплаты, которой он лишался вместе с должностью. К этой просьбе присоединил свое ходатайство митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Богоявленский); ходатайство было удовлетворено. В 1913 году митрополит Владимир назначил протоиерея Философа настоятелем Казанского собора.
В 1914 году началась Первая мировая война. Протоиерей Философ сразу же открыл при Казанском соборе лазарет для раненых. Семья Орнатских передала под надобности лазарета свою квартиру, переехав в меньшую. Лазарет во все время существования содержался полностью на церковные средства и пожертвования прихожан. С самого начала войны прихожане Казанского собора стали собирать посылки для солдат, которые сопровождал на фронт протоиерей Философ. В 1914 году Санкт-Петербургское Александро-Невское общество трезвости было переименовано во Всероссийское Александро-Невское братство трезвости.
2 марта 1917 года император Николай II отрекся от престола, и произошла смена всего государственно-политического устройства России. 6 марта 1917 года временно управляющим Петроградской епархией стал епископ Гдовский Вениамин (Казанский), возглавивший «Союз Церковного Единения», поставивший своей задачей «объединение клира и мирян всей Православной Церкви на почве не политических платформ или веяний современной политической жизни, а на почве христианской задачи, Христова делания, которое прежде всего требует свободы внутренней, а не внешней»[9].
В Вербное воскресенье собрание духовенства и мирян в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения постановило избрать организационный комитет для выборов Петроградского митрополита. 24 мая 1917 года в Казанском соборе состоялись выборы правящего архиерея Петроградской епархии. Подавляющим большинством голосов был избран епископ Гдовский Вениамин и на следующий день возведен в сан архиепископа; 13 августа 1917 года он был возведен в сан митрополита.
25 мая начал свою работу Петроградский епархиальный Собор, в работе которого приняли участие тысяча шестьдесят делегатов. Председателем Собора стал протоиерей Философ, заседания Собора открыл архиепископ Вениамин.
Петроградский епархиальный Собор обратился с воззванием ко всем гражданам России: «Враг ворвался в страну нашу – осквернил наши святые храмы, ограбил и сжег наши города и селения, избивал жителей, насиловал женщин, истязает бесчеловечно пленных братий наших... Среди тяжких этих испытаний и других бедствий, нам ниспосланных, среди народа нашего воцарилась рознь – брат пошел на брата. Земля наша покрылась огнем пожаров, – мучительно стонет церковный набат, слышны вопли ограбленных и погибающих...
Первый свободно-избранный Петроградский епархиальный Собор – мы, миряне и духовенство, избравшие по своему сердцу архипастыря своего, – взываем: “Безумцы, остановитесь! Забудьте распри! Враг у ворот столицы государства нашего. Под шум взаимных ваших распрей он ринется на нас, разорит, погубит дорогую нашу Родину, погубит свободу нашу! Вы не ведаете, что творите: ослепленные злобою, вы идете друг на друга, вы преступно проливаете братскую кровь! Бросьте распри – отразите врага! Освободите, спасите Родину! Она погибает! Помните – в единении сила! Мать Церковь зовет вас на подвиг святой!”».
20 июня Собор закончил свою работу, а 23 июня в зале Общества состоялось епархиальное собрание духовенства и мирян, на котором были избраны делегаты от Петрограда для поездки на Всероссийский съезд духовенства и мирян в Москву.
В августе 1917 года по инициативе протоиерея Философа было учреждено Братство приходских советов Петрограда и Петроградской епархии.
25 октября 1917 года безбожники-большевики под руководством Ленина захватили власть в Петрограде, и уже 31 октября в Царском селе был зверски убит протоиерей Иоанн Кочуров**. Подробное сообщение об этом убийстве отец Философ опубликовал в «Церковном вестнике», приглашая всех желающих прийти на девятый день мученической кончины, 8 ноября, в Казанский собор, где была совершена панихида по протоиерею Иоанну и всем в междоусобной брани убиенным.
5 ноября 1917 года на Всероссийском Поместном Церковном Соборе был избран Патриархом митрополит Московский Тихон (Белавин); 21 ноября была совершена его интронизация и тем самым восстановлен канонический строй Русской Православной Церкви, разрушенный двести лет назад Петром I, сменившим тогда государственный строй с той же решительностью, что и большевики в 1917 году.
Пришедшие к власти безбожники в январе 1918 года попытались захватить одну из главных святынь Петрограда – Александро-Невскую Лавру. 17 января в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения состоялось собрание духовенства и представителей приходов, и настоятель Казанского собора протоиерей Философ внес предложение в ближайший воскресный день устроить крестные ходы из всех храмов столицы к Александро-Невской Лавре.
19 января в Лавре был смертельно ранен протоиерей Петр Скипетров***, приходившийся родственником протоиерею Философу – их жены, Антонина Николаевна и Елена Николаевна, были родными сестрами. Протоиереи Философ Орнатский и Николай Рудинский, находившиеся в то время в Лавре у митрополита Вениамина, доставили раненого священника в больницу, где он в тот же вечер скончался.
