November 25th, 2013

Buy for 30 tokens
Вы вероятно считаете, что вам, как гражданину РФ тоже принадлежат наши недра? Наивный вы человек. Усаживайся поудобнее, мой наивный друг, протирай глаза и читай про одну очень интересную схему. Есть в нашей стране такое государственное АО как «Росгеология», задача которой, в одно…
основная

Профессор СФИ принял участие в работе экспертной комиссии конкурса «Осенний салон 2013 года»

20 ноября профессор СФИ А.М. Копировский по приглашению руководства Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника принял участие в работе экспертной комиссии конкурса «Осенний салон 2013 года». Это выставочный конкурс-проект, осуществляемый с 1995 года администрацией Сергиево-Посадского муниципального района, местным отделением Союза художников России и музеем. В выставках принимают участие, прежде всего, профессиональные художники, проживающие на территории этого района, многие из них связаны с Троице-Сергиевой лаврой.

В этом году выставка «Салона», проходившая, как обычно, в стенах музея, впервые была посвящена храмовому искусству. Свои работы (их более 60) представили 26 иконописцев, художников-монументалистов, скульпторов, реставраторов. Большинство из них – выпускники Иконописной школы при Московской православной духовной академии и семинарии, а также Абрамцевского художественно-промышленного колледжа им. В.М. Васнецова. Среди конкурсантов было три заслуженных художника Российской Федерации.

Экспертная комиссия определила победителей во всех номинациях, в том числе в номинации «Художественный образ», посвященной преподобному Сергию Радонежскому, 700-летие которого отмечается в 2014 году.

труд

Аверс и реверс эпохи Константина

В Москве состоялась научная конференция «Прошло ли время Константина Великого? (К 1700-летию Миланского эдикта)»


Судя по тому, что сегодня в Государственной думе коммунисты всерьез говорят о возможности «оправославить» конституцию России, вопрос об исторической оценке константиновской эпохи в нашей стране остается актуальным. Тем интереснее проблема, которую обсуждали 21 ноября в Москве участники научной конференции «Прошло ли время Константина Великого? (К 1700-летию Миланского эдикта)», организованной Институтом российской истории РАН, Научным советом РАН «Роль религии в истории» и Императорским православным палестинским обществом.

Разговор о константиновской эпохе (начало которой историки условно связывают с Миланским эдиктом, а окончание для Русской церкви — с переворотом 1917 года) затрагивает проблемы гораздо более глубокие, чем церковно-государственные отношения как таковые. Они связаны с духовным путем христианской церкви, с представлением о цели ее существования и средствах, при помощи которых возможно осуществление этой цели в истории.


Оказывается, многие современные люди верят в мистическую связь Христа и Римской империи и церковно-государственный синтез считают неотъемлемой частью церковного предания, забывая о том, что еще в III веке церковь отлучала тех, кто в результате гонений соглашался принести языческую жертву императору. «Я не знаю, что у православной церкви могут быть за интересы, которые она должна отстаивать перед православным государством, перед императором», — сказал главный научный сотрудник Института российской истории РАН, заместитель председателя ИППО доктор исторических наук Н.Н. Лисовой, комментируя слова святителя Филарета Московского о необходимости противостоять государству, перед которой стоял Синод.«Уничтожь православную церковь — не будет империи, убери империю — ничего не останется от церкви», — добавил он.

[Spoiler (click to open)]

«Но не тяготел ли над православным сознанием принцип языческого происхождения христианской империи?» — поставила вопрос главный научный сотрудник Института российской истории РАН доктор исторических наук Н.В. Синицына, ссылаясь на позицию Владимира Соловьева.

Руководитель Центра истории восточнохристианской культуры Института всеобщей истории РАН доктор исторических наук М.В. Бибиков напомнил, что формирование церковно-государственного синтеза даже в области культуры заняло не одно столетие. Хотя ко времени Константина христианство уже давно проникло в императорский дом (так, еще мать императора Александра Севера переписывалась с Оригеном, а Диоклетиан подозревал в христианстве родную супругу), византийские нравы и культура еще долго оставались вполне языческими. По крайней мере, монеты с православным императором Константином на аверсе, которые продемонстрировал докладчик, на реверсе несут изображение… богини Виктории. Классический образ христианского правителя был сформирован в византийской историографии лишь на рубеже VIII-IX веков.

