February 22nd, 2014

труд

Святой мученик Никифор

Дни памяти: 9 февраля

    Святой мученик Никифор жил в городе Антиохии Сирийской. В этом же городе жил также пресвитер Саприкий, с которым Никифор был очень дружен, так что их считали за родных братьев. По наущению вражию они поссорились, и прежнюю любовь сменила вражда и ненависть. Через некоторое время Никифор пришел в себя, раскаялся в своем грехе и не раз просил через своих друзей прощения у Саприкия, но тот не хотел простить его. Тогда Никифор сам пришел к своему бывшему другу и горячо просил прощения, но Саприкий был неумолим. В это время императорами Валерианом (253-259) и Галлиеном (260-268) было воздвигнуто гонение на христиан, и одним из первых предстал пред судом пресвитер Саприкий. Он твердо исповедал себя христианином, претерпел истязания за свою веру и был приговорен к смерти через усечение мечом. Когда его вели на казнь, Никифор со слезами умолял о прощении, называя его святым мучеником, который скоро предстанет перед Господом и воспримет венец от Него.
      Но пресвитер Саприкий ожесточился сердцем и даже перед смертью не захотел простить своего брата-христианина. За это Господь удалил от Саприкия Свою благодать, укреплявшую его во время перенесения мучений, и он, уже почти достигнув блаженного конца своего подвига, вдруг устрашился смерти и согласился принести жертву идолам. Напрасно святой Никифор уговаривал со слезами Саприкия, чтобы он не губил себя отречением, стоя уже на пороге Царства Небесного. Тогда святой Никифор сказал палачам: "Я христианин и верую в Господа нашего Иисуса Христа, от Которого отвергся Саприкий. Казните меня вместо Саприкия". Тут же палачи донесли об этом правителю. Последовал приказ: Саприкия отпустить, а вместо него усечь мечом Никифора. Так воспринял мученический венец святой Никифор.
календарь

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Святитель Иннокентий, епископ Иркутский

Святитель Иннокентий, епископ ИркутскийДни памяти: 9 февраля, 26 ноября

     Святитель Иннокентий, епископ Иркутский, в миру Иоанн, происходил из дворянского рода Кульчицких. Родители его в середине ХVI века переселились с Волыни в Черниговскую губернию. Святитель родился около 1680 года, обучался в Киевской духовной академии. Монашеский постриг принял в 1710 году и был назначен преподавателем в Славяно-греко-латинскую академию префектом и профессором Богословия.
       В 1719 году святитель Иннокентий был переведен в Санкт-Петербургскую Александро-Невскую Лавру с назначением обер-иеромонахом флота.
       В 1720 году нес послушание наместника Александро-Невской Лавры.
       14 февраля 1721 года иеромонах Иннокентий был посвящен в сан епископа Переяславского и назначен в Пекинскую духовную миссию в Китай. Но китайское правительство отказало в визе "духовной особе, великому господину", как его неосторожно охарактеризовала сенатская комиссия по иностранным делам.
       Три года вынужден был провести святитель в Селенгинске у китайской границы, перенося много лишений из-за неопределенности своего положения и скорбей от неустройства гражданского управления в Сибири. Дипломатические промахи русского посла в Китае графа Рагузинского и интриги Иркутского архимандрита Антония Платковского привели к тому, что в Китай был назначен архимандрит Антоний, а святитель Иннокентий указом Святейшего Синода в 1727 году был наименован епископом Иркутским и Нерчинским и приступил к управлению новообразованной епархией.
       Близость китайской границы, обширность и малонаселенность епархии, большое количество различных народностей (бурят, монголов и др.), не просвещенных Христовой верой, бездорожье и бедность - все это делало пастырский труд святителя Иннокентия тяжелым и жизнь его полной лишений. По странному недосмотру Сената он не получал жалования до самой смерти и терпел крайний недостаток в средствах. В этих трудных условиях на скудные средства иркутского Вознесенского монастыря еще содержались две открытые при нем школы - монгольская и русская. Неустанные заботы святителя были обращены на их устройство - подбор достойных учителей, обеспечение учеников нужными книгами, одеждой, продовольствием. Святитель неутомимо трудился над устройством епархии, укреплением ее духовной жизни, о чем свидетельствуют его многочисленные проповеди, пастырские послания и предписания. В трудах и лишениях святитель Иннокентий обретал духовную твердость, смирение, прозорливость.
     

