August 1st, 2013

основная

Предстоит нам перейти границу*

Оригинал взят у adam_a_nt в Предстоит нам перейти границу
Предстоит нам перейти границу,
хоть она нас и не разделяет -
там сержант поймать нас не ловчится
и овчарка воет, а не лает.
Стар Харон, и лязг его уключин
заржавел меж мифов берегами... -
там за боли проволкой колючей
доведется ль свидеться мне с вами?
1986
а. величанский
* пост пятилетней выдержки
promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
труд

Вот увидишь - умрешь, и тебя поймут...*

Оригинал взят у adam_a_nt в Вот увидишь - умрешь, и тебя поймут...
* * *
Вот увидишь - умрешь,
и тебя поймут.
Станет правдою ложь
через пять минут

Ненадежно житье,
как гнилая гать, -
ну а смерть не гниет,
надо полагать.

Тлен прекрасен и бел -
лишь окаменев.
А коль горько я пел -
по своей вине.

Принимаю удел -
временно не быть.
Я и сам не умел
вовремя любить.

а. величанский
* пост пятилетней выдержки
основная

Книга истории полей

Оказывается, если что-то посажено и растет на поле, то расти оно должно не просто так. За землей следить надо и ухаживать. Не хочешь следить - оштрафуют.
Увидела новость сегодня про это - стало интересно.
   

Арбузы вырастил, а там хоть трава не расти

Плановая проверка Управления Россельхознадзора по Ростовской и Волгоградской областям и Республике Калмыкия выявила нарушения в одном из фермерских хозяйств Быковского района Волгоградской области.

Аграрий на площади более 300 гектаров выращивал арбузы. Правда, при этом совершенно не следил за своей землей: не вносил удобрения, не проводил агрохимические, мелиоративные, фитосанитарные и противоэрозионные мероприятия. Не было у него книги истории полей, где подробно указывалось бы на какой площади и под какие культуры вносились удобрения с учетом выноса питательных элементов из почвы, отсутствовали также схемы севооборота.

Как сообщает пресс-служба Управления Россельхознадзора по Ростовской и Волгоградской областям и Республике Калмыкия, согласно действующему законодательству, арендаторы и землевладельцы имеют обязанности по содержанию, защите и охране почвы на их земельных участках. Фермер-нарушитель был привлечен к административной ответственности в виде штрафа. Обнаруженные нарушения ему предстоит устранить.

источник
труд

Братства и сестричества Костромской епархии сейчас

На сайте Костромской епархии есть интересная информация о епархиальных братствах и сестричествах, если кому интересно. Братства и сестричества, в основном, благотворительные, но есть и просветительские.
 
Православное братство преподобного Авраамия Городецкого
[Spoiler (click to open)]
Православное братство преподобного Авраамия Городецкого расположено в с. Святица Чухломского района.
Председатель совета братства – А.М. Старших.
Братство создано при Свято-Покровском Авраамиево-Городецком мужском монастыре.
По данным на 1 января 2006 года в братстве состоит 21 человек.
Основное направление деятельности братства – развитие монастырского подсобного хозяйства и создание на его базе учреждений социального служения.
Попечением членов братства при подсобном хозяйстве оборудован домовый храм в честь Казанской и Феодоровской икон Пресвятой Богородицы. Братство арендует 150 гектаров земли, на которых проводятся полевые работы (выращиваются овес, ячмень, рожь, картофель, овощные культуры, заготавливается сено), а также располагается пасека.
Членами братства осуществляется социальная адаптация лиц, освободившихся из мест лишения свободы, не имеющих определенного места жительства и изъявивших желание работать при монастыре.
В 2005 году силами членов братства и на средства благотворителей в селе Святица было построено здание детского приюта, в котором в настоящее время проживает 10 мальчиков.