Несмотря на положительную роль Миланского эдикта, связанную в первую очередь с прекращением в Римской империи гонений на христиан и широким распространением христианской культуры, у него была и оборотная сторона, значение которой часто недооценивают, считает ректор Свято-Филаретовского института профессор, кандидат богословия священник Георгий Кочетков. В своем докладе он подчеркнул, что «симфонический» тип взаимоотношений церкви с государством, который сформировался после принятия Миланского эдикта, имел не только политические, но и духовные последствия для церкви, для самой веры и жизни христиан. В результате компромисса, на который пошла церковь, приняв покровительство государства, в нее, призванную осуществлять на земле «царство духа», совершать в истории духовный переворот, стали проникать тенденции и явления, характерные для «царства кесаря»: гонения на инакомыслящих, стремление к внешней власти, связанной с подавлением и насилием. Самое главное в христианстве — Сам Христос, реальность и сила Его благодати, реальность нового отношения к Богу и к человеку — были подменены лишь символом Креста. «Началась эпоха символов и знаков христианства, а реальность была вновь отнесена в неопределенное будущее, в Царство Небесное, — сказал отец Георгий. — При этом христианские императоры и другие правители старались обычно победить отнюдь не силой крестной, а привычными, часто ещё языческими методами». Постепенно в церкви утвердилось по существу новое мнение о том, что бескомпромиссное послушание голосу благодати, духу свободы, подобное тому, которое являл апостол Павел, в ней вовсе невозможно, что церковь не может жить в истории без опоры на внешнюю власть.

«Вы говорите от лица несуществующей, утопической церкви», — как будто в подтверждение этого печального вывода возразил на выступление отца Георгия Н.Н. Лисовой. Отвечая на это замечание, отец Георгий напомнил о первых трех столетиях церковной истории, о духовном опыте мучеников и исповедников XX века и русской эмиграции, давшей миру Бердяева, Булгакова и других выдающихся богословов и святых, а также о существовании современных христианских сообществ и братств, для которых слово Христа — отнюдь не утопия, а жизнеобразующее начало.

Церковь может влиять на этот мир и быть не только культуро-, но и народообразующим началом, убежден отец Георгий. Но для этого ей нужна сила Христовой свободы, которую человеку может дать только Господь Бог и ростки которой нужно поддерживать везде, где они дают о себе знать. «Уже никак нельзя ставить вопрос о “симфонии” церкви и государства — можно говорить лишь о “симфонии” церкви и общества, в которой должно звучать согласование с человеком, уважение к человеческой личности и её свободе», — сказал он.

Отец Георгий напомнил и о последствиях, к которым избрание компромиссного пути привело церковь в XX веке, и привел слова патриарха Алексия I: «Узаконили беззаконие», сказанные им после Архиерейского собора 1961 года. Свое выступление он завершил вопросом: «Как могло получиться так, что церковь узаконила беззаконие?»

О влиянии церковно-государственного синтеза на литургическую жизнь церкви рассказала в своем докладе декан богословского факультета СФИ З.М. Дашевская. Она показала, как церемония коронования императоров постепенно приобретала черты богослужебного чинопоследования, а чины поставления на церковное служение претерпевали изменения под влиянием имперского церемониала. В результате литургический чин поставления скорее концентрирует внимание на степенях священства, нежели уделяет внимание духовным дарованиям, сужая существо служения старшего лишь до иерархического старшинства. С другой стороны, это иерархическое старшинство, толкуемое образно-символически, как бы замещает собой служения апостола, пророка и учителя, о чем свидетельствует содержание молитв поставления. Принципиально важное для древней церкви свидетельство об избрании достойного кандидата вовсе редуцировалось. Смещение акцента на степени служения клира, структура которых также сформировалась под влиянием имперской системы должностей, приведет византийскую мысль к тому, что подлинным таинством посвящения является не крещение, а хиротония, меняющая саму природу клириков по сравнению с остальными христианами.

Е.В. Белякова, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН, доцент кафедры истории Церкви исторического факультета МГУ, в своем докладе показала влияние «Константинова дара» на русскую средневековую законодательную традицию. Этот документ открывает ряд юридических сборников как текст, обосновывающий отношения между священством и царством. Таким образом, для русской традиции этот фальсификат оказывается столь же важным, как и для западной.