[Spoiler (click to open)]

В 1728 году весной в Прибайкалье началась засуха. Епархии грозил голод от недорода хлеба, начавшегося еще в 1727 году. По благословению святителя, с мая в церквах Иркутска и Иркутской десятины к каждой Литургии стали присоединять молебен о прекращении засухи, по субботам пели акафист Божией Матери, а в воскресные дни служили соборный молебен. "Моления, - говорил святитель, - должны окончиться в Ильин день". 20 июля в Иркутске разразилась буря с таким сильным дождем, что по улицам города стояла вода по колено, - засуха прекратилась.
       Трудами святителя Иннокентия было начато строительство в Вознесенской обители каменного храма взамен деревянного, расширены границы епархии, включившей не только Селенгинский, но еще Якутский и Илимский округи. Святитель, не отличавшийся крепким здоровьем, под влиянием сурового климата и невзгод рано отошел ко Господу. Он преставился утром 27 ноября 1731 года.
       В 1764 году тело святителя обрели нетленным во время ремонтных работ в монастырской Тихвинской церкви. Множество чудес совершилось не только в Иркутске, но и в отдаленных местах Сибири при молитвенном обращении к святителю. Это побудило Святейший Синод к открытию мощей и прославлению святителя в 1800 году. С 1804 года установлено празднование его памяти по всей России 26 ноября, так как в день преставления совершается празднование иконе Божией Матери "Знамение". Второй день памяти святителя - 26 ноября.
календарь

труд

О гибели внутри Церкви

Оригинал взят у josef_brave в О гибели внутри Церкви.
вечеря

Тайная Вечеря из Сан Педро де Техада в Пуэнте Аренас

Изображение находится над входом в церковь, как предупреждение, и символически очень содержательное:

На этой иконе нет ни Иуды, ни Иоанна, ни Петра, или кого то конкретного, а есть лишь образ двух путей, для человека пришедшего уже в Церковь Христову. Один ученик доверившийся Учителю, и спасаемый Им, а другой не расставшийся с упованием на земное, и клонящийся к гибели.
Collapse )
труд

Сергей Сергеевич Аверинцев. Моя ностальгия


Ах, не по «доброму старому времени», какое там; время моих начальных впечатлений — это время, когда мне, шестилетнему или вроде того, было веско сказано в ответ на мой лепет (содержание коего припомнить не могу) одним стариком из числа друзей семьи: «Запомни — если ты будешь задавать такие вопросы чужим, твоих родителей не станет, а ты пойдешь в детдом». Это время, когда я, выучась читать, вопрошающе глядел на лист газеты с признаниями подсудимых политического процесса, винившихся невесть в чём, а моя мама, почти не разжимая губ, едва слышно и без всякого выражения, сказала мне только два односложных слова, которых было более чем достаточно: «Их бьют». Это время, когда пустырь возле Бутиковского переулка, где потом устроили скверик, был до отказа завален теми обломками Храма Христа Спасителя, которые не сумели приспособить к делу при строительстве метро. Это время, когда я, подросток, воспринимал дверь той единственной комнаты в многосемейной коммуналке, где со мной жили мои родители, как границу моего отечества, последний предел достойного, человечного, обжитого и понятного мира, за которым — хаос, «тьма внешняя». О Господи, о чем говорить. Какая уж тут ностальгия.
         
Но ведь и с теми временами, которых я не видел, — что ни выбери, хоть belle époque накануне 1914 года, хоть прошлое столетие, хоть какую-нибудь вовсе уж «умопостигаемую» или уму непостижимую старину, — как не чувствовать, насколько любое доброе старое время было страшным и смутным, как много опасностей таилось в уюте, как много нечистоты — в благонравии, как много жестокости — в благообразии.
               
