September 3rd, 2013

труд

По дороге к Тициану

Image
Александр Михайлович Копировский

До конца сентября в художественном мире Москвы ажиотаж. В Пушкинском выставляются картины прерафаэлитов и Тициана. В рекламе эти выставки не нуждаются. К ним мгновенно потянулись ценители, грабители и любители. Но искусство сегодня любят чаще гурманы или те, кто хотят быть в тренде. Искусствоведом можешь ты не быть, но знать прерафаэлитов и Тициана ты обязан. А что стоит за этим «знать»? В Государственный музей изобразительных искусств я отправился с искусствоведом профессором Александром Копировским и известным московским священником о. Георгием Кочетковым.

Июльское субботнее утро. «Хвост» очереди в музей заворачивает налево от входа в тень. Народу достаточно, чтобы сорок минут медленно, с перерывами ползти к кассам. Люди подтягиваются разные. Вот несколько молодых ребят весело обсуждают вчерашний вечер. Или тут же две семьи решили посвятить свое утро искусству. Мужья часто курят и сдержано матерятся, а дамы отдыхают в теньке, покуда их череда не продвинется ближе ко входу. Кто-то впереди рассказывает:

- Нужна была фишка. Чтобы картины покупали, художникам требовалось какое-то нестандартное решение. Вот они и придумали - шагнуть не вперед, а назад - до Рафаэля, и так писать свежие сюжеты. Поэтому их и назвали прерафаэлитами.

Image
Миллес «Гугенот»

Женщина впереди молча слушает и согласно кивает, рассматривая рекламный щит новой выставки.

Наконец-то мы внутри. Проходим магнитные ворота. Иду за билетом. Густо напомаженная кассирша, бегло взглянув на мой студенческий, объявила приговор:

- Заочникам полный. Четыреста рублей, пожалуйста.

Много это или мало? Но торг здесь неуместен. Сдаю рюкзак в багаж и поднимаюсь наверх к выставке.

Мы входим в зал. Первые несколько картин просто смотрим. Для сюжета я хочу сфотографировать полотна и авторов, но в одно мгновение рядом оказывается полицмейстер. Плотно сбитая дама, волосы в пучок, сама как пучок:

- Фотографировать нельзя! Вас должны были предупредить!

- Извините, не предупредили.

Что же, придется запоминать и что-то наговаривать на диктофон. Александр Михайлович созрел для разговора.

Image
Берн-Джонс «Любовь, ведущая пилигрима»

-Какая красота! В академиях будущих художников сажали, ставили им античные гипсы и говорили: «Малюйте!» Они малевали. А цвет делали, как у Рафаэля. Рафаэль - это хорошо, но нельзя же вечно «крутить» одно и то же! Гипсы и люди, как гипсы, - это надоело. Так возникло движение недовольных выдыхающимся классицизмом художников, прерафаэлитов. Но проблема была в том, что они одновременно двигались в две стороны. Им хотелось и жизни, и чего-то высшего. Они думали, что «высшее» было до Рафаэля. Вот, скажем, «Гугенот». Сюжет ясен. Если у тебя на руке белая повязка, то тебя не убьют в Варфоломеевскую ночь. А если ты без повязки, то убьют. Католики знают своих. Но некоторые протестанты тоже знают, что если повяжут белую ленту, то выживут. И вот на картине жена пытается повязать ее мужу, а он говорит: нет, не хочу. Это всё застыло в формах очищенных и тонких, дорафаэлевских. Так надо определиться: ты хочешь жизни или ты хочешь «до Рафаэля», где все стояли столбом?

Идем дальше. Впереди большое полотно. Милле, «Христос в родительском доме». Забавный сюжет, театральные позы. Маленький Иисус в центре. Все прозрачно и педагогично. Александр Михайлович смеется:

- Александр Иванов очень ругал такие вещи. О похожей картине немецкого художника-назарейца Корнелиуса он писал: «Ну, это уж католическая дичь!» Так и здесь. Все развернуты на зрителя, на пол деликатно брошены стружки, Иосиф - настоящий сэр. При этом все обращены к Иисусу. Прямо деисис! Кстати, были русские иконы начала двадцатого века: «Христос-плотник». Одну такую икону с удовольствием демонстрировали в музее атеизма.

- Дескать, религиозники пытаются «закосить» под рабочий класс?

- Да.