С докладами также выступили организатор конференции главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, руководитель Центра истории религии и Церкви Института российской истории РАН доктор исторических наук А.В. Назаренко, к.и.н. А.А. Турилов (Институт славяноведения РАН), к.и.н. Е.В. Сильвестрова (ПСТГУ), Д.Д. Смирнова (СПбГУ).

Софья Андросенко

      
труд

Модернизм и традиция

Оригинал взят у andrej_belous в Модернизм и традиция
Если мы называем "модернизмом" любое приспособление под современные нам условия, то получается что многое, что стараются сохранить консерваторы, - модернизм прошлых эпох. Если говорить именно о "приспособлении к условиям", то это появление монашества, безбрачие епископов или исчезновение чина диаконисс. Все это не было изначально передано апостолами и от них - христианам 5-го, 7-го или 9-го века через поколения святых отцов. Конечно, и до этого были общины людей, желавших более строгой жизни, были девы и вдовицы, как церковные чины, были епархии, которыми управляли епископы, не имевшие жен или церкви, где обходились без диаконисс. Но это никак не было тем, что получилось позже.

Collapse )

Если вернуться к катехизации, то у нас получится, что нужно понять смысл древней практики, нужно понять и то, что в ней было связано с условиями жизни и особенностями того времени. Как и почему было выбрано именно это. Тогда мы сможем понять и то, какой должна быть катехизация сегодня. Не просто слепо копировать древние практики или выдумывать что-то "с чистого листа", но возродить смысл древней практики в современной форме.
труд

"Крестить младенцев с такими восприемниками я строго запрещаю"

Оригинал взят у d_stefan в Бывало в ХХ веке и такое
Давно еще мне говорили, что указы свт. Луки Войно-Ясенецкого очень интересные, да все руки не доходили. Пока одну только небольшую цитату запощу, о том, какими должны быть, по Его мнению, восприемники. Читаешь и думаешь, насколько это все простые и понятные слова,  но ведь и сегодня найдется масса людей, которые окажутся несогласны:
Collapse )
псмб

Правда в памяти. У кого нет памяти, у того нет жизни

«Правда в памяти. У кого нет памяти, у того нет жизни»

20 ноября в Рязанской областной универсальной научной библиотеке им. Горького открылась выставка «Non liсet vos esse. Не должно вам быть», приуроченная к 90-летию кампании по изъятию церковных ценностей

труд

Пара новостей

святитель Тихон Задонский

О круглом столе в Воронеже

В XX веке воронежцы повторили подвиг первых христиан





На днях в рамках выставки «Не должно вам быть» (Non licet vos esse), открытой в Благовещенском кафедральном соборе, состоялся круглый стол, посвященный гонениям на церковь в 20-е годы XX века. Под предлогом сбора средств для голодающих Поволжья советская власть не только буквально обокрала церковь, но также пыталась растоптать саму веру. Уникальные предметы церковного обихода, произведения искусства XVII-XVIII пошли в лом, тысячи священнослужителей и мирян отдали жизнь за веру.


Collapse )

труд

Человек мужественный

В Минске состоялась VIII международная конференция «Христианская антропология перед вызовом современности»


17-19 ноября в Минске состоялась VIII международная межконфессиональная конференция «Христианская антропология перед вызовом современности», организованная Христианским образовательным центром имени святых Мефодия и Кирилла, Институтом религиозного диалога и межконфессиональных коммуникаций при Синоде Белорусской православной церкви и Папским советом по содействию христианскому единству. В работе конференции приняли участие представители богословской и светской науки из Беларуси, России, стран ближнего зарубежья, Европы и США.

Конференцию открыл митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший экзарх всея Беларуси, председатель Христианского образовательного центра имени святых Мефодия и Кирилла. Свои приветствия участникам направили главы крупнейших христианских церквей и религиозных объединений Беларуси.