И всё-таки — смотрю сам на себя с удивлением! — всё-таки ностальгия.
           
Читать далее
                 
труд

Сочинский непуганный волк

Оригинал взят у anikonov в Сочинский непуганный волк
Американский ведущий вечернего шоу Джимми Киммел опять всех разыграл. На волне некоторого негатива в СМИ к сочинской олимпиаде, он с помощью твиттера одной спортсменки запустил ролик о волке, разгуливающем в коридорах сочинской гостиницы. Через 17 минут информационное пространство США пережило ядерно-информационный взрыв. Для розыгрыша, он получил доступ к твиттеру одной из американских спортсменок, за что ей вручили "Олимпийскую золотую медаль розыгрыша".

В приведенном видео, Джимми рассказывает как он посмеялся над недалекими (не пуганными, если хотите) гигантами американских новостей. Конечно, для полноты ощущений лучше понимать что они там в клипе говорят, но и просто посмотреть тоже весьма интересно, и должно быть вполне понятно:


В конце видео Джимми договорился со спортсменкой поискать медведя для церемонии закрытия Олимпиады....

Ссылку нашел здесь
http://ru-klukva-ru.livejournal.com/1374370.html
труд

В Москве открылись XX Сретенские чтения

В этом году конференция посвящена памяти академика Сергея Аверинцева


22 февраля в Свято-Филаретовском институте открылась XX международная научная богословская конференция студентов, аспирантов и молодых преподавателей «Сретенские чтения».

В этом году конференция посвящена памяти академика Сергея Аверинцева, многие годы входившего в Попечительский совет СФИ и выступавшего здесь с лекциями и проповедями. Накануне со дня кончины Аверинцева исполнилось десять лет.

«Сергей Сергеевич Аверинцев, с одной стороны, был удивительный интеллектуал, гуманитарий, ученый в высшем смысле этого слова, а с другой стороны, человек верующий и церковный. В своей мысли, своем слове и своей жизни он соединял эти два начала, — сказал проректор СФИ Дмитрий Гасак. — Мы сочли уместным почтить его память работой на сегодняшней конференции».

[Spoiler (click to open)]

На пленарном заседании выступили зав. кафедрой Церковно-исторических дисциплин СФИ к.и.н. Константин Петрович Обозный с докладом «Великая война и Православная Российская церковь (по материалам Полоцких епархиальных ведомостей 1914–1915 гг.)», старший преподаватель кафедры философии факультета Религиоведения РПУ св. Иоанна Богослова Павел Валерьевич Герасимов с докладом «Главные темы Посланий св. ап. Павла и богословие Древней Церкви» и старший преподаватель кафедры Богословских дисциплин и литургики СФИ к.ф.-м.н. Максим Иванович Зельников с темой «Личный молитвенный опыт новомучеников и исповедников российских ХХ века в условиях лишений и преследований».


В конференции принимают участие представители Российского православного университета св. Иоанна Богослова, Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. свв. Кирилла и Мефодия, Белгородской, Кузбасской, Смоленской духовных семинарий, Российского государственного гуманитарного университета, Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, Российской академии народного хозяйства и государственной службы, Стэнфордского университета, Ягеллонского университета, Санкт-Петербургского государственного университета, Московского государственного университета, Института теологии свв. Мефодия и Кирилла Белорусского государственного университета, Русской христианской гуманитарной академии, Свято-Филаретовского института.

Всего на пленарном и пяти секционных заседаниях ожидается 48 докладов по богословию и философии, миссиологии и катехетике, Священному писанию и литургике, церковной истории, религиоведению. Доклады будут опубликованы.

После конференции в часовне института будет совершена лития по академику Сергею Аверинцеву.