Александровское православное братство
[Spoiler (click to open)]
Председатель совета братства – игумен Димитрий (Нетесин).
На 1 января 2006 года в братстве состоит 15 человек.
Александровское православное братство было учреждено в 1879, а воссоздано в 1990 году.
Своими целями братство имеет содействие возрождению Свято-Троицкого Ипатьевского мужского монастыря и развитие духовно-просветительской и социально-благотворительной деятельности в приходе Иоанно-Богословского храма г. Костромы (в Ипатьевской слободе).
Иоанно-Богословским приходом в лице Александровского православного братства в течение года проводились различные социальные акции и мероприятия.
На протяжении нескольких лет братство оказывает патронажную помощь Солигаличскому детскому дому «Солигаличская специальная (коррекционная) школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с отклонениями в развитии».
Перед Пасхой отчетного года братством были доставлены продукты питания для школы-интерната на сумму более 4 000 рублей. В течение года братство еще дважды навещало указанный интернат с подарками в виде продовольствия и одежды. Так, осенью этого года интернат получил пожертвование в виде новой джинсовой одежды (было подарено около 70 шт. джинсовых брюк и иная одежда).
Братство оказывало помощь многодетным семьям. 6 многодетных семей получили пожертвования в виде джинсовой одежды.
Неоднократно выдавались разовые пособия при обращении людей, попавших в различные жизненные ситуации, требующие сторонней помощи.
Братство и Иоанно-Богословский приход принимали участие в проводимых Костромской епархией конференциях, посвященных роли выпускников костромской духовной школы в современном обществе и конференции, посвященной костромскому краеведу Ивану Васильевичу Баженову, а также в организации выставки костромского художника О.И. Молчанова, которая проходила в декабре 2005 года в Костромском художественном музее.
Александровское братство являлось организатором и участником круглого стола с врачами-гинекологами центра планирования семьи Костромской области. По результатам проведения форума, обе стороны пришли к наработке совместных путей решения проблемы абортов и изъявили решение о новой встрече и обсуждении вопроса о современных методах контрацепции.
В 2005 году Александровское православное братство принимало участи в работе галичской археологической экспедиции, проводившей работу в текущем году на территории Васильевского монастыря г.Галича. В экспедиции задействованы учащиеся школы для особо одаренных детей г.Москвы и учащихся иных московских учебных заведений. В частности, в работе экспедиции принимают участие учащиеся из МГУ, РГГУ, Финансовой академии.
Братством регулярно (еженедельно и к праздникам) издается Александровский листок.
Силами Иоанно-Богословского прихода и Александровского братства в 2005 году проведены ремонтно-восстановительные работы: отреставрирована кровля на восточной башне ограды храма; отремонтирована и покрыта кровля на котельной; произведена замена крыши на церковной сторожке; произведен внутренний ремонт церковной сторожки. Проведены работы по благоустройству территории приходского кладбища.
Официальный сайт братства http://www.albrat.ru/
 
Православное братство святых равноапостольных Кирилла и Мефодия
[Spoiler (click to open)]
Православное братство святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, действует при Костромской государственной сельскохозяйственной академии в пос. Караваево Костромского района.
Председатель совета братства – протоиерей Леонтий Мостовой.
Братство занимается духовно-просветительской работой в сельскохозяйственной академии, химико-технологическом колледже (бывшее Чижевское училище), медицинском объединении № 1 г . Костромы.
Братством издается ежемесячная газета «Православное слово» (тираж – 1000 экземпляров), проводятся ежегодные Кирилло-Мефодиевские чтения на базе сельскохозяйственной академии для студентов и представителей образовательных учреждений Костромского района.
 
Братство Богородицкого Игрицко-Песоченского монастыря «Одигитрия»
[Spoiler (click to open)]
Организовано в 2004 году.
Председатель совета братства – протоиерей Виталий Шастин.
Братство ставит своей задачей восстановление комплекса строений одного из древнейших монастырей Костромского района – Богородицкого Игрицко-Песоченского монастыря, являющегося памятником истории и архитектуры ХVI-ХVIII веков.
В 2005 году братство организовало летний выездной лагерь студентов Костромской государственной сельскохозяйственной Академии для работ по благоустройству территории Богородицкого Игрицко-Песоченского монастыря.
 