От картины к картине пытаюсь разглядеть все порывы английских мастеров. В зале людно. Девочка тащит папу за руку и кричит шепотом:

- Офелия! Там! Она там! Я нашла!

Читать далее

Со многим соглашусь))
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
основная

«Это не фантастика!»

эх, махнуть бы сейчас в Питер.... но дела, дела...
   
Оригинал взят у n_nastusha в «Это не фантастика!»
Об открытии выставки написала.


P41



29 августа в Санкт-Петербурге открылась выставка «Человек веры», которую ждали здесь не один год. Об этом рассказала Нина Ивановна Попова, директор музея А.А. Ахматовой в Фонтанном доме. Почему сегодня так важно вспомнить о Н.Н. Неплюеве и его Крестовоздвиженском братстве? Нина Ивановна нашла ответ в словах священника Георгия Кочеткова, духовного попечителя Преображенского братства: «Пока церковь словно не видит лица ближнего своего; пока еще нет тех близких, родных отношений, той взаимной ответственности и поддержки, которая должна быть между членами церкви; пока нет способности относиться к традиции творчески, открыто, а не механически, магически и схоластически, — до тех пор будут нужны общины и братства, которые все эти вещи призваны компенсировать».

Что общего между Ахматовой и Неплюевым? Это люди разных поколений и, тем более, сфер жизни. Крупный помещик, всю жизнь проживший на Украине, и петербургская поэтесса. Однако это люди одной духовной породы, настоящие аристократы духа, наделенные множеством даров и талантов, которые они использовали не для себя или своего ближайшего круга.

Collapse )
труд

Торжественное открытие 26-го учебного года в СФИ


...

После молебна отец Георгий поздравил всех поступивших на I курс богословского факультета, факультета религиоведения и Богословского колледжа. На бакалавриат богословского факультета в этом году поступили 64 студента. На программу профессиональной переподготовки по религиоведению зачислено 11 человек (и еще продолжается прием документов). В Богословский колледж на дневное и вечернее отделения поступили 47 человек, а у заочников вступительные экзамены состоятся на этой неделе.

С открытой лекцией «Некоторые аспекты зарождения и развития раннего христианства» выступила российский филолог-библеист, доцент кафедры Священного писания и библейских дисциплин СФИ, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН кандидат филологических наук Евгения Смагина.

Читать всю новость
труд

Человек оживляет память

Иван Цыков
Иван Цыков

В понедельник 2 сентября вся страна перешла на новый рабочий ритм. Тысячи детей нацепили белые банты, вооружились цветами и штурмом пошли в школы. Реки городских улиц заткнулись пробками. Обычно молчаливый сосновый лес в тридцати километрах от Твери, рядом с селом Медное в этот день ожил. Полиция, военные, штатские. Машины, микрофоны, свечи. Мелькают польские и русские мундиры. Что случилось? Семьдесят лет назад в эту землю легли тысячи военнопленных поляков. 6300 человек были расстреляны за полтора месяца. А русские тысячи ложились рядом в годы сталинского террора. Ровно тринадцать лет назад здесь открыли мемориальный комплекс.

- Я работаю здесь пять лет и каждый год веду церемонии. Ничего не меняется, кажется, с самого начала. Открытие было в 2000 году, сейчас, соответственно, тринадцатая годовщина. Сценарий отработан и даже немного упрощен. - Иван Цыков работает научным сотрудником мемориала. - Не вижу большой разницы: проводить это более пышно или менее. Вопрос в том, кто и с какими мыслями сюда приходит.

Сюда не приходят. Сюда приезжают. От автобусной остановки нужно ещё пару километров идти пешком. Но по случаю годовщины заказаны автобусы. В одном из них - белом микробасе марки Mercedes - до места добирались и мы. Дорогой все было спокойно. Две бабули впереди грызли яблоки. Соседка справа листала каталог с косметикой. Старички на первом ряду громко обсуждали дачные дела. На коленях одной старушки трепыхался скромный букет. Один пион совсем сломался, и она придерживала бутон рукой. Когда мы уже свернули с шоссе в сторону Медного, выглянуло солнце. У дороги в последнем танце мелькала пара бабочек. Кто-то тихо протянул:

- Сооооолнышко.

