September 19th, 2013

труд

Еще об отце Иоанне

Об отце Иоанне на ньюзру.коме.

Опальный священник Иоанн Привалов признан инвалидом

Опальный священник Иоанн Привалов признан инвалидом

Клирик Архангельской епархии РПЦ священник Иоанн Привалов, снятый с должности настоятеля в Сретенском храме села Заостровье Архангельской области и отправленный в январе этого года "под надзор" в кафедральный собор Архангельска, был недавно признан инвалидом второй группы.

По информации агентства "Кифа", священник, переживший в январе тяжелый стресс из-за случившихся с ним бед, в течение многих месяцев не только постоянно находился на больничном, но и пять раз оказывался в больнице, где ему были сделаны две операции.

Как напоминает газета "Кифа", в январе нынешнего года отец Иоанн Привалов и его прихожане, среди которых было множество членов малых православных братств из Архангельской области, подверглись массированной атаке православных фундаменталистов. В защиту чести и достоинства священника, создавшего своеобразный центр диалога Церкви и общества на Русском Севере, выступили многие известные деятели культуры: Наталья Солженицына, Сергей Юрский, Никита Струве, Ольга Седакова, Анна Шмаина-Великанова, Александр Архангельский. Однако это не помогло, и под давлением фундаменталистских изданий и деятелей ультраправых течений епархиальный совет принял "кадровое" решение.

Священника и его прихожан называли раскольниками и сектантами за то, что отец Иоанн использовал в богослужении русский язык, служил вечерню вечером, а утреню - утром. Между тем подобные претензии, по мнению наблюдателей, никак не могут служить основанием для обвинения, поскольку все перечисленное вполне возможно в Русской православной церкви. Тем не менее к этим "обвинениям" были добавлены содержавшие ложные показания "свидетельства" пяти бывших прихожан, обиженных на настоятеля.

После информационной кампании "дело" Иоанна Привалова обсуждалось на епархиальном совете, он был снят с настоятельства, а на приход был назначен другой священник. В результате храм, где на воскресных и праздничных службах в последние годы собиралось до двухсот человек, опустел.

Между тем бывшие прихожане Заостровского храма, духовником которых в течение двух десятилетий был отец Иоанн, продолжают активную церковную деятельность. 15 сентября организованная ими выставка "Неперемолотые. Опыт духовного сопротивления на русском Севере в XX веке", побывавшая уже в десятке городов Архангельской области, открылась в Коношской центральной районной библиотеке имени Иосифа Бродского.

Выставка рассказывает о судьбах людей, пострадавших за свою веру, и о том, что даже в самые тяжелые времена в человеке есть сила для того, чтобы быть источником света, радости и вдохновения. Гости экспозиции увидят тематические разделы, посвященные Соловецкому лагерю особого назначения и другим местам памяти жертв политических репрессий в Архангельской области. Отдельный стенд будет рассказывать об истории Заостровского Сретенского храма, никогда не закрывавшегося в течение 200 лет своего существования.

Эта передвижная выставка является собранием документов, вещей, фотографий, видеоматериалов из архивов и частных собраний и включает в себя метрические книги с записями о расстрелах священнослужителей, экспонаты из лагерей, творчество спецпоселенцев, епархиальные документы, личные вещи и письма исповедников веры.


Оригинал взят у n_nastusha в Еще об отце Иоанне
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…

Архитектура для чайников

Барокко, рококо, конструктивизм, деконструктивизм, модерн и модернизм — во всем этом великолепном наследии, которое по всему миру оставили неугомонные архитекторы, не так-то легко разобраться. Люди изучают это годами, а мы-то на этом всем не специализируемся. Хотя очень хочется понять и запомнить. И вот выход найден. По аналогии с инструкцией по живописи, AdMe.ru составил краткую памятку по главным и самым распространенным архитектурным стилям. С ее помощью вы всегда произведете впечатление в компании на прогулке, а также поднимете свою самооценку. Архитекторов, искусствоведов и снобов просим не относится к нашему изысканию слишком строго. Это упрощенная и неполная классификация, призванная сделать так, чтобы каждый смог отличить барокко от неоготики, а значит сделать мир еще немножко просвещенней и культурней. Поехали.

Если все такое строгое, прямое, до умопомрачения симметричное и с большими круглыми колоннами — это классицизм.

