August 17th, 2013

труд

Комиссия по канонизации святых Белорусского экзархата провела конференцию о новомучениках

Комиссия по канонизации святых Белорусского экзархата провела конференцию, посвященную подвигу новомучеников

В работе форума приняли участие представители общины московского храма святых Новомучеников и исповедников Российских в Бутово

12 августа 2013 года в Минском епархиальном управлении состоялось конференция "Подвиг новомучеников и исповедников земли белорусской", организованная Комиссией по канонизации святых Белорусской Православной Церкви.

В работе форума приняли участие представители общины московского храма святых Новомучеников и исповедников Российских в Бутово. Паломническую группу возглавит настоятель храма протоиерей Кирилл Каледа, член Синодальной комиссии по канонизации святых и Церковно-общественного совета при Патриархе Московском и всея Руси по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Председатель Комиссии по канонизации святых БПЦ епископ Гомельский и Жлобинский Стефан огласил приветственный адрес Патриаршего экзарха всея Беларуси митрополита Минского и Слуцкого Филарета.

Затем владыка Стефан выступил с докладом "Прославление новомучеников и исповедников земли Белорусской как важнейшая задача церковного служения". Его Преосвященство представил сигнальный экземпляр "Трудов комиссии по канонизации Белорусской Православной Церкви: 2010-2013".

Далее прозвучали доклады:

[Spoiler (click to open)]

"Вопросы канонизации новомучеников и исповедников в Русской Православной Церкви в ХХ веке", протоиерей Кирилл Каледа;

"8 августа 1937 года — начало массовых расстрелов на Бутовском полигоне", директор мемориального центра "Бутово" Игорь Гарькавый;

"Подвиг святости в контексте церковной истории Беларуси", секретарь Комиссии по канонизации святых БПЦ протоиерей Феодор Кривонос;

"Куропаты как символ историко-национальной памяти", председатель отделения международного историко-просветительского и добровольного общества "Мемориал" в Республике Беларусь Владимир Романовский;

"Места массовых расстрелов на территории Мозырщины", член Комиссии по канонизации святых БПЦ от Гомельской епархии протоиерей Александр Лопушанский;

"Актуальность изучения подвига новомучеников и исповедников в духовных школах", проректор Витебской духовной семинарии протоиерей Димитрий Савич;

""Правая" церковная оппозиция ("иосифлянство") на Гомельщине в 1928-1941 гг.", доцент Минских духовных школ Александр Слесарев;

"Подготовка материалов для канонизации священника Михаила Садовского как местночтимого святого", клирик Витебской епархии священник Владимир Догодька.

Директор минского издательства "Четыре четверти" Лилиана Анцух провела презентацию книги "Православные святые земли Белорусской".

www.patriarchia.ru

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Освящен мемориал памяти пострадавших в годы репрессий

14 августа 2013 года во Владивостоке состоялось открытие мемориального комплекса памяти пострадавших в годы репрессий (30-е годы XX века) на территории Приморья.

В торжественной церемонии приняли участие митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин и епископ Уссурийский Иннокентий.

[Spoiler (click to open)]

Также среди гостей были представитель Приморья в Совете Федерации ФС РФ Т.В. Заболотная, главный федеральный инспектор по Приморскому краю Н.Н. Шилин, первый вице-губернатор Приморского края А.И. Костенко, руководитель департамента внутренней политики администрации Приморского края А.П. Хомутова, глава Владивостока И.С. Пушкарев и другие.

Митрополит Вениамин совершил заупокойную литию по всем невинно убиенным и освятил мемориал.

Памятник сооружен на Лесном кладбище Владивостока по инициативе Совета почетных граждан г. Владивостока. В центре мемориальной композиции на фоне темных плит установлен крест с изображением распятого Господа Иисуса Христа. Другой частью мемориального комплекса на Лесном кладбище в скором будущем должна стать часовня. Место под нее уже выделено, начаты предварительные работы по возведению.