[Spoiler (click to open)]

На секции философской антропологии выступил с докладом доктор философских наук Григорий Гутнер, заведующий кафедрой философии, гуманитарных и естественнонаучных дисциплин Свято-Филаретовского православно-христианского института, ведущий научный сотрудник Института философии РАН. Одним из самых значительных и до сих пор не преодоленных антропологических вызовов современности он назвал потерю человечности, «впадение в скотство», которое началось в XX веке, откровенно проявилось в нацизме и более прикровенно — в большевизме. «Этот вызов предполагает, что человека нет, что человек — это нечто, с чем можно делать все что угодно, и тот, кто присваивает себе это право, тоже осознает себя не человеком, а неким сильным скотом», — пояснил Г.Б. Гутнер. Современные информационные и биотехнологии проявляют другие стороны этого кризиса: человек постоянно теряет границы самого себя — границу между собой и компьютерным устройством, между собой и животным.

Основу этого антропологического кризиса докладчик видит не столько в потере разумности, сколько в «отказе разуму в доверии», в отсутствии «мужества пользоваться собственным разумом», о котором писал Иммануил Кант в статье «Что такое просвещение». Г.Б. Гутнер напомнил, что мужество и разум связывал и Аристотель, называвший мужество важнейшей добродетелью, которая необходима человеку, чтобы реализовать собственную природу, — природу разумного существа. В докладе Г.Б. Гутнер показал связь между человечностью, разумностью, свободой и мужеством.

На конференции выступили более 50 человек из Беларуси, России, Германии, Швейцарии, Италии, Бельгии, Франции, Литвы, Польши, Украины, Турции, Азербайджана, США. В их числе профессор, заведующий кафедрой церковной истории СПбДА протоиерей Георгий Митрофанов; доцент СПбДА архимандрит Августин (Никитин); проректор по науке и международным связям Института теологии БГУ доктор философских наук Марина Можейко; директор издательства «Дух и литера» Константин Сигов и другие.

В рамках конференции состоялась презентация Русско-православного / римско-католического словаря «Богословская антропология» под редакцией протоиерея Андрея Лоргуса и Бертрама Штубенрауха, выпущенного фондами Pro Oriente (Вена) и «Русское Православие» (Москва).

Материалы конференции будут изданы.


     
труд

Не жизнь без царя

Богослов Давид Гзгзян поделился с Ольгой Филиной своими мыслями о всплеске массового интереса к монархии и монархам

Готовность людей выстаивать многочасовые очереди на "романовскую" выставку поразила даже ее устроителей
Новый российский парадокс — обострившаяся любовь к монархии после почти 80 лет советской власти и 20 лет разгула демократии. 400-летний юбилей дома Романовых упал на неожиданно благодатную почву: на выставку в Манеже, посвященную дате, стоят многочасовые очереди, ее даже продлили из-за наплыва посетителей. Эфир телевидения заполнен передачами о вкладе монархии в наше светлое настоящее. А население, как обнаружили социологи, относится к венценосному прошлому с растущей симпатией. Причем увеличивается число тех, кто не возражает против возврата к монархической форме правления страной. "Огонек" изучал феномен

О нашем отношении к монархии "Огонек" поговорил с Давидом Гзгзяном, членом Межсоборного присутствия РПЦ, завкафедрой богословских дисциплин и литургики Свято-Филаретовского православно-христианского института.

— Почему сегодня нам вдруг стали интересны монархи и монархия? Неужели сказывается консерватизм народных представлений?

— Просто людям хочется символов и знаковых фигур. А выбор весьма ограничен. Собственно, в массовом народном сознании соседствуют два больших портрета: Сталин и Николай II. Вот и приходится воскурять фимиам то у одного, то у другого. Либо генералиссимус, либо царь. Если хочется чего-то более добродушного, с аксельбантами, то, конечно, выбор падает в пользу царя. Альтернативных "портретов", к сожалению, пока не возникает.

В Николае II можно найти много черт, симпатичных порядочному горожанину, посетителю выставок и галерей. Он был на редкость никудышным монархом, пожалуй, даже хуже Павла I, но зато по праву мог гордиться тем, что он добрый семьянин, любящий и — что еще более редко — любимый отец и муж. Никакой насупленности в портрете государя, который везде выставляют, нет. Он очень мил и хорош, всем может нравиться.

Да и мы что, хуже англичан, у которых такая милая бабушка на троне уже 60 лет? Прилюдно ее внук женится, у них ребенок, Англия ликует, куча положительных эмоций. Нам тоже хочется. Я бы сказал, что здесь имеет место особая игра на сентиментальности в отношении к власти.

— Это игра только с чувствами или с идеологией тоже? Все-таки самодержавие — это часть большой уваровской идеологемы.

Читать далее