Пантеон в Париже

Если классицизм стал еще торжественней, пафосней и выше, то это ампир.

Триумфальные ворота в Москве

Collapse )

труд

Выбираем родословную

Слева направо: Ю.В. Балакшина, И.В. Сахаров, Ю.М. Прозоров, Г.Н. Фурсей
Слева направо: Ю.В. Балакшина, И.В. Сахаров, Ю.М. Прозоров, Г.Н. Фурсей
Преображенское содружество малых православных братств
Выбираем родословную, или Как остановить энтропию

В Санкт-Петербурге в рамках выставки «Человек веры. Н.Н. Неплюев и его Крестовоздвиженское братство» прошел круглый стол, посвященный теме родового и христианского аристократизма.

труд

История катехизации в древней церкви. Глава первая

Первая глава! Будут и другие))
   
Павел Гаврилюк
В апостольские времена катехизация означала чаще всего устное наставление во всем, касающемся основ христианской веры и жизни.
Рис. 2

Врата новозаветной церкви

Слово “катехизация” происходит от греческого глагола κατηχέω, основным значением которого в доновозаветном греческом было “оглашать”, или “сообщать широкой аудитории”. Древнегреческие поэты “катехизировали” публику, декламируя в театре свои стихи[1]. Другим, более редким в античности значением κατηχέω, получившим впоследствии широкое хождение в христианской практике, было “учить”, или “наставлять”[2].

Наша славянская терминология – “оглашать”, “оглашаемый”, “оглашение”, соответствующая греческим κατηχέω, κατηχούμενος, κατήχησις, – является малоудачным переводом, ориентирующимся скорее на более древнее употребление греческих слов, чем на то, которое продиктовано христианской практикой. Ведь христианский катехизатор является не столько огласителем или глашатаем, т.е. оратором или проповедником, сколько в первую очередь наставником, учителем христианского пути и духовным руководителем.

В апостольские времена катехизация означала чаще всего устное наставление во всем, касающемся основ христианской веры и жизни. Это общее определение катехизации будет взято в качестве предварительного в первой главе. В последующих главах катехизация будет пониматься в более узком смысле, как теоретическое и практическое приготовление к принятию крещения. По определению Исидора Севильского (†636), “катехуменом называется тот, кто в настоящее время знакомится с вероучением, но еще не крестился”[3]. Именно в этом последнем значении слова “катехизация” и “катехумен” чаще всего употребляются сегодня.

Катехизация как дар Святого Духа родилась из живой потребности поделиться верой с окружающими людьми. В молитвенном общении христиан за совместной трапезой и в поучении новых членов общины сложилось устное предание о Христе, которое предшествовало написанию Евангелий. О существовании этой устной традиции говорит в предисловии к своему труду св. евангелист Лука: “Решил и я, тщательно исследовав все с самого начала, последовательно написать для тебя, превосходнейший Феофил, чтобы ты познал достоверность того учения, в котором был” катехизирован (περν κατηχήθης)[4]. Лука видит в своем Евангелии письменное изложение того предания, с которым Феофил был ознакомлен устно.

Практика катехизации, таким образом, одновременно и предшествовала Евангелиям и, впоследствии, основывалась на них как на фундаменте апостольского учения. Принципиальное различие между нами, живущими в XX в., и апостолами, знавшими Христа во плоти, заключается в том, что для нас Евангелие есть в первую очередь книга, тогда как для них Евангелие было живым словом проповеди, благой вестью, передаваемой из уст в уста. Для нас евангелисты – это авторы книг, в то время как для первых христиан евангелисты были “благовестниками”, т.е. проповедниками и миссионерами, которые трудились вместе с апостолами[5].

Читать далее
     
труд

Вторая заповедь

"Перейдем же ко второй заповеди. «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им: ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода ненавидящих Меня и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои».

Вот знаменитое «не сотвори себе кумира», идола. В наше время надо с горечью констатировать, что идолопоклонство очень распространилось. Современные люди уклоняются в идолопоклонство множество раз, в том числе и тогда, когда ставят на Божеский пьедестал науку и искусство. И стало ясно, к чему это ведет.

«Не служи им», – сказано в заповеди. А люди очень часто даже гордятся тем, что они служат той же науке, тому же искусству или каким-то любимым своим лидерам. Не случайно сейчас даже легализовано понятие «фанаты» и тому подобное, т. е. то, от чего так долго отталкивались все люди, – от всякого фанатизма.