Останки, погребенные на Лесном кладбище, были найдены в ходе строительства дороги поселок Новый — Седанка — бухта Патрокл — остров Русский. Здесь погибли около пяти тысяч человек — они были расстреляны в лесах под Владивостоком в 30-е годы XX века. На территории Приморья в то время действовало несколько лагерей ГУЛАГа, в том числе в районе Второй Речки Владивостока — так называемая пересылка.

www.patriarchia.ru

труд

Праведник и диссидент

Праведник и диссидент

Подлинный смысл послания современникам протоиерея Павла Адельгейма, убитого в Пскове 5 августа, проще всего найти в его собственных текстах

Его показывали на телеканале «Дождь», но не печатали в епархиальных изданиях. Обращение отца Павла к православному «большинству» было проигнорировано этим «большинством», зато стало удобным инструментом антицерковного пиара… Подлинный смысл послания современникам протоиерея Павла Адельгейма, убитого в Пскове 5 августа, проще всего найти в его собственных текстах.

Церковь без любви

[Spoiler (click to open)]

«Противостоял системе», «боролся с бюрократией», «защищал справедливость» — штампы, сами по себе мало что объясняющие. Возможно, со стороны деятельность псковского священника и в самом деле напоминала то, что делают гражданские активисты: он апеллировал к букве закона, был предельно настойчив, брал своих оппонентов упорством… И именно этот аспект легче всего улавливался общественным сознанием. В этом смысле ирония судьбы отца Павла Адельгейма состоит в том, что при жизни люди «внешние» слышали и замечали его больше, нежели свои, церковные люди. Поэтому как «православный диссидент» и «последний порядочный священник в РПЦ» он известен гораздо более, нежели как богослов и праведник.

Спору нет, в его деятельности были не просто диссидентские, но присущие именно советскому диссиденту черты. Советское правозащитное движение было центрировано идеей формальной законности, формальной свободы индивида — каждого отдельного человека конкретно — и противостояло не только «государственной целесообразности» советского права, но и традиционной русской идее «общего дела» (законно то, что полезно семье, роду, общине). Диссиденты требовали: «Соблюдайте вашу Конституцию». Отец Павел в преамбуле к статье, написанной в защиту архимандрита Зинона, свидетельствовал: «Когда оскудевает любовь, мы нуждаемся в защите закона. Закон защищает наши права прежде всего от произвола исполнительной власти. Он гарантирует защиту прав в равной мере преступнику и невиновному. Не гарантирует защиту прав только суд Линча». Как и любой человек, епископ может быть безнравственным; между ним и паствой может не быть заповеданной евангельской любви. Чтобы ее отсутствие не оборачивалось насилием и произволом, необходим закон. А если закон не работает — нужно заставить его работать. В том числе посредством судебных тяжб и общественной огласки.

Поэтому-то интенция протеста отца Павла была не гражданской, а именно богословской и евангельской (точнее, гражданский его протест вытекал из богословского). Острее всего он говорил не о внешнем, а о внутреннем. Не об общественно-политической стороне жизни Церкви (хотя и об этом им сказано немало), но о стержне православной традиции — о Евангелии, догматах и канонах. Чтобы это понять, достаточно почитать тексты отца Павла.

Характерно отношение отца Павла к церковной истории советского периода. С одной стороны, он пишет: «Пора освободить Церковь от коммунистических наручников. Дух советской власти олицетворяют не памятники Ленину, а его непогребенное тело. Декларация олицетворяет духовный сталинизм, которым так долго болеют страна и Церковь. Болезнь не нужно „совершенствовать“. Ее надо лечить, если больной хочет выздороветь» (статья «Принципы современного устройства РПЦ и возможные пути их совершенствования», 2008 год). Казалось бы, перед нами набор традиционных политических лозунгов, за которыми непонимание простого факта: дело не в сталинизме, а в том, что старые церковные отношения легко встраиваются в новую «властную вертикаль» — несоветскую, некоммунистическую, несталинистскую. Но в том-то и дело, что пресловутое «сергианство» (наследие печально известной «Декларации» митрополита Сергия (Страгородского) 1927 года) отец Павел критиковал с точки зрения не гражданской, но экклезиологической. То есть — не за саму по себе лояльность коммунистическому режиму, но прежде всего за посягательство на канонический строй церковной жизни. «Новизна позиции митрополита Сергия заключалась в замене нравственных и канонических принципов идеей эффективности церковной жизни, которую необходимо приспособить к новым условиям. Во главу угла церковной деятельности был поставлен принцип целесообразности. Понятие „пользы церковной“ оправдывало все перипетии церковной политики», — пишет отец Павел.