В субботу 20 января во время всенощной протоиерей Философ прочел в Казанском соборе воззвание Святейшего Патриарха Тихона от 19 января, которое отец Философ размножил и разослал по всем церквям Петрограда для прочтения за литургией в воскресенье 21 января.
В воскресенье с 11 часов утра крестные ходы петроградских церквей направились к Александро-Невской Лавре, а затем, после того как во втором часу дня крестный ход во главе с митрополитом Вениамином вышел из ворот Лавры и митрополит прочел воззвание Патриарха и был совершен молебен, общий крестный ход всех городских церквей направился по Невскому проспекту к Казанскому собору, где после обращения митрополита Вениамина к верующим крестный ход был завершен.
В тот же вечер протоиерей Философ выехал в Москву во главе депутации духовенства и мирян Петрограда, просивших Поместный Собор восстановить митрополита Вениамина в звании и правах священно-архимандрита Александро-Невской Лавры. 22 января депутация была принята Патриархом, и на следующий день протоиерей Философ выступил с докладами по данному вопросу в Соборном совете и Соборном отделе по монашеству, и владыке Вениамину было усвоено наименование настоятеля и священно-архимандрита Александро-Невской Лавры.
24 января по благословению Патриарха Тихона протоиерей Философ выступил на Поместном Соборе с подробным докладом, касающимся попытки захвата Лавры большевиками и общегородского крестного хода. Завершая рассказ, протоиерей Философ сказал: «Пора сказать, что разбойники взяли власть и управляют нами. Мы терпели, но терпеть далее невозможно, потому что затронуто Святое Святых русской души – Святая Церковь... На сознательное мученичество идти не следует, но если нам нужно пострадать и даже умереть за правду, это надо будет сделать. Крестные ходы докажут всем, что верующий народ объединяется. Духовенству надо проповедывать народу не по праздникам только, а всегда и везде, где можно. Все должны говорить, что необходимо защищать святую веру, надо кричать об этом в трамваях, кинематографах, на железных дорогах... Пора духовенству объединиться с народом. Если Лавра получила защиту, это защитил ее народ. Если отвоюем Церковь, это сделаем при содействии народа...».
После выступления протоиерея Философа Собор постановил устроить крестный ход и в Москве, а затем крестные ходы прошли по многим городам России. 26 января депутация возвратилась в Петроград, и в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения состоялось собрание под председательством митрополита Вениамина с участием протоиерея Философа.
2 февраля 1918 года в зале Общества было проведено собрание, посвященное убиенному 25 января (7 февраля) 1918 года митрополиту Киевскому и Галицкому Владимиру (Богоявленскому), и протоиерей Философ предложил избрать почетным членом Общества Патриарха Тихона.
11 марта в зале Общества открылся съезд духовенства и мирян Петроградской епархии, председателем которого единогласно был избран протоиерей Философ. Съездом, единомысленно с решениями Поместного Собора, были выработаны меры по защите святынь от поругания и постановлено: «При всех приходских храмах создаются союзы из прихожан и богомольцев, которые должны защищать святыни и церковное достояние от посягательств... В случаях нападения грабителей и захватчиков на церковное достояние следует призывать православный народ на защиту церкви, ударяя в набат, рассылая гонцов... Все, восстающие на Святую Церковь, причиняющие поругание святой православной вере и захватывающие церковное достояние, подлежат, невзирая на лица, отлучению церковному...».
Протоиерей Философ задумал тогда устроить в подклети Казанского собора подземный храм во имя священномученика Ермогена, Патриарха Московского. В этом храме предполагалось поместить Казанский образ Божией Матери и иконы святых, имена которых носили мученически пострадавшие митрополит Владимир (Богоявленский) и протоиереи Иоанн Кочуров и Петр Скипетров, с соответствующими надписями, повествующими об их кончине, а также осколок снаряда, подобранный отцом Философом в той комнате в Кремле, где находился во время Поместного Собора митрополит Вениамин, – осколок должен был служить лампадой перед образом Казанской.
В 1918 году большевистский праздник 1 мая выпал на Великую Среду и митрополит Вениамин вместе с протоиереем Философом подготовили и выпустили по сему случаю воззвание, призывающее верующих отказаться от участия в этот день в уличных шествиях и гуляниях; большевистским правительством это было расценено как контрреволюционное выступление.
С 11-го по 16 июня в Петрограде находился Патриарх Тихон, который совершил богослужения во многих храмах города, и в частности 13 июня, в праздник Вознесения Господня, в Казанском соборе. После литургии был совершен крестный ход с Казанской иконой Божией Матери и с ковчегом со святыми мощами священномученика Ермогена, привезенными Патриархом из Москвы для вновь устраиваемого подземного храма.