Дорогие паны, повернитесь

В лесу под этим солнышком уже 73 года в 25 братских могилах лежат 6300 польских солдат и офицеров, которых по решению ЦК ВКП(б) №794/5 от 5 марта 1940 года расстреляли без вины и поэтому без суда. Медное - это один из полигонов известного катынского дела. Когда вскрылась польская история, за ней выяснилось, что здесь же захоронено 5000 репрессированных калининцев. Долго тянули кота за хвост, но по настойчивым требованиям и при мощной финансовой поддержке польского государства мемориал все же был открыт.

Народ стекался к памятнику на российской части комплекса. Это большой изогнутый гранитный крест, упавший на холм с аккуратно причесанной травой. Сверху на крест взвален огромный валун. Вдоль каменных линий креста стояли зажженные лампадки. Местный священник - отец Игорь - готовился служить панихиду. Неподалеку группа школьников. Нарядные, только с линейки, стоят со свечками. Вокруг на стульях расположились родственники репрессированных. Это официальное общество «Достоинство». Они каждый год приезжают сюда вспоминать и плакать. Одна из них привстала со стула и кликнула военным:

- Дорогие паны, повернитесь! Я буду вас фотографировать. У меня здесь отец лежит. Его с трех лет забрали. Я вас сейчас сфотографирую, а за вами как будто папа стоит. Прямо за спиной.

Поляки встают стройно. Она делает несколько кадров и опускается на место. Тяжелый большой парик, массивные очки, безразмерное пончо, серебристая «мыльница» в руке и ламинированное фото отца висит на груди. Таких немного.

Иван объявляет митинг открытым и говорит вступительное слово. Потом хор запел панихиду. Отец Игорь читал молитвы и кадил упавшему кресту. Рядом со мной стояла бабушка, плакала и молила Бога, чтобы Тот помянул убиенного Михаила. Школьники с застывшими лицами смотрели на свечи. Между деревьями сновал десяток фотографов. Ещё пара человек перекрестилась. Остальные молчали.
Читать далее

труд

"Когда речь твоя начинает тебе казаться скучной и противной..."

Блаженный Августин перечисляет причины, по которым катехизатору бывает скучно и даже противно оглашать (не бывало у вас такого, да? счастливый же вы катехизатор...). Это: неуверенность, что тебя понимают так, как должно; необходимость много раз повторять одно и то же; равнодушие слушающих; когда оторвали от важного дела и принуждают проводить беседу; огорчение от церковных скандалов и неурядиц. Бл. Августин предлагает и способы преодоления этого: подражать Христу в смирении и любви к слабым, в отсутствии желания что-либо получить от них; не читать и не слушать уже готовое, но творчески относиться к каждой беседе; и, пожалуй, главный совет: "если нам опротивело всё время повторять слова привычные, приноровленные к детскому пониманию, то приноровимся сами к этим детям, полюбив их братской, отцовской, материнской любовью; соединим сердца наши, и эти слова даже нам покажутся новыми".

11

(1) Ты, может быть, желаешь получить образец речи, хочешь, чтобы я тебе на деле показал, как выполнять мои советы. Я это сделаю, когда, с Божией помощью, смогу, но сначала я должен сказать о том, как создать ту радость, о которой обещал рассказать. (2) Свое обещание наставить тебя в том, как говорить с человеком, желающим стать христианином, и как его поучать, я, по-моему, выполнил целиком. На мне нет долга сделать в этой книге то, что, по моим советам, надлежит делать. Если я все-таки это сделаю, чаша окажется переполненной, а на каком основании я буду переливать через край, не долив еще нужной меры?

[Spoiler (click to open)]