И эти слова отца Павла о «сергианстве» как болезни современной Церкви гораздо страшнее того, что он говорил о «сращивании Церкви и государства» в постсоветской России. Проблема, напоминал он тогда, не в союзе со светской властью, но в отказе от истины ради житейских выгод. По его мнению, многие современные церковные документы «лишь формализуют принципы, заложенные „Декларацией“» (см. там же).

«Приглашение к диалогу»

Называющие отца Павла Адельгейма «борцом с Московской Патриархией» игнорируют тот факт, что вплоть до последнего дня своей земной жизни он оставался патриархийным священником и за богослужением поминал Патриарха Московского и Всея Руси. Вполне закономерно, что «неудобные» тексты отца Павла пользуются популярностью в раскольничьих юрисдикциях, собирающих любой компромат на Церковь. Но едва ли этот факт позволяет указывать на близость самого отца Павла к каким бы то ни было раскольникам и вообще называть его деятельность «антицерковной».

Думается, что если бы такой смелый и бескомпромиссный священник, и к тому же такой склонный к публичности человек, как отец Павел Адельгейм, уверился в безблагодатности Русской Православной Церкви, едва ли он стал бы это скрывать. Но отец Павел не только не отказывался от евхаристического общения с собратьями по Патриархии, но и неизменно подчеркивал, что нарушения в жизни Русской Церкви находятся в плоскости церковного управления. И что они не касаются самого важного — догматики и Таинств.

Очевидно также, что отец Павел не метил в реформаторы Церкви и «новые Лютеры». Указывая на неоправданную концентрацию власти в руках епископата, он не отнюдь не произносил призывов в духе шариковского «все отнять и поделить». Он смиренно констатировал, что дело сохранения в Церкви евангельского духа — в руках Божиих: «Только чудо исцелит Церковь от „сергианства“ и возвратит ей соборную святую жизнь» («Принципы современного устройства РПЦ МП и возможные пути их совершенствования»). Свои же человеческие усилия по исцелению церковного организма он оценивал весьма скромно. Участвуя во всевозможных конференциях (надо сказать, не особенно обращая внимания на то, кто их организовывал и спонсировал), выпуская полемические статьи, он не стремился создать в Церкви какое-либо «прогрессивное движение», не противопоставлял себя и свою общину остальным «непросвещенным» христианам. Он вообще был чужд высокомерия. «Никогда в своей жизни не встречал подонков и нелюдей, это просто были несчастные люди», — эти слова отца Павла, произнесенные незадолго до смерти (в разговоре о покушавшихся в заключении на его жизнь) и опубликованные хабаровским священником Виктором Дунаевым 5 августа 2013-го, «взорвали» интернет.

Авторский стиль отца Павла Адельгейма — всегда пылкий, горячий и вместе с тем уважительный к собеседнику. Его мысли о современной церковной жизни наиболее полно выражены в книге «Догмат о Церкви в канонах и практике», выпущенной в 2002 году с характерным подзаголовком: «Приглашение к диалогу». В предисловии автор в который раз подчеркивает, что осознает ограниченность своих выводов и не приравнивает свои тексты апостольским посланиям: «Я не преувеличиваю истинное значение своих размышлений и приветствую обоснованные возражения».

Пророк без чести

«Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем» (Мф. 13, 57). С уходом отца Павла эти евангельские слова звучат особенно пронзительно. «Приглашение к диалогу», озвученное им, словно бы осталось без ответа (ярлык «сатанинская книга» и запрет издания к продаже в ряде церковных магазинов едва ли можно считать адекватным ответом). Вдумчивого публичного анализа текста отца Павла до сих пор нет. Сколь-нибудь внятного отклика со стороны тех, к кому обращена его книга, очевидно, пока не последовало.