Программа конференции

[Spoiler (click to open)]

Софья Андросенко
Фото: Александр Волков


                                       
труд

Неделя о Страшном суде

Мф., 106 зач., XXV, 31-46.
Перевод: С.С. Аверинцева
31 А когда Сын Человеческий придет во славе Своей, и все Ангелы с Ним, тогда воссядет Он на престол славы Своей;
32 и приведут к Нему все народы, и Он отделит одних от других, как пастух отделяет овец от козлов,
33 и поставит овец по правую руку от Себя, а козлов - по левую.
[Spoiler (click to open)]
34 Тогда скажет Царь тем, кто по правую руку от него: "Приблизьтесь, благословенные Отца Моего! Примите Царствие, уготованное для вас от основания мира.
35 Ибо Я был голоден, и вы дали Мне поесть; жаждал, и вы напоили Меня; был чужестранцем, и вы дали Мне приют;
36 был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы ходили за Мной; в заточении был, и вы навещали Меня".
39 Тогда праведники спросят Его: "Господи, когда это мы видели Тебя голодным, и накормили, или жаждущим, и напоили?
38 Когда же это мы видели Тебя чужестранцем, и приютили, или нагим, и одели?
39 Когда же это мы видели Тебя больным, или в заточении, и навещали Тебя?"
40 И Царь скажет им в ответ: "Воистину говорю вам: все, что вы сделали для одного из этих Моих братьев меньших, вы для Меня сделали".
41 Тогда скажет он и тем, что по левую руку: "Идите прочь от Меня, проклятые, в вечный огонь, уготованный диаволу и ангелам его!
42 Ибо Я был голоден, и вы не дали Мне поесть; жаждал, и вы не напоили Меня;
43 был чужестранцем, и вы не дали Мне приюта; болен и в заточении, и вы не ходили за Мной".
44 Тогда спросят и они: "Господи, когда это мы видели Тебя голодным, или жаждущим, или чужестранцем, или нагим, или больным, или в заточении, и не послужили Тебе?"
45 Тогда Он ответит им: "Все, чего вы не сделали для одного из этих меньших, вы не сделали для Меня".
46 И пойдут они на муку вечную, а праведники - в жизнь вечную".

Проповедь

Свящ. Георгий Кочетков

Суд Божий восходит как свет, Христово Воскресение – это тоже Свет, и слава новомучеников – это тот же духовный свет

Проповедь проф.-свящ. Георгия Кочеткова на вечерне в Неделю о Страшном Суде. День памяти новомучеников и исповедников Российских. 06.02.10 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане!

Вы уже слышали о том, что сейчас, за неделю до начала Великого поста, в день воскресный, воспоминается Страшный Суд. И сегодня же в этом году совершается память новомучеников и исповедников Российских. Итак, совпали три замечательных праздника: Христово Воскресение, Страшный Суд и память новых святых.

[Spoiler (click to open)]

Как уже бывало и прежде в истории, эти новые святые становятся сонмом, огромным собором мучеников и исповедников веры — веры Христовой, веры православной. И их память, их жизнь и подвиг знаменуют для нас прежде всего то Воскресение, которое мы можем отнести ко всему Христову Телу — Его Церкви. Действительно, пред нашими глазами в наше время Христос восстает, воскресает наиболее ясным и бесспорным образом в опыте этих святых мучеников. Если бы не было их подвига, мы могли бы усомниться в возможности возрождения церкви, в возможности исправления тех ее исторических недостатков, которые постепенно накапливались, накапливались и накопились в огромном числе во всех кафолических церквах мира. Еще в середине XIX века было замечено1, что этих недостатков и грехов столько, что никаких сил для их исправления уже не осталось. Тогда же говорили о том, что церковь, и именно церковь русская, находится в параличе. Что значит в параличе? Это значит — в полной бездвижности. Для церкви как Тела Христова, напоенного Духом Святым, нет ничего худшего. Потому что Дух Божий не может быть бездвижным. А если Тело Христово не проявляет признаков жизни, то где же этот Дух?