(3) Главная твоя жалоба на то, что когда ты ведешь человека к имени христианина, то речь твоя начинает тебе казаться скучной и противной. Знаю также, что это не от недостатка знаний – мне известно, что ты достаточно подготовлен и научен, – и не от бедности языка, а от душевной неудовлетворенности. (4) Происходит ли это потому, что нас больше привлекает и захватывает то, что мы молчаливо созерцаем умом, и мы не хотим отрываться от этого созерцания для столь с ним несхожего словесного треска, или потому, что если даже нам и нравится наша речь, то всё же слушать или читать приятнее: и сказано лучше и без хлопот и забот для нас. Тут же сразу надо подбирать слова, приспособляя их к чужому разумению, причем нет уверенности, соответствуют ли они мыслям и с пользой ли воспринимаются. А потом скучно повторять всё время и втолковывать новичкам одно и то же; нам это так известно, для нашего продвижения не нужно, и подросшая душа без всякого удовольствия шагает по торной, проложенной для детей дороге. (5) Скучно говорить слушателю, который неподвижно сидит перед тобой (потому ли, что он ничем не взволнован, потому ли, что не хочет показать ни одним жестом, понимает ли он то, что мы говорим, и нравится ли ему это). Не подобает нам, конечно, жадно искать людской похвалы, но ведь мы подаем Божественную пищу, и чем милее нам те, с кем мы говорим, тем горячее мы желаем, чтобы им понравилось то, что предлагается для их спасения; если удачи нет, мы огорчаемся и тут же на ходу слабеем и поникаем, как от зря затеянного дела. (6) Иногда нас отрывают от дела, которым мы хотели заняться, которое нам доставляло удовольствие или казалось более необходимым, и по приказу ли человека, которого не хотим обидеть, или по чьему-то настоятельному требованию, уклониться от которого нельзя, мы вынуждены кого-то обучать. Мы расстроены – а приступаем к делу, которое требует полного спокойствия, – нам грустно потому, что мы не можем сохранить в наших занятиях желательный порядок и во всем успеть; речь наша от огорчения становится не очень приятна: печаль ее обессиливает и сушит. (7) Бывает, что сердце наше охвачено скорбью от каких-то неурядиц[27], а нам говорят: «ступай, поговори с ним, он хочет стать христианином». Говорят это люди, не знающие, что скрыто в нашем сердце и что жжет нас; если им не следует открывать наших чувств, то мы неохотнее беремся за то, чего от нас ждут. Речь наша, пройдя через сердце, которое горит и дымится, будет действительно вялой и неприятной. (8) Какова бы ни была причина, облаком затянувшая ясность нашей души, но лекарств надо искать у Бога; да ослабнет напряжение наше, да возвеселимся, горя духом, и принесем радость другим своим спокойным добрым трудом. Ибо «радостно дающего любит Бог».

12

(1) Бывает, мы огорчены потому, что слушатель не понимает наших мыслей, и мы вынуждены, спустившись с высот, топтаться внизу и твердить азы, а мы ведь были так озабочены, в каких бы длинных и сложных извивах изложить плотскими устами то, что мгновенно поглотит и впитает ум. Всё выходит настолько по-другому, что становится противно говорить и хочется молчать. Подумаем тогда, что предуказано Тем, Кто дал нам пример: да следуем по стопам Его. (2) Как бы ни отличалась наша членораздельная речь от нашего живого ума, но еще больше разницы между плотью с ее смертностью и Божеством с Его неизменностью. И, однако, «Он, будучи Богом, уничижил Себя самого, приняв образ раба.., смирил Себя до смерти крестной». А для чего? Он стал слабым для слабых, чтобы привлечь слабых. Услышь другие слова того, кто Ему следовал: «если мы выходим из себя, то для Бога; если сдерживаем себя, то для вас. Любовь Христова побуждает нас судить так, ибо Один умер за всех». Мог ли бы Он с готовностью отдать жизнь за их души, если бы Ему опротивело склоняться к их ушам? (4) Потому и стал Он меньшим среди нас, пестуя, как кормилица, детей Своих. Бормотать искалеченные обрубки слов приятно потому, что это подсказывает любовь: люди хотят иметь детей и так с ними и разговаривать; матери слаще вкладывать маленькому сыну из своих уст крохотные кусочки, чем самой жадно сжевать большущий кусок. (5) Да не оставляет сердца твоего мысль о курице, истомленной[28] и всё же прикрывающей своими перьями крохотных цыплят; охрипшим голосом созывает она своих пискунов; если они возомнят о себе и не будут прятаться под ее ласковыми крыльями, они станут добычей хищных птиц. Если радостно предаваться чистому размышлению в самых глубоких тайниках души, то радостной должна быть и эта мысль: чем с большей готовностью послужить спускается любовь твоя к слабым, тем больше крепнет она и проникает существо твое от сознания, что ты ничего не ищешь от тех, к кому спускаешься, кроме их вечного спасения.