Свято-Покровское Параскево-Пятницкое сестричество
[Spoiler (click to open)]
Свято-Покровское Параскево-Пятницкое сестричество расположено в с. Ножкино Чухломского района.
Старшая сестра – монахиня Анастасия (Донцова).
Сестричество было организовано в 2002 году при восстанавливающемся Покровском храме в селе Ножкино, приписанном к Свято-Покровскому Авраамиево-Городецкому мужскому монастырю.
Целью деятельности сестричества является помощь монастырю в заготовке продуктов питания, в реставрации храмов, в приеме паломников и туристов. Членами сестричества являются 15 человек.
 
Православный Молодежный Центр "Ковчег"
[Spoiler (click to open)]
Православный молодежный центр "Ковчег", пятнадцать лет действующий на земле древней Костромы  - основное церковное учреждение Костромской епархии, занимающееся внешкольной работой с детьми. При его создании была поставлена цель не только объединить усилия священнослужителей и светских педагогов для воспитания подрастающего поколения в духе традиционных ценностей нашего народа, но и дать детям возможность под эгидой Церкви развивать свои творческие способности, изучать опыт народных ремесел, приобщаться к культуре, искусству, спорту.
Время засвидетельствовало необходимость и важность такого начинания: с каждым годом в стены "Ковчега" приходят все больше детей, занимающихся здесь в различных кружках, мастерских, секциях, студиях и одновременно с этим открывающих для себя неисчерпаемое духовное богатство и красоту Святого Православия.
Под помещение для Православного молодежного центра администрацией г. Костромы было передано здание детского сада. Много трудов было вложено в ремонт здания; из разбитого и неухоженного оно превратилось в настоящий красивый корабль - ковчег, спасающий в море житейском всех желающих спасения. Скольким детям и взрослым помог центр за эти годы - не счесть!
Начав практически с нуля, сотрудники центра за прошедшие годы создали систему кружков и секций, в которых дети, в соответствии со своими интереса-ми, могут заниматься в свободное от школьных занятий время. Посещают центр около 300 мальчишек и девчонок в возрасте от 5 до 25 лет. Всего же за годы работы "Ковчега" его воспитанниками стали более 1000 детей и подростков. Наставники, занимающиеся с детьми, являются грамотными педагогами.
Сочетание интересного и разнообразного внешкольного досуга вместе с созданной в центре духовной, творческой, теплой атмосферой дает необходимый эффект – дети получают полноценное духовно-нравственное воспитание.
Воскресная школа
Детский хор
Изостудия «Радуга»
Изостудия «Родник»
Гитарно-вокальная студия
Скаутский клуб "Юный разведчик
Сайт: kovcheg-kostroma.org
 
Общество трезвости Независимость
[Spoiler (click to open)]
Православное общество трезвости осуществляет свою деятельность при храме святителя Иоанна Златоуста города Костромы.
Общество было организовано в ноябре 2005 года по многочисленным просьбам прихожан, родственники которых имели пагубные пристрастия.
Возглавил общество протоиерей Николай Несмелов.
По состоянию на 1 января 2006 года количество членов общество составляет около 30 человек.
 
Братство во имя св Анастасии Узорешитльницы
[Spoiler (click to open)]
Председатель совета братства – протоиерей Николай Несмелов. Совместно с епархиальным отделом по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями братство осуществляет духовное попечение о заключенных и лицах, освобождающихся из мест лишения свободы, предоставляя им медицинскую, социальную, юридическую и материальную помощь. Члены братства оказывают помощь священнослужителям, окормляющим пенитенциарные учреждения, в пополнении книгами библиотек духовной литературы для заключенных, в обеспечении всех желающих нательными крестами, иконами и молитвословами. Продолжается работа со специалистами (психологами и медиками) управления исполнения наказаний Министерства юстиции РФ по Костромской области по созданию совместных программ помощи заключенным, страдающим различными видами наркотической зависимости.
Важным аспектом своей деятельности братство считает работу с населением по формированию в обществе христианского отношения к лицам, оступившимся на своем жизненном пути. Активистами братства проводятся благотворительные акции по сбору для заключенных одежды, обуви, канцелярских принадлежностей, а также средств для приобретения книг и необходимой богослужебной утвари в храмы и молитвенные комнаты при местах лишения свободы.
В 2005 году продолжилось пополнение библиотек духовной литературы, находящихся в исправительных учреждениях. В рамках программы благотворительной помощи, все нуждающиеся заключенные были обеспечены нательными крестиками, православными молитвословами и иконками. Священники, окормляющие заключенных исправительных заведений продолжили свою деятельность, совершались таинства Крещения и Исповеди, по просьбам заключенных проводились требные богослужения – молебны и панихиды.
В 2005 году члены братства приняли участие в работе Международных Рождественский образовательных чтений в городе Москве.
 