И вот, как только закончился XIX век, который так пессимистически оценили его современники, настала новая эпоха — эпоха проверки на верность Богу и Церкви, Богу и ближним. Господь как бы подверг всё такому испытанию, благодаря которому открылись помышления многих сердец. Многое, что виделось совсем мертвым и некачественным в XIX веке, в начале XX века вдруг наполнилось жизнью, оказалось способным к возрождению, к новому вдохновению. А то, что казалось таким живым, веселым и радостным, перспективным и многообещающим, часто проявляло себя как нечто падшее и неживое. Действительно, можно только удивляться промыслу Божьему, который вдохновил oтцов Собора церкви Российской сразу, после первого же, заметного всем, жестокого, бессмысленного злодейского убийства митрополита Киевского Владимира — достойнейшего человека, известного всей России, — установить День памяти новых мучеников. Кто тогда мог предвидеть, каковы будут их число и имя? Почти все отцы Собора потом вписали и свои имена в длинный ряд этих мучеников…

Заканчивалась константиновская эпоха церковной истории, заканчивалась она трагически и кроваво. И снова хочется сказать — бессмысленно и жестоко. Очень дорогой ценой церкви приходилось и приходится платить за свои исторические промахи, ошибки и грехи. Даже за компромиссы. Потому что сама константиновская эпоха была то грехом, то злом, то просто компромиссом. Образ церкви стал двоиться. Люди смотрели на церковь, но часто при этом видели тень двуглавого орла — сначала византийской, ромейской империи, потом других империй, прежде всего империи русской. Доведенная до предела в своей бессмысленности симфония церкви и государства в России сначала привела к упразднению церковной соборности, а потом к кризису церкви, явному по всем основным характеристикам ее внутренней и внешней жизни. Все, что произошло в XX веке, не могло бы произойти, если бы перед этим не было подготовлено веком XIX, XVIII и дальше, дальше, дальше вглубь на много-много веков, вплоть до IV века. А как теперь мы знаем, даже до II века, когда церковь не выдержала напора молодых, но грубых языческих сил влившихся в ее ограду новых членов и была вынуждена отступить в область права, а значит, в область закона, т.е. к Ветхому Завету от Завета Нового. Мы до сих пор себе с трудом представляем, что значит жить в церкви по-христиански, по-новозаветному во всем. Мы не только этого не представляем, мы не готовы этого и желать. И даже когда мы знаем, что это значит, мы не исполняем этого. Христос говорил: «если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, не войдете в Царство Небесное». Но многие, многие христиане оказались не только не выше книжников и фарисеев в своей праведности, но и ниже их.

И вот — удивительное дарование Божие: те, кто остался верным, несмотря на огненные искушения, на ежедневную угрозу позора, разорения, болезней, смерти — все они пришли к такому опыту христианской жизни, который соединил их с опытом всех святых и особенно святых древнейших, апостольских времен. Все эти свидетели и мученики Христовы стали жить одним и тем же духом, который они противопоставили тому духу, в котором жили до начала гонений. Нельзя оправдать мучителей, нельзя оправдать жестокость, нельзя оправдать богохульство и богоборчество,. но нередко Господь даже зло использует для откровения Своей истины, Своего света и добра. Тогда открылись и все язвы христианской жизни, все стало проясняться.

Опыт святых мучеников и исповедников равнозначен свидетельству о силе Воскресения Христова в Его Теле, и мы можем только духовно радоваться тому, что это произошло на нашей земле. Мы не только должны скорбеть о тех, кто соблазнился и пал, кто оказался на стороне мучителей и гонителей, мы должны радоваться тому, что великое множество наших соотечественников в России и за рубежом оказались верны Богу и пришли к удивительной высоте, полноте и совершенству жизни в Духе Христовом. Конечно, это было огненное искушение. Конечно, такие вещи никогда не повторяются, их невозможно повторить. Но это семя новой жизни, это кладезь нового откровения и света, из которого можно черпать, черпать и черпать поколениями и столетиями нам и людям всех наций, всех культур, всех вер и положений. И как жаль, что мы не умеем быть для них всех свидетелями этого опыта! Мы часто свидетельствуем лишь о своем убогом индивидуальном опыте христианской жизни, и при этом остаемся довольны собой. Много ли христиан способны сейчас передать опыт новомучеников и исповедников Российских без искажений, без потерь, живым словом и делом?