13

(1) Если мы больше стремимся почитать или послушать уже готовое и лучше сказанное и нам поэтому скучно приноравливать свои слова к данному случаю, причем без уверенности в успехе, то пусть только душа твоя не отходит от истины. Не беда, если слушателя твоего заденет что-то в словах твоих: он тут же поймет, что если суть усвоена, то совершенно безразлично, была ли твоя речь менее чистой, и звучала ли менее выразительно – звучала она ведь затем, чтобы он понял суть. (2) Если же, по человеческой слабости, ты отойдешь от самой истины – при обучении невежд, когда надо держаться самой избитой дороги, это, правда, случается очень редко – если же все-таки случится, и как раз это заденет слушателя, то мы должны считать, что случилось так только потому, что Бог хочет испытать нас: спокойно ли сознаемся мы в своей ошибке: да не впадем, защищая свое заблуждение, в заблуждение еще большее. Если никто нам этой ошибки не укажет, и ни мы, ни слушатели наши ее не заметили, то печалиться нечего –только бы не повторить ее. (3) Чаще всего мы сами, переделывая свою прежнюю речь, что-то в ней охуждаем, даже не зная, как она была воспринята; но особенно огорчаемся, если горим любовью и видим, что наша ложная мысль воспринята была с удовольствием. Поэтому, улучив удобный случай, постараемся (мы ведь в тишине сами себя охуждали) постепенно исправить и тех, кого не Божий слова, а наши собственные натолкнули на ложные мысли.

(4) Если же нашему заблуждению радуются ослепнувшие в безумном злорадстве сплетники, хулители, люди ненавистные Богу, то да послужат они нам к воспитанию терпения и милосердия: ведь и Господь терпением Своим доводит их до раскаяния. Что отвратительнее, что больше собирает гнев на день гнева и праведного суда Божия, как не радость чужой беде, которой, на беду себе, подражаем мы дьяволу и уподобляемся ему?

(5) Иногда всё сказано верно и правильно, но что-то непонятно, или же мысль, несогласная с мнением слушателя и его привычным, застарелым заблуждением, резнула его самой своей новизной, – он задет и смущен. Если это обнаружилось, и он поддается лечению, то его надо лечить без промедления, приведя ему множество авторитетных соображений. (6) Если он молчит, затаив обиду, помочь Своим лекарством может Господь. Если же он кинется прочь и откажется от врачевания, утешимся примером Господа: когда люди, задетые Его словами, будто бы жестокими, отошли от Него, он сказал оставшимся: «не хотите ли и вы уйти?» (7) Следует крепко-накрепко запомнить и никогда не забывать, что Иерусалим, плененный Вавилоном века сего, по истечении времени освобожден будет и никто оттуда не погибнет; кто погиб, тот был не оттуда. «Твердо стоит основание Божие, и запечатлено на нем: знает Господь своих, и да отступит от неправды всякий, призывающий Имя Господне».

(8) Думая об этом и призывая Бога в сердце наше, мы будем меньше беспокоиться о том, что нам неизвестно впечатление от нашей речи, ибо неизвестны и чувства слушателей; нам будет радостно, творя дело милосердия, терпеть тяготы (если мы не ищем в этом своей славы). Тогда только дело будет хорошим, когда работника гонит на него любовь, и он, сделав его, отдыхает в этой любви, словно вернувшись к себе домой. (9) Мы говорим лениво и скучно, потому что есть книга, доставляющая нам удовольствие, или же нам скорее хотелось бы слушать прекрасную проповедь, а не произносить свою, но ведь всё это встретит нас – и мы будем веселее, и всё после работы покажется приятнее. С большей уверенностью будем мы просить Бога возвещать нам то, что мы хотим, если радостно возьмем на себя возвещать слова Его так, как можем; вот и оказывается, что для любящих Бога всё ведет к добру.