И по-настоящему эти люди, которые называют себя так, есть фанатики. Им только не хочется называть себя фанатиками, и они называют себя «фанатами», ибо так как будто благороднее звучит. И доходят они в этом фанатизме до самых крайностей, до полного перевоплощения, до полного извращения своей природы. Увы, это относится не только к молодежным фанатам. Подчеркиваю, что можно так же до извращения служить науке и искусству. И перевоплощение в искусстве тоже может быть фанатическим явлением. Бог сотворил мир и требует, чтобы этому миру, сотворенному Им, как и ничему в этом мире, никто не поклонялся и не служил. А этот мир – единый мир. Не случайно сказано, что даже принципиальное признание неединства мира приводит к идолопоклонству. Думаю, что для тех людей, которые знакомы с современной физикой, это покажется интересным и актуальным.

[Spoiler (click to open)]

В связи со второй заповедью вы можете спросить, а как же в церкви люди поклоняются иконам, святыням, мощам и т. д.? Тут я заранее предвижу эти вопросы и, чтобы их предупредить, просто напомню людям, которые хотели бы об этом спросить, которые, видимо, не чувствуют разницы между «поклонением и служением» Богу и тем, что мы называем «поклонением» (но никогда не «служением») святыням, напомню им учение св. Иоанна Дамаскина о «смирении» и так называемом «почитательном поклонении». Он различал два вида поклонения: то, которое относится только к Богу, вместе со служением Ему, и то поклонение, которое есть воздание чести всякому образу, отображению Божиему. Поэтому мы говорим, что человек, например, как образ Божий, достоин «почитательного поклонения», но только постольку, поскольку он – образ Божий, живая икона Бога. То же относится и к иным святыням. О религиозном служении же сказано, что оно принадлежит только Богу. И это верно, хотя иногда мы говорим, что все христианство есть служение, служение и Богу, и ближнему, имея в виду то, что услужая ближнему нашему, в котором отображается Бог, мы тем служим единому Богу.

К сожалению, еще много идолов в нашем сознании, в нашей современной жизни. Здесь не только наука и искусство, которые я упомянул, и не только наука и техника, здесь может быть и секс, и богатство, и разного рода национально-освободительные движения и идеи, политические и экономические теории и практики и т. д. Сейчас иногда так служат национальной идее люди самых разных национальностей, что невольно вспоминаешь об идолопоклонстве. И увы, это у нас касается всех. Я еще не встречал народа, представители которого говорили бы о своей национальности без тени идолопоклонства, хотя бы тени.

Во второй заповеди еще стоит обратить внимание на то, что Бог здесь объявляет Себя Богом ревнителем, наказывающим до третьего и четвертого поколения, но и милующим. Милующим, правда, не до третьего и четвертого поколения, а до тысячи родов, как сказано в Писании. И это очень понятно, потому что поклонение и служение Богу является здесь самым трепетным моментом, и неслужение Богу не может не оборачиваться, как и всякое преступление, нарушение закона, наказанием.

Итак, если есть закон и если есть его преступление, то не может не быть и наказания за это. Каждый человек должен знать об этом: когда он нарушает хотя бы одну из заповедей Божиих, то он всегда этим ставит себя под удар, а вместе и всех тех, кто с ним рядом, кто с ним связан или от него происходит.

Надо знать это! Пусть в специфической терминологии Ветхого завета мы находим прямое возведение к Богу всех наказаний. И это в известном смысле верно: если закон от Бога, то от Бога же, что логично, объявляется и наказание, вернее от имени Божьего. Исходя же из опыта Нового завета, мы хорошо знаем, что на самом деле наказывает не Бог. Хотя закон от Бога, но Сам Бог не есть закон, поэтому от Самого Бога нет ни искушений, ни наказаний. Но то, что всякое нарушение высшего закона влечет за собой и высшее наказание, – это бесспорно. В конце концов, какая нам разница, кто наказывает: мы сами себя наказываем, близкие нас наказывают, природа нас наказывает или Бог нас наказывает. В контексте высшего закона нашей жизни это безразлично."