На следующий день в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения состоялось собрание с участием Патриарха Тихона, на котором протоиерей Философ поблагодарил Патриарха за принятие им звания почетного члена Общества.
29 июля в Петрограде состоялось чрезвычайное епархиальное собрание для обсуждения вопросов – какие действия необходимо предпринять, чтобы защитить Церковь, ввиду издания советскими властями циркуляра об изъятии из школ предметов религиозного почитания. Напомнив собравшимся о состоявшемся в январе 1918 года крестном ходе в защиту Александро-Невской Лавры, протоиерей Философ призвал духовенство совершить еще один общегородской крестный ход. Но осуществить это ему уже не удалось.
Протоиерей Философ и его супруга Елена Николаевна воспитали десять детей, и старшим сыновьям, Николаю и Борису, Господь судил разделить мученическую смерть вместе с отцом. Давая наставления детям, священник говорил: «Мы всегда должны говорить правду, ибо ложь – главное зло, присущее человеку. Всегда помогать тем, кому трудно, независимо от происхождения, возраста и положения. Всегда уважать старших и старость. Постоянно учиться, совершенствовать себя. Главное – быть человеком, которому не стыдно не только перед окружающими, но и перед самим собой, перед своей совестью, перед Господом...».
Мученик Николай Орнатский родился 4 мая 1886 года в Санкт-Петербурге. Получив первоначальное образование в 10-й Санкт-Петербургской гимназии, он поступил в Императорскую Военно-Медицинскую академию. Во время учебы в академии Николай вступил в Общество распространения религиозно-нравственного просвещения, возглавляемое отцом, и принял деятельное участие в создании церковно-народного хора при храме преподобного Серафима Саровского на станции Графская.
В 1910 году Николай окончил академию и в 1911 году был определен на службу младшим врачом в 197-й пехотный Лесной полк. В том же году он был прикомандирован к Свеаборгскому лазарету для научно-практического усовершенствования. С 1911-го по 1914 год он служил врачом в составе 199‑го пехотного Кронштадтского полка. В 1913 году Николай обвенчался с девицей Серафимой, дочерью протоиерея Иоанна Успенского, полкового священника лейб-гвардии Финляндского полка. С 1914 года Николай принимал участие в военных действиях в составе 6-й Автомобильной роты 9-й армии и был награжден тремя орденами. После окончания Мировой войны он вернулся домой, занялся частной врачебной практикой и пел в храме в церковном хоре.
Мученик Борис Орнатский родился 30 мая 1887 года в Санкт-Петербурге. Окончив 10-ю Санкт-Петербургскую гимназию, он в 1908 году поступил в Константиновское артиллерийское училище. По окончании училища он был произведен в подпоручики и в 1911 году назначен служить в 49-ю артиллерийскую бригаду, исполнял обязанности учителя бригадной учебной команды, помощника заведующего учебной командой и заместителя заведующего бригадным офицерским собранием. В 1913 году Борис был произведен в поручики и в том же году назначен служить в 3-ю батарею 23-й артиллерийской бригады, с которой он принял участие в боевых действиях против германцев в составе 9-й армии. В 1916 году Борис был произведен в штабс-капитаны. Во время Первой мировой войны за отличия в боевых действиях Борис Орнатский был награжден пятью орденами. После возвращения с фронта он жил вместе с родителями, помогая в храме отцу.
19 июля (1 августа) 1918 года, в канун празднования памяти святого пророка Илии, протоиерея Философа пригласили отслужить всенощную на Охте в Ильинском храме при пороховом заводе. По возвращении домой он сел ужинать вместе с семьей – супругой Еленой Николаевной, сыновьями Николаем, Борисом и Владимиром, дочерью Лидией и сестрой Елены Николаевны, вдовой убитого протоиерея Петра Скипетрова. Вдруг раздался звонок, и в дверях появились вооруженные матрос и два красноармейца. Матрос приказал сделать обыск, затем велел священнику ехать с ними, пообещав, что он скоро вернется. Николай вызвался сопровождать отца, и тогда матрос приказал и Борису следовать с ними, и они были заключены в тюрьму ЧК.
Прихожане Казанского собора, узнав об аресте протоиерея Философа, отправили к властям несколько делегаций, но власти не приняли их. «Наконец, в... воскресенье, после обедни, в сквер перед собором собралась многотысячная толпа, главным образом женщин, которая с пением молитв, хоругвями и иконами двинулась по Невскому проспекту на Гороховую улицу освободить... отца Философа. Из толпы вышла делегация, которую коммунисты приняли и уверили, что они отца Орнатского скоро выпустят и что он находится на Гороховой в камере в полной безопасности. Толпа, успокоенная, разошлась»[16].
В ту же ночь всех обреченных на смерть вывезли на берег Финского залива. Перед казнью протоиерей Философ, успокаивая приговоренных к смерти офицеров, которых числом было более тридцати, произнес спокойно и кротко: «Ничего, ко Господу идем. Вот, примите мое пастырское благословение и послушайте святые молитвы». И, встав на колени, он спокойным и ровным голосом прочел молитвы на исход души.
Игумен Дамаскин (Орловский)
«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Май».
Тверь. 2007. С. 393-414
Источник: http://www.fond.ru/
              