«Догмат о Церкви…» ставит современным христианам множество «неудобных» вопросов. Насколько нынешняя церковная жизнь соответствует тому, что утверждали Христос и апостолы? Не подменяем ли мы подчас, бездумно и малодушно, православное вероучение банальной «отсебятиной»? В поисках ответа автор предельно строг не только к окружающим, но и к себе самому. «Трудно отвлечься от себясловия, подменившего богословие», — пишет отец Павел, имея в виду всех современных христиан, и себя в их числе.

Создается впечатление, что отец Павел и сам не ждал от своей деятельности скорых результатов. В этом смысле едва ли трагический день 5 августа 2013 года станет новой точкой отсчета современной церковной истории. И все же есть основания полагать, что в ближайшие годы число читателей текстов отца Павла Адельгейма в нашей стране возрастет.

Анастасия Коскелло

www.aquaviva.ru

труд

История одной поездки

Интересная встреча об интересном человеке.
 
Оригинал взят у n_nastusha в История одной поездки
Да, не вписывается наша история ни в какие рамки и идеологии. Встречаешь живых людей - и вот она, история.



Встреча В Покровском-на-Удгоде

16.08.2013














Уже несколько лет основной целью многих паломничеств Преображенского Содружества является восстановление истории ХХ века – истории потаенной, о которой молчат учебники и очень скупо говорят книги историков-исследователей. И одно имя, извлеченное из небытия, удивительным образом тянет за собой другие имена. Так, путешествие группы Покровского братства по местам служения епископа Макария (Опоцкого) заставило вспомнить о его секретаре и младшем сподвижнике, священнике Андрее Артамонове. В 2012 году мы отправлялись в паломничество, зная только о том, что такой человек был, и что именно приезд к нему в 1937 году и спас владыку Макария от ареста, когда было разгромлено братство в городе Галиче.

Прошлый год был щедр на открытия — нам удалось многое узнать об о. Андрее, побывать в селе Дор (оно же Покровское-на-Удгоде) на окраине Костромской области, где в храме Покрова Пресвятой Богородицы о. Андрей прослужил большую часть жизни, вплоть до своей смерти в 1976 году. А в этом году мы вернулись в Дор, чтобы встретиться с теми, кто мог помнить отца Андрея. Для начала историк и краевед Александр Александрович Смирнов, организатор этой встречи, напомнил собравшимся о положении церкви при Советской власти и о людях, которые, несмотря на гонения, оставались ей верны. Потом Александра Буданова, студентка магистратуры СФИ, рассказала о результатах своей работы в архивах, которые позволили восстановить жизненный путь о. Андрея, а после этого вспоминали о нем собравшиеся сельчане, в основном женщины.

Трудно сказать, кто узнал больше нового в результате этой встречи — сельчане или москвичи. Собравшиеся пожилые женщины в 60-х годах были детьми или молоденькими девушками. Потому, естественно, об о. Андрее они вспоминали в основном те подробности, которые фиксирует детская память — каким он был добрым и располагающим к себе человеком, как всегда был готов прийти на помощь, как хорошо разбирался не только в богослужении, но и в строительных делах. И для них была открытием связь о. Андрея с владыкой Макарием и через него — с братской традицией Н.Н. Неплюева.

Collapse )
труд

На твоей совести, Федор Петрович

Дочитайте до конца.
Оригинал взят у n_nastusha в "На твоей совести, Федор Петрович"



"На твоей совести, Федор Петрович!"

16.08.2013






16 августа исполняется 160 лет со дня кончины Фридриха-Иосифа, более известного в России как "святого доктора" Федора Петровича Гааза (24 августа (4 сентября) 1780, Бад-Мюнстерайфель — 16 августа 1853, Москва). Попав в Россию из своей родной Германии почти случайно, он на всю жизнь породнился с ней, став примером мужества, совести и милосердия для всех русских людей.Сегодня мы публикуем фрагменты из биографического очерка о докторе Гаазе, написанного известным юристом и судебным оратором Анатолием Кони.