А вот Феодоровская икона Божией Матери - главная святыня Костромской земли.
основная

Стяжание Духа Святого начинается уже здесь, на земле

Проповедь, которую стоит почитать.
   



1 августа — день памяти и 110-летие канонизации одного из самых почитаемых русских святых — преподобного Серафима Саровского.Преподобный Серафим Саровский (в миру Проохор Исидоорович Мошнин, 19 июля 1754 (или 1759), Курск — 2 января 1833, Саровский монастырь) — иеромонах Саровского монастыря, основатель и покровитель Дивеевской женской обители. Прославлен Российской церковью в 1903 году в лике преподобных по инициативе царя Николая II.
Сегодня мы публикуем отрывок из проповеди доктора богословия, историка церкви, протопресвитера Виталия Борового о преподобном Серафиме Саровском, произнесенной в Богоявленском соборе г. Москвы на вечерне в Неделю перед Богоявлением (15 января 1978).

Дорогие братья и сестры! …воцерковление, это освящение, эта христианизация всей жизни данной культуры, данного общества, данной страны, народа и государства, никогда не удается, если не бывает связано с преображением, изменением, освящением, воцерковлением, христианизацией каждой отдельной личности человеческой, каждого отдельного человека.

В этом и есть трагедия исторического христианства, в том, что оно провозгласило высокие общественные идеалы — создание идеального христианского общества, идеальной христианской культуры — и вместе с тем не сумело преобразовать, воспитать, христианизировать каждого отдельно взятого христианина.

И поэтому христианство как общественная сила, образующая все человечество в единое святое христианское идеальное общество и культуру, в сущности говоря, не удалось. И оно трагически не удалось. Ибо оно не сумело скомбинировать, соединить два элемента: общественный идеал и личную святость. У нас всегда было так: или люди в личном порядке старались быть святыми, жить святой богоугодной жизнью, и тогда уходили от общественных идеалов, или люди предавались общественному идеалу и тогда забывали про личную святость. А вот примером такого призыва церковного, Христова зова к личной святости во имя общественных идеалов, к личной святости, которая является необходимым условием всякого христианского успеха в общественном делании, является преподобный Серафим Саровский.

Вот он был удивительным святым, святым, которого трудно даже представить, трудно даже живописать другим, потому что он, пройдя весь подвиг монашеского делания, все виды монашеского отшельничества — столпничество, затворничество, все виды христианской возвышенной совершенной устремленности к Богу, и потом — духовничество, когда он был открыт для советов, для воздействия на людей, пройдя все это, он всю свою жизнь был удивительно ровен, удивительно одинаков, несмотря на разнообразие его подвигов. Всегда он был необычайно благостный, необычайно ласковый, необычайно радостный, необычайно веселый. Это удивительно! Со всеми, с кем он говорил, к кому он обращался, у него не находилось других слов, как «радость моя»: «Христос воскресе, радость моя!» Всем он говорил: «Стяжи умиление» и молился перед иконой Божией Матери, которая называется «Умиление». А что такое умиление? Умиление, дорогие братья и сестры, — это такое чувство, которое, к сожалению, редко у нас бывает. Радость бывает часто, веселие бывает часто, а умиление... Умиление — это способность радоваться, ликовать, способность быть в необычайно благостном настроении тогда, когда нет основания к этому. Человек радуется, когда имеет причины для радости, человек веселится, когда случается что-то веселое. А умиление — это способность, это особенность души, когда человек постоянно радуется, постоянно благостен, постоянно как бы по-пасхальному настроен, тогда, когда нет оснований, когда видимых причин для этого нет, когда, наоборот, все видимые причины и обстоятельства жизни противоречат этому, толкают к горю, к отчаянию, к плачу, к раздражению, к гневу, — а человек способен умиляться.