Да, подвиг новых святых — это опыт Воскресения, опыт новой жизни. Но не только. Это еще и опыт кризиса, умения жить в самый жесткий момент истории. А кризис в переводе с греческого означает суд. Этот суд в XX веке в нашей стране был страшным. Церковь с трудом вынесла это испытание — с огромными, колоссальными, невосполнимыми потерями на всех своих фронтах. Опыт новомучеников и исповедников, таким образом, соединяет самым естественным образом себя с опытом Христова Воскресения и опытом Страшного Суда. И сегодня, когда эти три праздника соединились в один литургический день — это некое знамение, это как три звезды, слившиеся в своем сиянии в одну. Суд Божий, как вы помните из пророчеств, восходит как свет. Христово Воскресение — это тоже Свет. И слава новомучеников — это тот же духовный свет. Беда в том, что Страшный Суд над нашей церковью и историей нашей страны, нашего народа и над его современной жизнью не закончился. Если гонения отступили и уже с трудом можно думать о том, что в нашей стране появятся в ближайшее время новые мученики и исповедники, то опыт Суда себя не исчерпал. Он еще не вылился в полноте в ту новую жизнь, к которой призван всякий судимый свыше. Многие и многие стали забывать о том, что произошло совсем недавно, что происходило у некоторых из нас буквально на глазах, пусть и в своем последнем периоде. Наверное, стоит особо молиться о том, чтобы мы не стали теми, кого Господь наш Иисус Христос обличал, говоря: горе тем, кто сначала убивает пророков, а потом строит им славные гробницы. Дело не только в том, что наш народ так ничего в своем большинстве и не понял и остается до сих пор в этом неведении и в этом ослеплении, непонимании — ведь до сих пор не произошло покаяния тех, кто должен был бы покаяться за себя и за тех, чьим наследником он является вольно или же невольно, просто по закону правды и справедливости свыше. Дело в том, что мы обычно скорее поддерживаем историческую инерцию, которая влечет нашу церковь и наш народ к восстановлению прежних парадигм жизни, в XX веке раз и навсегда осужденных Богом. Но так легче, так проще жить. Поэтому люди настолько развратились, что им снова уже нужно христианство лишь в качестве внешнего обряда, внешнего быта, почти суеверной приметы. Оно нужно им лишь для того, чтобы жить спокойнее, проще, чтобы исполнялось новогоднее пожелание здоровья. Многим вновь не нужна жизнь в интенсивном и всегда трудном для человека, живущего во плоти, общении, в братской любви и в братском единстве, в несении немощей друг друга, что является главным путем исполнения Христова закона — закона Любви и Свободы. Многим снова хочется, чтобы помогали лишь им. Снова хочется славы от человеков, а не прославления от Бога. Снова хочется внешнего благополучия, звона колоколов и золотых куполов. Снова хочется внешней формы без внутреннего содержания, без духа и силы. Не то страшно, что такого рода искушения приходят на сердце многим нашим современникам-христианам, а то страшно, что церкви нечего как будто бы на это ответить, как будто ей нечего сказать, как будто нечего показать, как пример иной, инаковой, иноческой, т.е. подлинно христианской жизни. Даже людям, живущим много лет в общинах и братствах, как правило, нечего ответить на духовную агрессию тех, кто предал братский путь и братскую любовь. И вся эта повторяющаяся вновь неполнота и поверхностность церковной жизни уже грозит новым падением и новыми гонениями, новой революцией, новым 17-м годом. А мы все суетимся и заботимся о многом, но не о том, что есть единое на потребу и что одно только и нужно.