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

«С нами произошло чудо...»

В прошлом номере «Кифы» мы рассказывали о конференции по истории катехизации, прошедшей в Санкт-Петербурге в начале мая. Сегодня мы, как и обещали, печатаем материалы круглого стола, посвященного 1980-м годам

Юлия Балакшина: Задумывая эту конференцию, мы решили заглянуть в историю того, как оглашение на нашей петербургской земле начиналось, как развивалось, какие формы, какие принципы на разных своих этапах имело. Конференция построена по хронологическому принципу. Мы начнем с середины XIX века, потом поговорим о рубеже XIX-XX веков и, наконец, переместимся в более близкие нам 1980-1990-е годы. И я надеюсь, что в конце у нас будет время и найдется слово и у тех людей, кто занимается катехизацией сейчас. Может быть, не для того, чтобы целостно делиться опытом - для этого есть другое время и другое пространство - но для того, чтобы просто сказать о том, что для каждого является внутренним импульсом, который подвигает сейчас, сегодня заниматься оглашением, катехизацией. В мае этого года исполняется двадцать лет с тех пор, как наше Свято-Петровское малое православное братство стало участвовать в оглашении в Санкт-Петербурге. Этот маленький юбилей стал еще одним поводом для организации конференции.

И еще хотелось бы сказать перед тем, как мы приступим к нашей программе, что сегодня особый день - день рождения владыки Михаила (Мудьюгина) (конференция проходила 12 мая - ред.). Это был человек, который был дорог очень многим, многие из нас его лично знали и хорошо помнят. И он очень трепетно и благоговейно относился к процессу катехизации. Он благословил издание «Катехизиса для оглашаемых» и «Катехизиса для катехизаторов». И я думаю, если мы наше сегодняшнее собрание посвятим его памяти, это будет правильно.