[Spoiler (click to open)]

Вот это — удивительная способность преподобного Серафима. И недаром он молился перед иконой «Умиление» и всегда говорил всем, часто повторял: «Радость моя, стяжи, т.е. приобрети, умиление». Или говорил также: «Стяжи мирный дух, стяжи умиление, — и тысячи вокруг тебя спасутся». Потому что умиление, этот мирный дух, это радостное восприятие даже несчастья, даже боли, даже безобразия, даже зла — это действует на других, как бы сообщается другим.

Я хочу, дорогие братья и сестры, вам прочитать один раздел из воспоминаний о прп. Серафиме, прочитать его собственные слова, потому что если я скажу вам, то у многих из вас возникнет сомнение, насколько верно я воспроизвел их. Ибо это будет звучать очень необычайно, а между тем, это прп. Серафим говорил. Он говорил: «Веселость — не грех, она отгоняет усталость. А от усталости ведь уныние бывает. А хуже уныния ничего нет. Оно все приводит с собой, уныние. Вот и я, как поступил в монастырь, на клиросе тоже бывало, и такой-то веселый был, радость моя». На клиросе был веселый, в монастыре! «Бывало, как приду на клирос-то, братия устанут, ну, уныние и нападет на них. А я и веселю их, они и усталости не чувствуют. Ведь дурное что говорить ли, делать ли — нехорошо. А в храме Божием не подобает делать дурное. А сказать слово ласковое, приветливое, веселое слово, чтобы у всех пред лицом Господа дух всегда веселел, а не был бы унылый, — вовсе не грешно. Нет нам дороги унывать, потому что Христос все победил, Адама воскресил, Еву освободил, смерть умертвил!»

Это удивительные слова, дорогие братья и сестры, слова, которые показывают, что прп. Серафим имел этот первохристианский дух радости, постоянного веселия, постоянного умиления, постоянной ласковости. Оттого он и призывал всех стяжать это умиление, стяжать, приобрести эту радость, потому что этим приобретается самое важное, как он говорил, — стяжание Духа Святого. Вот, я прочитаю вам еще его собственные слова: «Молитва, пост, бдение и всяческие другие дела христианские, сколько ни хороши они сами по себе, однако не в делании их состоит цель нашей христианской жизни, хотя они и служат необходимыми средствами для достижения ее. Истинная же цель нашей христианской жизни состоит в стяжании Духа Святого, Духа Божия. Добро, ради Христа делаемое, не только в жизни будущего века правду подательствует, но и в здешней жизни преисполняет человека благодати Святого Духа».

Дорогие братья и сестры, вот этот идеал, эту конечную цель выдвигал прп. Серафим перед каждым христианином, перед каждым человеком. Радость, ласковость, умиротворенность, одухотворенность, умиление, веселие, — с тем, чтобы стяжать Духа Святого. И при этом, он говорил, стяжание Духа Святого — это не там, на небе, где оно будет полным, а оно начинается уже здесь, на земле. Он звал людей к преображению уже здесь, на земле, к преображению, которое начинается в жизни каждого человека силою и действием Святого Духа. Тот теосис, то обожение, которое, по учению древневосточных отцов и учителей церкви, является целью, конечным итогом всякого человека, всякой человеческой святости, уподобление Богу — оно уже здесь начинается, уже в жизни каждого человека должно начинаться.

