September 6th, 2013

труд

Неизвестный ЖЖ. Дополненная версия.

Оригинал взят у ottenki_serogo в Неизвестный ЖЖ. Дополненная версия.
Или 63 фишки Живого Журнала о которых вы наверняка не знаете



1. Кликнув на головастика (жж-шного человечка) ottenki_serogo, вы попадете сразу в профиль блогера.
В Живом Журнале есть очень много пользователей, для которых это будет открытием. Впрочем, это первое и самое простое, что мне пришло в голову, когда я стал составлять этот список, дальше интереснее!

Collapse )
Buy for 30 tokens
Вы вероятно считаете, что вам, как гражданину РФ тоже принадлежат наши недра? Наивный вы человек. Усаживайся поудобнее, мой наивный друг, протирай глаза и читай про одну очень интересную схему. Есть в нашей стране такое государственное АО как «Росгеология», задача которой, в одно…
труд

Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики

святитель Феофан (Говоров) Вышенский Затворник
Предлагаем Вашему вниманию одно из самых авторитетных наставлений по нравственному богословию и аскетике

Введение

В «Начертании христианского нравоучения» изображены обязательные для нас чувства и расположения, но этим сказано далеко не все, потребное к устроению своего спасения. Главное дело у нас действительная жизнь в духе Христовом. А этого только коснись, сколько откроется недоумений и сколько, поэтому, потребно указаний, и притом почти на каждом шагу!

Правда, там последняя цель человека указана — в общении с Богом — и путь к ней изображен: это вера с хождением в заповедях, при помощи благодати Божией. Приложить бы только слово: вот путь! Иди!

Легко сказать: вот путь, иди! Но как сделать это? Большей частью недостает желания идти. Упорно огревает душа, увлеченная какою-либо страстью, всякое понуждение и всякий призыв; очи от Бога отвращает и смотреть на Него не хочет. Закон Христов не по сердцу; ей и слушать о нем нет расположения: душа, как говорят, не лежит. Спрашивается, как же дойти до того, чтобы родилось желание идти к Богу путем Христовым; как сделать, чтобы закон напечатлелся в сердце и человек, действуя по этому закону, действовал бы от себя, непринужденно, чтобы закон сей не лежал на нем, а как бы исходил от него?

Читать далее

PS: Теперь книги на сайте Катехео.ру будут с оглавлением.
Пустячок, а приятно))
основная

Надо больше говорить о нем Богу, чем ему о Боге

Что делать, если слушатель молчит и никак не реагирует на речь катехизатора? "Душу его мы не видим", - говорит блаженный Августин, но можем предположить, что он боится, или уже слышал это всё, и ему не интересно. Тогда нужно успокоить его и спросить, что он знает. А, может быть, он просто туп и не понимает о чем речь? Тогда надо "кратко пробежать остальное и вбивать, пугая будущим судом, самое необходимое: о единстве Православия, об искушениях, о христианском образе жизни". Но, главное, "надо больше говорить о нем Богу, чем ему о Боге", т.е. молиться за него. Если человек зевает, то можно и пошутить, а если устал стоять (поучения слушали стоя!), то можно предложить ему сесть, потому что "нельзя, чтобы человек слабый, устав от стояния, отвратился от своего самого здравого намерения или был даже вынужден уйти".

15

(1) Бывает, действительно, очень трудно довести речь до назначенного себе конца, когда мы видим, что слушатель остается бесчувственным – потому ли, что не осмеливается ни словом, ни жестом выразить свое одобрение из религиозного страха, или сдерживает себя по человеческой застенчивости; может быть, он не понимает наших слов, может быть, относится к ним с пренебрежением. В чем дело, нам неизвестно; душу его мы не видим и должны в своей речи испробовать всё, что сможет его разбудить и словно вытащить из норы. (2) Чрезмерный страх, мешающий обнаружить свое суждение, надо прогнать ласковым уговором; умерить застенчивость, твердя о братском общении; задавая вопросы, поискать, что ему непонятно, и внушить уверенность, что он может свободно возражать, если ему это покажется необходимым. (3) Надо выспросить, не слышал ли он уже когда-то то же самое, – и, может быть, слова наши, как нечто общеизвестное и знакомое, его и не трогают. Поступать надо в соответствии с его ответом: говорить проще и яснее; опровергать мнения противоположные; на том, что известно, долго не задерживаться, а пересказать это кратко и сжато. Выберем из Священного Писания – особенно для рассказа – что-нибудь, что имеет таинственный смысл; объясняя и раскрывая его, мы можем сделать свою речь такой приятной. (4) Если же наш слушатель очень туп и невосприимчив к наслаждению такого рода, то надо милосердно потерпеть его; кратко пробежать остальное и вбивать, пугая будущим судом, самое необходимое: о единстве Православия, об искушениях, о христианском образе жизни. Надо больше говорить о нем Богу, чем ему о Боге.