14

(1) Если нам опротивело всё время повторять слова привычные, приноровленные к детскому пониманию, то приноровимся сами к этим детям, полюбив их братской, отцовской, материнской любовью; соединим сердца наши, и эти слова даже нам покажутся новыми. Такова сила сочувствующей души: когда их трогают наши слова, мы, пока они учатся, вселяемся в них, а они в нас; слушатели словно говорят в нас, и сами мы как-то в них учимся тому, чему учим. (2) Разве обычно не случается так: часто видя в городе и в деревне места обширные и прекрасные, мы проходим мимо, не испытывая уже никакого удовольствия; когда же мы показываем их тем, кто их раньше не видел, то, от их восхищения новым, оживает и наше восхищение? чем ближе нам эти люди, тем это чувство сильнее: поскольку, любя их, мы в них живем, постольку и для нас старое становится новым. (6) Но если созерцание предметов способствовало нашему преуспеянию, то мы не захотим радовать и приводить в изумление тех, кого любим, предлагая им вглядываться в дела рук человеческих; мы захотим поднять их: показать искусство и замысел самого Устроителя, а затем вознести их к восхищенному восхвалению Бога, Творца всего – это полное завершение любви. (4) Насколько сильнее должны мы радоваться, когда люди приходят, чтобы узнать Бога, ради Которого надо знать всё, что стоит знать, когда можно освежиться свежестью их восприятия настолько, что наше обычное холодное изложение согревается от их необычного внимания. (5) И еще прибавит нам радости мысль о том, что человек от мертвящих заблуждений перешел к животворящей вере. И если мы весело шагаем по самым знакомым улицам, потому что случилось помочь человеку и показать усталому и заблудившемуся дорогу, то насколько бодрее и радостнее должны мы пройти из конца в конец по этому спасительному учению, хотя нам и не нужно объяснять его вновь? жалкую, усталую от мирских заблуждений душу мы выводим на пути мира – и по велению Того, Кто поручил ее нам.

[Примечание]
27 Имеются в виду церковные неурядицы, обозначаемые им, обычно, словом scandalum.
28 В подлиннике «курица покрывает цыплят истомленными перьями» (longuidulis plumis) – обычная enalage, когда определение переносится с предмета, им точно определяемого, на какую-то особенность этого предмета: не «ira fulvi leonis», «гнев рыжего льва», a «ira fulva leonis», «рыжий гнев льва». В данном случае определение перенесено с курицы на ее перья; по-русски «истомленные перья» не скажешь, но эти «истомленные перья» свидетельствуют об удивительной наблюдательности Блаженного Августина: перья наседки, помятые, грязные, кое-где надорванные имеют, действительно, вид «истомленный».

     
Блаженный Августин. Об обучении оглашаемых
       
труд

Портал для миссионеров и катехизаторов "Идите, научите все народы"

Катехео


О портале


На портале Вы можете ознакомиться с разнообразными материалами о целостном опыте воцерковления взрослых людей в истории Церкви и современности. Из верхней строки меню Вы можете попасть на страницу О Центре, где размещена информация о Научно-методическом Центре по миссии и катехизации при СФИ, его сотрудниках и контактах.

Далее, в основном разделе портала Теория и практика катехизации размещены все публикации о целостном опыте воцерковления взрослых людей в истории Церкви и современности. Для удобства ориентирования в этом обширном пласте церковной традиции материалы основного раздела распределены по подразделам, которые расположены в отдельном меню слева на главной странице:

Начиная катехизацию

Катехизатору

Предоглашение

Научение слушающих

Научение просвещаемых

Таинствоводство (мистагогия) новопросвещенных

После катехизации

Особые случаи миссии и катехизации

Во вводной статье в каждом из этих подразделов Вы можете узнать о том, какие материалы в нем размещены.

В Библиотеке нашего портала собраны официальные документы, святоотеческие тексты, литература, пособия, которые будут полезны православным миссионерам и катехизаторам. Они также распределены по подразделам, которые расположены в меню слева в разделе Библиотека:

Официальные церковные документы по миссии и катехизации Русской православной церкви

История миссии и катехизации

Библия

Святоотеческие тексты миссионерского и катехизического значения

Катехизисы

Литература для миссионеров и катехизаторов

Огласительная литература

Проповеди и отдельные беседы

Пособия, в том числе видеозаписи, аудиозаписи и другие материалы.

В разделе Авторы Вы можете ознакомиться с краткой справочной информацией об авторах материалов, размещенных на нашем портале. Карта сайта поможет Вам лучше ориентироваться в его содержании, а Поиск - быстро найти нужную информацию.

В разделе Новости миссии и катехизации, который расположен справа на главной странице портала, Вы можете прочитать наиболее важные и актуальные новости, а в разделе События - анонсы событий, связанных с православной миссией и катехизацией.

По всем вопросам, связанным с работой нашего портала, в том числе по размещению на нем Ваших публикаций, методических материалов, комментариев просим Вас писать по адресу: info@kateheo.ru (редактору портала Н.А. Адаменко).

[Spoiler (click to open)]

Для того, чтобы оставить комментарий, Вы можете использовать свои аккаунты в Google, Facebook, Twitter или писать их через систему Disqus, указав первый раз свой логин (имя для нашего портала), свой адрес эл. почты (работающий) и пароль (для нашего портала).