И мы знаем, как это проявлялось у прп. Серафима. Мы имеем записи Мотовилова, человека, который общался с прп. Серафимом много лет и был исцелен им, человека интеллигентного, знающего духовную жизнь, который дословно, доподлинно записал эти переживания. И Мотовилов записал нам, как он прошел с прп. Серафимом этот путь стяжания Святого Духа. Он не понимал, что это значит — «стяжание Святого Духа», в чем оно проявляется. И тогда прп. Серафим показал ему — взял его за плечи и сказал: «Что ты сейчас чувствуешь? Мы уже сейчас с тобой в Духе Святом!» И посмотрел Мотовилов на лицо прп. Серафима — и оно светится необычайно. И спрашивает Серафим: «Что ты у меня видишь?» — «Я вижу такой свет, который я не могу переносить». Спрашивает прп. Серафим: «А что ты сейчас чувствуешь?» (А это было зимой, был глубокий снег и мороз, они были в лесу). «Я чувствую, — он говорит, — необычайную умиротворенность, необычайный покой, тишину и радость в душе моей». И тогда прп. Серафим спрашивает: «А что ты еще чувствуешь?» И Мотовилов здесь описывает все те чувства преображения, которые были испытаны им, человеком, таким, как и мы, но вознесенным, благодаря прп. Серафиму, действием Святого Духа до этой степени обожения, до этого теосиса, до этого стяжания Святого Духа. И он описывает, что он чувствовал невыразимую сладость, невыразимую радость, теплоту невероятную. Тогда Серафим сказал: «Ну, как ты чувствуешь теплоту? Ведь кругом снег и мороз, и снег, который падает с неба, на нас не тает». «Да, но я чувствую себя так, как будто бы я в бане». Серафим и говорит: «Так вот, это и есть внутреннее стяжание Святого Духа, это Царство Божие среди нас». «Ну, а запах какой ты чувствуешь, такой, как в бане?» «Нет, такого запаха я не чувствовал еще в моей жизни. Он наполняет меня необычайной радостью и наслаждением». «Вот это и есть, — сказал он, — чувство стяжания Святого Духа».

Дорогие братья и сестры! Это, конечно, чрезвычайное переживание, исключительный, может быть, опыт, которым прп. Серафим показал Мотовилову, что значит стяжание Святого Духа. Но это и есть то, что является целью каждого из нас: через внутреннее преображение достичь вот этого стяжания Святого Духа.

Православная община, № 55, 2000 г.

источник
   
основная

Вездеход, комары и шестеро медведей

На сайте Камчатской (точнее - Петропавловской и Камчатской) епархии нашла чудесное:
 

Настоятель храма п. Палана совершил миссионерскую поездку в село Лесная

Опубликован: 31 Июль 2013 | Категория: Новости | Просмотров: 33

8 июля настоятель храма п. Палана  иерей Дионисий Ключников совершил миссионерскую поездку в село Лесная. Ехать батюшке пришлось на крыше вездехода. В связи с пожароопасностью вездеходы передвигаются только ночью. Добирались в Лесную десять часов – в село прибыли около девяти часов утра. Путь пролегал по сопкам и болотам, где особенно много комаров. Но, не смотря на все трудности, по дороге батюшке удалось полюбоваться красотами Камчатской природы. На пути повстречались шестеро медведей.

В поселке Лесная есть молебный дом, но он находится в весьма плачевном состоянии. Власти села приняли решение выделить под храм новое помещение. Здание находится в гораздо лучшем состоянии, но требует больших доработок: пол есть только на половине площади. После возвращения из поездки о. Дионисий с помощью добрых людей  заказал цемент для нового храма,  и,  Бог даст, уже скоро начнется ремонт.

В Лесной батюшка провел пять дней. Он общался с местным населением, окрестил шестерых человек, совершил богослужение на праздник первоверховных апостолов Петра и Павла. Староста храма – Степанида охотно показала окрестности села. Батюшку очень впечатлила картина, которая открывается с сопки – вид на разлившуюся в долине реку.

В предпоследний день поездки о. Дионисий посетил соседнее село Кинкиль. Это поселение нежилое, но в летнее время года там собираются на промысел рыбаки. За непринужденной дружеской беседой гостеприимные хозяева угостили батюшку чаем с юкколой – несоленой сушеной рыбой. Интересно, что рыбу здесь сушат в балаганах – «домиках на ножках».

После возвращения из Кинкиля  о. Дионисий пошел помолиться на местное кладбище. Нашлось немало людей, которые вызвались сопроводить батюшку и попросили отслужить панихиды на могилках. После панихиды у всех на душе стало светло и радостно.

В субботу 13 июля жители Лесной провожали батюшку с теплым чувством. Неравнодушными остались и четвероногие друзья, уже успевшие подружиться с о. Дионисием.
   

Collapse )

 
основная

Поздравляем протоиерея Павла Адельгейма с 75-летием!