16

(1) Часто бывает, что вначале человек слушал охотно, а затем, устав слушать или стоять, раскрывает рот не для хвалебных слов, а для зевка, невольно тем обнаруживая, что хочет уйти. (2) Заметив это, дадим отдохнуть его душе: приправим наши слова веселой шуткой, пристойной и подходящей для нашей темы, расскажем о чем-нибудь удивительном и потрясающем или печальном и горестном, а главное – поговорим о нем самом, чтобы он встрепенулся, смущенный заботой лично о нем – нельзя при этом задеть его самолюбие какой-нибудь резкостью, а надо расположить к себе дружеским обхождением и помочь, принеся сидение. Несомненно лучше сделать так, – где сделать это благопристойно, – чтобы слушатель с самого начала сидел. В некоторых заморских церквах существует очень разумный обычай: священники не только говорят, сидя, но и сами предлагают народу сиденья: нельзя, чтобы человек слабый, устав от стояния, отвратился от своего самого здравого намерения или был даже вынужден уйти.

[Spoiler (click to open)]

(3) И очень важно различать, выбирается ли из толпы, чтобы передохнуть, человек уже связанный с ней общностью таинств, или уходит тот, кого надо впервые к таинствам приобщить: чаще всего он уходит потому, что вынужден уйти, – иначе он свалится от недомогания; сказать, почему он идет, ему стыдно, а стоять не позволяет слабость. Говорю это по опыту: один крестьянин ушел в то время, как я наставлял его в вере. Для меня это был урок большой внимательности. (4) Можно ли в самом деле терпеть наше чванство: взрослым людям, братьям нашим, и тем, кого сделать себе братьями должно быть главной нашей заботой, мы не позволяем перед нами сидеть, а ведь Самого Господа нашего, которому прислуживают ангелы, женщина слушала, сидя. (5) Если, конечно, проповедь будет краткой, или место не приспособлено для сидения, тогда пусть слушают стоя, но только в том случае, если слушают много людей, и это не новоначальные. Если же пришли стать христианами один, двое или несколько человек, то говорить с ними, оставив их стоять, опасно.

(6) Если, однако, мы уже так начали, то, заметив, что слушатель томится, предложим ему сейчас же сидение, больше того, заставим его сесть и расскажем что-нибудь, что его освежит и даже прогонит заботу, если она вдруг ворвалась в его душу и отвлекла от слушанья. (7) Так как нам неизвестно, почему он молчит и не слушает, то, когда он уже сел, расскажи ему весело или с печалью что-нибудь в осуждение мирских, внезапно возникающих помыслов. Если как раз они занимали его ум, то они уйдут, словно обвиненные поименно; если дело не в них, и он просто устал слушать, и мы скажем о них, будто дело именно в них, что-нибудь неожиданное, из ряда вон выходящее, то внимание оживится. Только говори коротко – особенно если вставляешь что-то вне общего плана, – чтобы болезнь скуки, которую мы хотим излечить, не усилилась от самого лекарства. И с остальным следует поспешить; надо пообещать и показать, что скоро конец.

   
Блаженный Августин. Об обучении оглашаемых
      
труд

Якоб Йорданс. Король пьет, 1630-е годы.

http://nepsis.ru/zavisimosti/alkogolizm/339-jakob-jordans-korol-pet-1630-e-gody.html
 
Якоб Йорданс. Король пьет, 1630-е годы.

«Король пьет» – традиционный фламандский праздник «бобового короля»: в короли выбирают того, кому достанется боб, запеченный в пироге. Остальные играли свиту. Королевские обязанности были крайне несложными – надо было регулярно поднимать бокал и провозглашать «Король пьет!» в качестве призыва к участникам застолья последовать примеру короля. Тут пирушка в разгаре – все усиленно потчуют «короля», убеленного сединами, разнеженного, пьяного, в короне, съехавшей набок.

[Spoiler (click to open)]

Застолье с «бобовым королем» – это общепринятый обычай во Фландрии XVII века, светский способ отпраздновать католическое Богоявление. Стол накрывался 6 января, вечером, в день поклонения волхвов младенцу Христу, когда все религиозные ритуалы уже соблюдены, и народ вернулся из церкви. Но боб, естественно, замешивался в тесто ещё накануне. Застолье с королем устраивалось повсеместно, оно был чрезвычайно популярно как среди простого народа, так и у знатных бюргеров.

труд

В наследии о. Павла для нас важно всё

Интервью о протоиерее Павле Адельгейме с о. Георгием Кочетковым, духовным попечителем Преображенского содружества малых православных братств, ректором Свято-Филаретовского института, о знакомстве о. Павла с институтом и братством, и значении его служения для Церкви.