30 лет спустя
30 лет спустя. Слева направо: проф. Александр Копировский, проф.-свящ. Георгий Кочетков, прот. Александр Степанов, Юлия Большакова, Лариса Козловская

Сейчас слово «оглашение» стало привычным, понятным и даже для некоторых пугающим. Я обнаружила в интернете список храмов Санкт-Петербургской епархии, в которых можно креститься без оглашения. Оказывается, люди ищут такие храмы. В 1970-1980-е годы было совсем по-другому, стремление к сознательному воцерковлению было движением самого церковного народа. Проходить научение вере в то время было очень опасно, потому что оно преследовалось органами КГБ.

Мне хотелось бы всем вам задать вопрос: что вдохновляло тогда на оглашение? какими принципами люди руководствовались? как это было и что это было для вас в вашей личной жизни?

[Spoiler (click to open)]

Александр Копировский: Одно из чудес, настоящих чудес в моей жизни, в нашей общей жизни, было то, что мы с о. Георгием оказались в Петербурге (тогда - Ленинграде) в один год совершенно независимо друг от друга. Он поступил в Духовную академию, а я неожиданно для себя получил приглашение преподавать в ней церковную археологию. Я приезжал для этого раз в неделю из Москвы, а потому присутствовал и на некоторых огласительных встречах. С оглашаемыми и с потенциальными оглашаемыми мне приходилось встречаться также на тему церковного искусства и вообще искусства, водить их, например, в Эрмитаж... Это было очень хорошее живое общение, совершенно естественное. Не просто шли беседы об искусстве, была важна сама атмосфера, в которой что-то открывалось: атмосфера открытости ко всему - к культуре, к искусству, к философии, к богословию. Оглашение было связано с насущными проблемами того времени. И эту естественность общения тогда поддерживала Академия: её ректор владыка Кирилл, преподаватели... Это был процесс, захватывавший всех. Не один человек что-то делал - это касалось самых разных людей, как и должно быть в Церкви. Ведь оглашение - не аналог светского обучения, натаскивания, овладения информацией. Это вхождение в церковную жизнь через все стороны обычной жизни.

Вы ведь и стихи читали на оглашении...

Александр Копировский: Читал... Помню, как пришлось говорить о Тютчеве. Все знают, что это был не просто выдающийся поэт, но что у него много глубоких стихотворений о вере. А я однажды наткнулся на его четверостишие - раннее, начала 1820-х годов - совсем другого содержания. И прочитал его на огласительной встрече:




«Не дай нам духу празднословья!»
Итак, от нынешнего дня
Ты в силу нашего условья
Молитв не требуй от меня.



Вот с чего он начинал! Вполне по-хулигански, в соответствии со своим 17-летним возрастом ...

Ну, а после этого, для контраста, я читал его стихотворение 1851 года «Наш век», все его знают:




Не плоть, а дух растлился в наши дни,
И человек отчаянно тоскует...
Он к свету рвется из ночной тени
И, свет обретши, ропщет и бунтует.
Безверием палим и иссушен,
Невыносимое он днесь выносит...
И сознает свою погибель он,
И жаждет веры... но о ней не просит...
Не скажет ввек, с молитвой и слезой,
Как ни скорбит перед замкнутой дверью:
«Впусти меня! - Я верю, Боже мой!
Приди на помощь моему неверью!..»



Читать далее: КИФА №76(177), июнь 2014 года


труд

Церковь: есть «большая ложь», а есть… статистика ВЫПУСК № 6(14) - 2014

Оригинал взят у strelchik в Церковь: есть «большая ложь», а есть… статистика ВЫПУСК № 6(14) - 2014
ВЫПУСКИ №№:    1,       2,       3,       4,       5,     6,     7,      8,     9,     10,    11,     12,    13