Оставя медицинскую контору (вследствие козней завистников - ред.), Гааз снова предался частной практике, отзываясь на всякую нужду в нем как в медике. Так, еще в конце 1826 года московский комендант доносил генерал-губернатору, что развившаяся с необычайной силой в московском отделении для кантонистов эпидемическая глазная болезнь прекращена лишь благодаря энергии и знаниям нарочито приглашенного известного специалиста доктора Гааза.

В это время ему было 47 лет; он постоянно носил костюм своих молодых лет, напоминавший прошлое столетие, — фрак, белое жабо и манжеты, короткие, до колен, панталоны, черные шелковые чулки, башмаки с пряжками, пудрил волосы и собирал их, сначала сзади в широкую косу с черным бантом, а затем, начав сильно терять волосы, стал носить небольшой рыжеватый парик; ездил, по тогдашней моде, цугом, в карете, на четырех белых лошадях. Обладая в Москве домом и подмосковным имением в селе Тишках, где он устроил суконную фабрику, Гааз вел жизнь серьезного, обеспеченного и пользующегося общественным уважением человека. Он много читал, любил дружескую беседу и состоял в оживленной переписке со знаменитым Шеллингом.

Дальше тут
труд

Принципы святоотеческой катехизации: общие, методологические и методические

Сегодня ездила по делам в Волгоград и по дороге читала сборник первой конференции СФИ по катехизации. Там все доклады интересные, но вот этот доклад перечитала с удовольствием. Очень ясно и толково Давид Гзгзян изложил все принципы.
Рекомендую.
   

Особенности святоотеческой катехизации (цель, значение, критерии оценки качества) и ее продолжение в современной церковной жизни

Катехизатору автор Давид Гзгзян

Принципы святоотеческой катехизации: общие, методологические и методические

На сегодняшний день собственно фактическая сторона дела — то, как выглядела катехизация, — представляет собой уже более или менее известный материал. Поэтому в своем докладе я решил сосредоточиться преимущественно на принципах, которые до сих пор не получили, как представляется, должного обобщения и соответствующей богословской рефлексии, в силу чего при достаточно широком знакомстве с сюжетом катехизации общие подходы, принципы и даже толкование самого термина до сих пор остаются дискуссионными. Вероятно, в наше время святоотеческая традиция катехизации должна представлять интерес именно со своей общебогословской методологической стороны. Следовательно, для того чтобы дискуссия о возрождении катехизации как таковой и выработки тех или иных практических форм оглашения в современных условиях получили бы соответствующую методологическую основу, в первую очередь надо попытаться вычленить и обобщить именно принципы, которыми так или иначе руководствовались в эпоху расцвета катехизации.

В данном сообщении предлагается выделить три уровня принципов святоотеческой катехизации, которые условно названы общими, методологическими и методическими.

Читать далее
труд

Катехизатору

КатехеоВсем священнослужителям и мирянам Русской православной церкви, желающим начать катехизацию на основании принципов и методов святоотеческой миссионерско-катехизической традиции или уже практикующим ее, мы рекомендуем ознакомиться с основными моментами, характеризующими такой подход:

1. Под катехизацией (греч. κατήχησιζ — поучение, наставление; от κατηχέω,  — слышание чего-либо из речей других) или оглашением (церк.-слав. калька греч. κατήχησιζ)  понимается таинственный процесс воцерковления человека, происходящий через его научение  основам христианской веры, молитвы и жизни.

2. Верность святоотеческой традиции катехизации предполагает следование нескольким основополагающим принципам: церковности, личностности, целостности и последовательности.

А) Церковность

[Spoiler (click to open)]

Катехизация, будучи духовным и внутрицерковным процессом, не должна быть совершаема вне связи с конкретным евхаристическим собранием, церковным братством или общиной и без одобрения священноначалия. Образом, отражающим церковность катехизации, является православная литургия, предполагающая первую часть, в которой участвуют и оглашаемые, и верные, и вторую часть, в которой участвовуют только верные. Подобную же первую часть, доступную всем оглашаемым, катехизация предлагает и в области вероучения и деятельного служения Церкви. Поэтому оглашаемые, даже если они не крещены,  в силу своей веры уже становятся христианами, членами Церкви, хотя и неполными. В результате чего, согласно каноническому праву, они несут соответствующую каноническую ответственность, в частности, могут подвергаться прещениям за проступки (I Всел. 14; Эльв. 11, 38; Неок. 5). В случае кончины некрещёный оглашаемый погребается по общему для всех христиан чину.