Десять заповедей
труд

Может ли каяться церковь

Оригинал взят у alexander_nv в Может ли каяться церковь.
798px-Rembrandt_Harmensz._van_Rijn_-_The_Return_of_the_Prodigal_Son
Когда читаешь про наказания народа Израиля за его отступничестве от Закона и Бога, то понимаешь, что все это переживала и Россия. Сколько бедствий прошла наша страна, особенно в XX веке. Вспоминаешь чудовищность сталинского режима, возмущаешься режимом большевиков. А до этого были и Иван Грозный, и Смутное время, и XVII век, большую часть которого Россия с кем-то воевала. Охота все взвалить на тиранические режимы, но Писание нам говорит, что бедствия народ терпит за свое отступничество от Господа и Его правды. Значит, при всей ответственности правящих кругов, которую с них никто, конечно, снимать не собирается, все-таки главная причина коренится в неповиновении народа Богу. Значит, мы можем говорить о том, что Россия, российский народ встал на путь богоотступничества, и это случилось не в 1917 году во время отречения императора, как об этом говорят монархисты. Ведь 1917 год – это кульминация гораздо более длительного процесса. А если Россия, русский народ встал на это путь, отвернулся от Бога, значит, нам нужно покаяться, нам нужно встать снова на путь Божий.

Collapse )
ППКС
труд

Диалог верующего с неверующим

Рекомендую всем!
Великолепный пример диалога с неверующим.
Много полезных находок о том как свидетельствовать о своей вере.
Жаль, что эти беседы не попадались мне раньше.

митрополит Сурожский Антоний (Блум)
Серия бесед, прозвучавших в религиозной программе Би-би-си на русском языке в 1972 году.

Содержание

Часть I

Часть II

Часть III

Часть IV

Часть V

Часть VI

Часть I

Анатолий Максимович Гольдберг: Митрополит Антоний, мне недавно довелось слышать Вас по телевидению; Вы тогда говорили, обращаясь к английским слушателям, о Воскресении Христа. И меня это заинтересовало; потому что в том, как относятся все христианские Церкви к этому вопросу, есть, как мне всегда казалось, что-то парадоксальное. Ведь согласно христианскому учению, главное – не материя, а дух; и одним из основных догматов христианства является бессмертие души. Почему же христианство делает такой упор на физическое Воскресение Христа и на последовавшее за этим физическое вознесение? Казалось бы, именно с христианской точки зрения это совершенно неважно. Мало того, это представляется как попытка дать христианству материалистическую основу – несмотря на то, что материализм должен бы быть совершенно чужд христианству.

Митрополит Сурожский Антоний: Вот тут-то я с Вами не согласен. Я думаю, и вся библейская традиция, и христианская, которая выросла из нее и является, с моей точки зрения, завершением ее, считают, что и материя, и дух существуют в человеке как бы на равных началах. Я бы сказал так: из всех мировоззрений, которые я знаю, христианство – единственное подлинно материалистическое мировоззрение в том смысле (конечно, я немножко играю словами), что христианство принимает материю всерьез; оно учит, что материя не является временным или случайным обрамлением жизни человека, что человек не является духом, который на время «воплощен», что материя, которая нас окружает, не является просто сырым материалом для нашей жизни, для постройки материального мира, а имеет окончательное значение, и что человек рассматривается не как дух, завязший в материи, а как совокупность материи и духа, составляющая одно целое.

И то, что Вы говорите дальше: что христианство верит в бессмертие души, – да, это правда, но в более основном, глубоком смысле. Христианство утверждает (это Вы найдете и в Символе веры, и в сознании христианской Церкви) воскресение мертвых: нам представляется, что полнота человеческого бытия – именно воплощенность, а не развоплощенность витающих духов.

Читать далее
труд

Разбор по пунктам. Прерафаэлиты

Image
Александр Михайлович Копировский

Прошлый репортаж об искусстве попал в нерв наших обеспокоенных читателей. Мы пообещали продолжить публикации на эту тему, и мы это делаем. В качестве результирующей черты предлагаем интервью с известным искусствоведом, профессором Александром Михайловичем Копировским, о прерафаэлитах, дизайне и смерти искусства.

Игра вокруг образца.

- Почему живопись прерафаэлитов - это не прорыв? А как же богатейшая западная традиция? Почему они не стали её наследниками?