Имя Сергия Радонежского России знают все!
28 мая. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил данные о том, знают ли россияне о том, кто такой Сергий Радонежский, и чем он известен.
Имя Сергия Радонежского знакомо большинству россиян (72%).При этом четверть респондентов (24%) хорошо осведомлена о том, кто он такой, а половина опрошенных (48%) слышала о нем, но подробностей биографии не знает.
В этом вопросе лучше информированы люди старше 60 лет (32%) и респонденты с высшим образованием (32%), нежели 18-24-летние молодые люди (13%) и малообразованные участники опроса (13%).
Среди православных верующих о том, что знают, кто такой Сергий Радонежский, сообщили 78% респондентов. В свою очередь, 27% участников опроса признались, что ранее ничего не слышали о святом.
Сергий Радонежский известен, в первую очередь, как святой, почитаемый Православной Церковью, – об этом сказали 38% тех, кому знакома его личность. Часть респондентов вспомнила о том, что он был монахом (18%). Кроме того, Сергия Радонежского называли основателем монастырей (6%), религиозным деятелем (5%), православным (3%), священником (2%). Также некоторые участники опроса считают его защитником людей (1%), великой исторической личностью (1%), человеком, способствовавшим сохранению государства (1%) и пр.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ В ВЫПУСКЕ:

- Китай через 15 лет может стать государством с самым большим числом христиан
- В Латвии 2/3 жителей верят в Бога, но стало меньше христиан
- Люди до сих пор не готовы к встрече с инопланетянами
- 96% грузин поддерживают Патриарха Илию II
- Число испаноязычных американцев, покидающих Католическую Церковь, растет
- Для 83% поляков Папа Франциск является моральным авторитетом
- В Украине за год число верующих возросло на 11%
- Американский католический священник  образца 2014 года
- Католические монахи в Польше
Collapse )
Светит 2

"Молящиеся руки"

Молящиеся руки

В пятнадцатом веке, в одном поселке близ Нюрнберга жила семья, в которой подрастало восемнадцать детей. Чтобы накормить всех хотя бы хлебом, отцу семейства приходилось работать по восемнадцать часов в день в шахтах по добыче золота и еще подрабатывать где придется.

Несмотря на отчаянную бедность, двое из сыновей Альбрехта Дюрера смели мечтать, и мечта у них была одна — оба хотели стать на художниками. Они прекрасно понимали, что их отец никогда не сможет ни одному из них собрать средства на учебу в Художественной академии. Много бессонных ночей провели братья, перешептываясь под одеялом, и нашли выход. Договорились подбросить в воздух монетку, проигравший должен будет пойти работать в шахты и оплачивать обучение победившего. А по окончании учебы выигравший оплатит занятия другому, выручив деньги за проданные работы.
Collapse )
труд

Книги

сфи мал

Ольга Седакова стала доктором Амвросианской академии

Поэт, переводчик Ольга Седакова стала доктором Амвросианской академии по классу «Славистика». Непосредственным поводом для присвоения ей почетного звания стали две работы: словарь «Словарь трудных слов из богослужения. Церковнославяно-русские паронимы» и книга «Поэтика обряда. Погребальная обрядность восточных и южных славян».

«Церковнославяно-русские паронимы» автор называет «словарем вероятных (а порой и неизбежных) недоразумений, смысловых иллюзий. Недоразумения такого рода возникают, когда при работе с другим (и особенно близкородственным) языком читатель исходит из тех значений слов или морфем, которые известны ему по родному языку. …в таком случае понимание известных стихов: “Яко непостоянно величіе слaвы твоея” или “страстeй моихъ непостоянное и лютое утоли смущeніе” окажется просто превратным».

В монографии «Поэтика обряда» на основании материала традиционной славянской культуры, связанного с архаическими представлениями о смерти и посмертной участи: погребальной и поминальной обрядности, фольклорных источников, бытовых поверий — выдвигаются некоторые гипотезы о типологическом характере славянского язычества и его отношении к христианской традиции (так называемом «двоеверии»). Автор предлагает концепцию обряда как несловесного сообщения, обладающего собственными законами построения и своеобразной поэтикой.

Ольга Александровна была избрана членом Амвросианской академии два года назад, когда директор класса славистики академик дон Франческо Браски познакомился с ее «Словарем трудных слов из богослужения».

Поздравляем члена попечительского совета СФИ Ольгу Седакову с присвоением ей звания доктора одной из старейших академий в Италии.

Фото: www.olgasedakova.com

Информационная служба СФИ