Страшный Суд совсем рядом. Он дышит в лицо каждому, и никто не может от этого укрыться — ни молодой, ни старый, ни мужчина, ни женщина, ни живущий в городе или мегаполисе, ни находящийся в деревне и в лесу. Хоть заройся под землю — от него не уйдешь. Но и не надо бежать от него. Надо научиться встречать его достойно. Надо научиться разрешать этот кризис внутри своего сердца. А для этого всем надо сделать все необходимые выводы из опыта прежних и еще столь недавно живших на нашей земле (а теперь мы знаем, что не только на нашей земле, но и во многих других местах) святых мучеников и исповедников, верных Богу и Христу Его, верных Церкви, верных ближним своим, не способных предать и при первой же трудности повернуться и уйти, говоря: «у нас теперь другой путь».

Будем же, дорогие братья и сестры, готовясь к Великому посту, помнить об этом. Не будем этого слишком бояться. Будем знать, что если мы будем верны своему званию и призванию, то Страшный Суд, покрывающий нашу землю, а в той или иной степени и все остальные земли нашей планеты, приведет нас во Свет Воскресения. И пусть, как и всегда, этот Свет не возгорится до тех пор, пока нами не будет пройдена Голгофа, значит, каждому из нас ещё надо свою Голгофу пройти, надо её пережить — и не отступить.

Человек, желающий сбежать, не увидит Света, его ожидает тьма внешняя, ад кромешный. Не будем же обольщаться на этот счёт, дорогие братья и сестры, но будем стараться — несмотря на все наши немощи и болезни, бесчисленные грехи и наше окаянство — засвидетельствовать пред Богом и людьми нашу обновленную Духом Святым и возрожденную Христом веру!

Аминь.

1 — Свт. Филаретом, митрополитом Московским

Другие проповеди на этот день:

о. Александр Шмеман: Страшный суд
календарь

                              
труд

С днем воскресным!

"Воскресение — это сердце нашей веры"

Отрывок из проповеди, прочитанной С.С. Аверинцевым 14 декабря 2002 года в часовне Свято-Филаретовского института.

Воскресение Христа, самая наша вера в воскресение Христа — это сердце нашей веры в Церковь и наш ответ искусителю, бесу. Потому что чем была бы Церковь без присутствия в ней воскресшего Христа? Люди со своими слабостями. В истории — в земной, эмпирической истории церкви — много совсем печального, как в истории самых разных человеческих обществ. Но даже если не думать об этом, самые праведные, благородные, достойные уважения христиане сами по себе, без этого присутствия воскресшего Христа — что они могут со своей неполной праведностью, со своими ущербными добродетелями, со своим подлинным и все-таки недостаточным вдохновением?

Я позволю себе сказать вещь очень личную, позволю себе личное признание. Я не знаю, как искуситель разговаривает с другими людьми, но когда он разговаривает со мной, он не ссылается на науку и не заводит никаких разговоров по части критики богословия. Он говорит мне: «Погляди на себя: погляди, как ты молишься, погляди, как ты ведешь себя перед людьми — ну разве это не театр? И тебе не стыдно воображать, что этот твой театр — это что-то серьезное?» И я думаю, что в той лжи, которую он говорит, есть доля правды. Но дело в том, что я не один, со мной воскресший Христос. Только в этом дело, в этом существо вопроса о Церкви.

И тот воскресший Христос, та полнота силы, та полнота чудотворства, которая не сохраняет уже ничего от скованности ритуальными правилами, полнота пророчества, в которой ничего не остается от сосредоточенности на одной мысли — это сила, опыт, которые мы все имеем. И мы знаем, какие глаза у людей, которые, не обязательно имея какие-нибудь видения, однако получили конкретный опыт общения с воскресшим Христом. Мы знаем, скажем, каким было обращение владыки Антония Сурожского, который живет в Лондоне, и которого, слава Богу, еще до сих пор каждый из нас может спросить об этом, помимо того, что он об этом рассказывал.

Так вот: эта сила — сила, которая одна оправдывает все серединное, половинное блуждание между правдой и немощью в нас, в земном сообществе, в земном братстве.




Публикуется по магнитофонной записи

Кифа №17, февраль 2004 г.