- Дело в том, что прерафаэлиты - наследники не общей европейской традиции, а все-таки более частной английской, где значительных художников ни в Средние века (кроме самых ранних), ни в более позднее время не было. Путь прерафаэлитов - это локальная реакция на засилье академизма. Они хотели прорваться за границы искусственных форм живописи, не затрагивающих ни глубинных, духовных вещей, ни красоты как таковой. В академическом подходе главное - это выявление образца. И развитие живописи было игрой вокруг образца. Всё время подражать Рафаэлю можно, но ты не Рафаэль и не лучше Рафаэля, а значит, хуже. Они хотели прорваться к красоте, которую они видели в дорафаэлевских художниках. Но каких? Не Средних веков, а близких к Рафаэлю - раннего Возрождения. Это просто перемена одного идеала на другой. От перемены мест слагаемых сумма измениться не должна. Поэтому прорыв был в том смысле, что они вырвались из академизма, они стали писать вещи красивые сами по себе, утешающие человека, дотрагивающиеся до каких-то чувств непосредственных, дающих переживание. В этом смысле был прорыв. Но можно сказать и по-русски - прорывчик.

- Чего им не хватило, чтобы «прорывчик» стал прорывом?

- Они поставили себе не очень высокую цель.
       

[Читать и удивляться]
Image
И.Н. Крамской - Автопортрет (1867)

Всегда быть «на остриях и безднах»

- А что же с русской живописью?

- В русской традиции была мощнейшая средневековая культурная струя. Не только живописи и не только архитектуры, а всего вместе, очень целостная. И хотя разрыв традиции у нас тоже был, как и везде, но разорвалась традиция именно культурная, а не духовная, которая до 1917 года существовала. Это выражалось в постановке последних вопросов как главных вопросов жизни, а не только культуры. Русские художники, даже те, которые очень прохладно относились к Церкви и к христианству, сохранили в себе это желание ставить крайние вопросы. Разговор должен быть всегда, как тогда выражались,  «на остриях и безднах».

- Примеры?

- Когда Крамской устремился вырваться за рамки академизма и подбил на это ещё тринадцать человек, то последний вопрос был не в том, чтобы писать свободный сюжет, по своему выбору, а в подходе, в том числе, и к традиционному сюжету. Прошло чуть более десятилетия, и Крамской написал «Христа в пустыне», то есть вернулся к академическому сюжету. Но решил-то он его совершенно не по-академически, показав изможденность Христа до уродства, мучительное состояние выбора, Христос у него не герой, легким движением руки отгоняющий Сатану. Более того: когда его спросили: «Почему Христос? Это вообще Христос?» - он сказал: «Не знаю!»

Крамской говорил: «В жизни каждого человека наступает момент, когда он должен решить:  взять ли за Господа Бога рубль (т.е. своим богом объявить рубль) или не уступить не шагу злу». Вот постановка вопроса! Найдем ли мы это у прерафаэлитов?

Прерафаэлиты - отличные дизайнеры

- Правильно ли я понял, что такой подход был возможен до ХХ века благодаря сохранению целостной традиции искусства в России?

- Повторяю: было не столько преемство художественной традиции, сколько постановки серьёзных вопросов. Но тогда возникает опасность засилья живописной литературщины, сюжетов. Импрессионисты порвали с сюжетикой радикально. Прерафаэлиты  же в некотором смысле лишь обновили академизм.

- В чем качественное обновление?

- Красивее стали писать! И отсюда очень логично перешли к дизайну. Как? Вот Офелия бедная плывет. Мы видим красивую женщину с красиво написанным антуражем. А суть? Её смерть не трогает. Смерти здесь нет - всё слишком красиво. Театральный момент, совершенно очевидно, у прерафаэлитов стал преобладать. И лучшие, наиболее органичные вещи быстро превратились в хорошие декоративные ткани, гобелены. В  прикладное искусство. Это очень логично, и их никак не принижает. Они шли своим путём и оказались успешными. Народ, видишь,  смотрит на их картины и всё понимает. Но живопись не в том, чтобы было «все понятно».

Image
Д.Э. Миллес - Офелия (1851-1852)

Искусство умерло!

- Можно ли назвать такой подход в живописи новым витком в эволюции искусства?