Б) Личностность

[Spoiler (click to open)]

Традиция церковной катехизации исходит из её личностного характера. Целью катехизации является воцерковление новоуверовавших, их рождение свыше (Ин 3, 3), что не может произойти без уникальной встречи с Христом в благодати Святого Духа. Образом, выражающим личностность катехизации, является община учеников Христа, где каждый известен по имени и находится в личных отношениях с Богом и друг с другом.

Подобно «Доброму Пастырю» – Христу, катехизатор – не наёмник, но тот, кто душу свою полагает за овец, и делает всё, чтобы не погубить никого из врученных ему Господом.

Катехизация  должна быть соразмерной конкретному человеку, поэтому лучше всего проводит ее в малых группах (12-15 человек), где есть возможность знать и поддерживать каждого человека.

В) Целостность

[Spoiler (click to open)]

Целостность катехизации состоит во взаимосвязи «закона молитвы», «закона веры» и «закона жизни».

Подготавливаясь к Крещению Духом,  апостолы слушали проповедь Христа (Мф 5: 1, 2), молились вместе и отдельно (Мк 14: 26; Мк 1: 35, Мф 11: 25), участвовали в Его служении, образе жизни, радостях и скорбях (Мф 9: 19; 10: 5, 25; Мк 10: 28-30).

Поэтому традиционная церковная катехизация в любой своей разновидности предполагает одновременное научение вере, молитве и жизни и, следовательно, наличие вероучительного, молитвенно-литургического и деятельно-милосердного направления.

Г) Последовательность

[Spoiler (click to open)]

Традиция святоотеческой катехизации отражает постепенность Богооткровения и опыта Богопознания в Священной истории. Христос есть исполнение Закона и Пророков, поэтому путь к Нему и соединение с Ним требует усвоения не только Его слов, но и того, что было возвещено Его предшественниками в Ветхом завете. В связи с чем церковная традиция катехизации всегда предполагала различение предогласительного, огласительного и таинствоводственного этапов катехизационного процесса как особых пластов духовного опыта, а также различала духовные состояния человека, обратившегося к Богу. В «Поучении предогласительном» свт. Кирилл Иерусалимский запрещает просвещаемым (т.е. готовящимся к крещению) рассказывать что-либо об этом тем, кто находится на предыдущем этапе оглашения.

Принцип последовательности связывался также и со словами Спасителя: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями…» (Мф 7, 6). Отсюда  – известная в церковной истории disciplina arcani – практика, предполагающая запрет допускать к участию в чём-либо церковном человека, который к этому внутренне ещё не готов. Поэтому принцип последовательности традиционной церковной катехизации в нормальном случае может и должен быть выражен в следующих один за другим трёх этапах катехизации: научении Закону и Пророкам, просвещении и таинствоводстве. Соответственно, среди оглашаемых существуют разряды «слушающих», «просвещаемых» и «новопросвещенных». Также этот принцип предполагает ограничение участия оглашаемых в тех областях церковной жизни, содержание которых будет для них «твёрдой пищей» вместо доступного им «духовного молока». В частности, оглашаемым, которые не причащаются,   нужно  воздерживаться от участия в богослужениях, где совершаются какие-либо таинства Церкви.

3. Изложенные принципы катехизации воплощались в древней церкви в практике, которая, несмотря на различия в культурах и традициях, имеет полное внутреннее единство.  Проф. Павел Гаврилюк на основании изучения источников ввел для обозначения этой практики термин «каноническая огласительная практика». Содержание этого термина подробно раскрывается  в его монографии «История катехизации в Древней церкви».

Преемственность катехизации, связанной с традицией св. отцов,  заключается в восстановлении и продолжении канонической огласительной практики, творческом воплощении основных ее принципов сегодня.

Надеемся, что катехизаторы найдут на нашем сайте интересные  и полезные материалы, способствующие принесению достойных плодов в их служении Богу и Церкви.