- Если красота уходит в дизайн - это никакой не виток. Искусства как такового сейчас просто нет, если не брать какие-то отдельные исключения. Совершенно ясно было сказано в ХХ веке (в начале 70-х годов даже в виде перформанса): «Искусство умерло». В череде всех смертей, начиная со «смерти Бога», наступила и смерть искусства. Когда Ницше объявил, что «Бог умер», все покатилось, как кегли. Умер человек, умер роман как литературный жанр, умерло книгопечатание, которое фактически ушло в цифру, умерло искусство, а за ним и  искусствоведение, кстати...

Виртуальное искусство - это гораздо интереснее, чем компьютерные игры со стрельбой. И  страшнее.

В таких случаях говорят: Король умер! Да здравствует король!  - то есть новый король. Но на место искусства пришло актуальное искусство, а это уже не искусство в старом его понимании. Я не даю негативной оценки, мол, это вообще не искусство, какой ужас!  Нет, это определенная знаковая система, но рядом с  ней абстракционизм, конечно, настоящее искусство. И кубизм в сравнении с ним, можно сказать, прекрасен, потому что он не разрушает искусство, а переосмысляет его внутри самого искусства. А современные, «актуальные» артефакты используют лишь отдельные кусочки искусства,  причем не для сложения целого, а  для создания некоего впечатления. Тут надо  эстетике как науке, которая может дать ответ на вопрос, что сейчас в искусстве происходит.

Ведущий специалист в эстетике  Виктор Васильевич Бычков  после многих лет работы и многих книг  о  Средневековье переключился на современную эстетику.  Он  говорит, что мы на грани тотального расцвета интернет-культуры, виртуального искусства, когда уже вообще ничего не надо создавать в веществе. Гораздо интереснее сидеть в интернете и что-то там ваять на мониторе, тут же стирать, что-то с чем-то абсолютно свободно соединять. Это гораздо интереснее, чем компьютерные игры со стрельбой. И  страшнее.

Image
Э. Мунк - Крик (1893)

«Черная дыра» актуального искусства

- Хочется сразу возражать и говорить, что это жульничество и подмена.

- Пожалуйста. Можно и так говорить, но это тоже работает на парадигму актуального искусства. Потому что оно требует только одного - реакции на себя. Любой! Хоть плюньте на  него. Лучше  разбейте. Сильнее! Я хочу эмоции. Какой - мне все равно. Это можно рассматривать как синдром   полного одиночества.

В 1895 году Э. Мунк написал свой знаменитый «Крик».  А теперь можно  написать не  человека, кричащего на мосту, а его рот, и  вставить в рамку. «Актуальное искусство» - это термин,  это не искусство как таковое.

- Наверное, в любую эпоху, когда происходит смена парадигмы, что-то такое случается.

- Отец Павел Флоренский на этом поле играл, и проиграл. Он много гадостей написал про ренессанс.  Но если у тебя есть твердая, единственно верная  нр-р-равственная позиция (именно так,  с тремя рычащими «р»), то сразу  происходит поляризация, а потом и разделение. Совершается  Страшный суд местного масштаба.  Ну, пожалуйста, как говорится,  имеешь право. Но для того чтобы  иметь подход  к современному искусству, надо быть очень образованным человеком. Иначе будет спонтанная реакция, фактически - обывательская, неважно - положительная или отрицательна, которая, как черная дыра, утащит  от действительности.  И там, и там подмена. Но, как у Шмелева написано - «все довольны».

Image
М. Дюшан - Фонтан (писсуар) (1917)

Дизайн и реставрация - это выход

- Что нужно делать в такой парадигме?

- Если человек  думает о себе, что он художник, пусть лучше сразу честно займется дизайном, а не изображает из себя прерафаэлита. Это мысль о. Георгия Кочеткова.  Я с ним  полностью согласен. А вот и мое  предложение:  художнику сейчас очень хорошо  заняться реставрацией. Огромное количество произведений культуры либо  находятся под записями,  под темным лаком или олифой (иконы), либо разрушаются.  Их надо вернуть к жизни. Такой труд очень дисциплинирует, трезвит и по-хорошему  провоцирует на изучение и вообще на серьезный подход к произведениям искусства.  Вот такая,  скромная, но требующая большого смирения  задача сейчас стоит перед современным искусством. Дизайн и реставрация.

- А нет задачи попытаться сделать что-то, чтобы искусство ожило?

- Нет, нет. Это будет некромантия, попытка поднять мертвеца из гроба и заставить двигаться, не воскресив его.  Воскресить может только Христос. Но Христос не воскрешает  искусство, Христос воскрешает человека, который может, в том числе, создать новое искусство. Оно должно родиться. А его все время пытаются либо искусственно воскресить, либо сконструировать. Играем в конструктор ...

Беседовал Андрей ВАСЕНЁВ

ИА "Кифа"

  
труд

Новости миссии и катехизации

труд

Ещё раз о молебне

К любой молитве вообще, к молебнам, требам, таинствам и обрядам можно относится магически - это не секрет. Как избежать этого? Отвечает о. Георгий Кочетков:
...            

Молебен, как действие, к которому обращаются для достиже­ния некоторого результата, видимо, является магией? Не зада­ет ли форма заказа молебна отношения к нему как к магии? Каково истинное понимание молебна?

Я говорил, что не всякое действие, так же как не всякая передача сил другому, является вампиризмом. Так и не всякое желание что-то изменить в жизни является магией. Мы все стараемся что-то из­менить, нашей лекцией мы тоже хотим изменить что-то в вашем со­знании, в вашем образе жизни, в вашем духовном становлении и тем вам помочь. Но это совсем не значит, что мы используем магичес­кие средства для этого. Конечно и молебен, в зависимости от отно­шения к нему, может стать чисто магическим действием. Но если акцент будет перенесен с наших священнодействий на действие Бо­жьего милосердия, то это будет истинным пониманием.

Таким образом, истинное понимание молебна – это простое про­шение к Богу о том-то и о том-то: о здравии, допустим, или о нис­послании дождя или еще чего-то. Если все это было бы независи­мо от Бога, то тогда это было бы магией. А когда это обращение к Богу, Который есть Свобода (если это истинный Бог, если мы обра­щаемся к истинному Богу), тогда молебен не магия.

Если мы думаем, что мы просто поставили свечку – и все долж­но автоматически свершиться, или мы исполнили такой-то и такой-то обряд – и все должно автоматически произойти, вот тогда – магия. Если мы отрицаем свободу Божью ответить на наш «запрос» положительно или не ответить, то тогда это магия. Это очень важ­но, потому что часто люди говорят: «Вот я молился, а Бог мне не ответил». Здесь, очевидно, представление у человека о Боге, как о компьютере: нажал на кнопку – и получаешь ответ. Это, конечно, прямо связано с магией, потому что это механистично.

Видимо, такое отношение возможно к другим требам и даже к таинствам?

Думаю, что мой ответ мог бы быть отнесен и к другим требам, и даже к таинствам...

Магия, ведовство, колдовство, вампиризм
труд

Эффект катехизации: по-настоящему изменившиеся люди

Ольга Седакова:
"Я еще не знала тогда о той системе катехизации, которая разработана о.Георгием Кочетковым и проводится уже больше 20 лет. Проходил ее и сам о. Иоанн, и все, кого я встретила в Заостровье. Если бы я знала, меня бы все увиденное, вероятно, не так поразило. Позднее мне приходилось встречаться с другими общинами-братствами – в Твери, в Воронеже, в Питере, в Тульской молодой общине, с которой у о. Иоанна была особенно тесная связь. И везде я видела тот же эффект катехизации: по-настоящему изменившиеся люди, которые совершенно ясно понимают, что несовместимо с христианской жизнью.

Отступая от рассказа, позволю себе заметить: этот удивительный труд реального воцерковления (одновременно очеловечивания) человека, который уже принес столько плодов по всей стране – разве это не самое важное для нашей Церкви сейчас? Разве те, кто разработали эту систему, опираясь на опыт раннехристианских времен, не достойны самой глубокой благодарности? Ведь катехизатору в современной России приходится работать даже не на земле старого язычества, а на земле, отравленной страшной идеологической обработкой советских десятилетий. Кто учитывает эту антропологическую катастрофу, которая у нас произошла? Боюсь, всерьез и системно только те, кого презрительно именуют «кочетковцами». У них нужно было бы учиться. Но получают они от своих православных собратьев (которым и самим неплохо было бы пройти хотя бы начало этого вводного курса) только обвинения и злобу. И одни и те же обвинения – в ересях и сектантстве, в том, что они «противопоставляют себя всей остальной церкви»."

О Заостровье, об отце Иоанне Привалове, о том, что разрушается с разрушением Заостровского Сретенского братства