Дорогой, возлюбленный в Господе отец Павел!
Сердечно, от всей души поздравляем Вас с днем Вашего 75-летия!
ХХ век больше других столетий показал, сколь краткой может быть человеческая жизнь и, в то же время, какой, несмотря на долголетие, она бывает ничтожной, если не имеет в себе соли и света, о которых говорит Писание (Мк 9:50; Ин 12:36).
Вам же, как мы, вместе с многими другими христианами, можем засвидетельствовать, Господь не только сохранил жизнь даже в «долине смертной тени» (Пс 22:4), не только продлил ее на долгие годы, но сделал эти годы благодатными, так что Вы  «и в старости плодовиты, и сочны, и свежи» (Пс 91:15).
Уже не первый год Вы являетесь одним из самых уважаемых преподавателей нашего института и членом его Попечительского совета. Ваши проповеди и лекции слушают, Ваши книги читают, прежде всего, те, кто любит Вас, понимает Вас и разделяет Вашу скорбь и боль за происходящее вокруг – как в церкви, так и в обществе. Но они разделяют и Вашу надежду на подлинное возрождение христианства в нашей стране.
Вы не раз поднимали голос в защиту обижаемых и гонимых, и сами много пострадали от гонителей, в том числе и тех, которые носят имя христиан, «но они не таковы» (Откр 2:9).
Мы благодарим Вас за пример мирного и непримиримого противостояния злу и несправедливости в церковной ограде, за искреннюю и чистую любовь ко Христу и Церкви святых, за вдохновенные богослужения и, более всего – за любвеобильное, дерзновенное, но и кроткое, а оттого особенно действенное пастырство.
Пусть Господь, «утешающий смиренных» (2 Кор 7:6), даст Вам новые силы и возможности плодотворно служить Ему и Его Церкви еще многие годы!
С любовью и просьбой о молитвах —
члены профессорско-преподавательской корпорации института,
все наши братья и сестры.
сайт СФИ
труд

«Бодрствуйте!»








Сегодня исполняется 75 лет протоиерею Павлу Адельгейму — одному из самых известных и авторитетных священников Русской православной церкви. В 1970-е годы отец Павел был арестован и осужден по ст. 190' (клевета на Советскую власть) и отработал три года в рудниках Кызыл-Тепа, где потерял ногу. Сегодня отец Павел не только известный пастырь, автор книг по экклезиологии и канонике (самая известная его книга — «Догмат о Церкви»), но и активный блогер, утверждающий в интернет-пространстве православный взгляд на самые разные вопросы жизни.
Мы спросили отца Павла в день его рождения, о чем он хотел бы сказать нашим читателям.

«Дни наши сочтены не нами», — замечает Пушкин. Однако возраст напоминает о себе очевидными признаками.

Доходит жизнь до рубежа,

который называют «старость».

Еще полна огня душа,

А тело чувствует усталость.

Следуя словам Псалмопевца, отчетливо сознаешь, что приближается предел жизни: «Семьдесят, если в силах восемьдесят лет, и умножают их труд и болезнь». В этом возрасте каждый новый день принимаешь с благодарностью, как подарок от Бога и сожалеешь, что много времени потрачено попусту. Апостол заповедует: «Дорожите временем, потому что дни лукавы». Казалось, их так много впереди, а они просыпались, как песок, и оставили лишь воспоминание о прошлом.

В круженьи времени и бытовых забот важно не потерять жизненную цель и не спутать цель со средствами ее достижения. Цель — это главное, а средства — второстепенное. Цель не оправдывает средства. Достойная цель нуждается в достойных средствах. Как только целью оправдывают средства, происходит подмена: средства ставят на место цели. Второстепенное становится на место главного, а главное выпадает из перспективы и утрачивает свое значение. Второстепенное, поставленное на место главного, лишается подлинного смысла. Потому так важно различать и не спутать цель, задачу и средства, необходимые для достижения цели.

Священное Писание разными словами называет цель христианской жизни. Христос называет ее Царством Божиим: «Ищите прежде Царства Божия и правды его». В другом месте Христос называет целью пребывание в Боге: «Пребудьте во Мне, и Я в вас». Называет ее вечной жизнью: «В том жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога и его же послал Иисуса Христа». Апостол Петр называет целью христианина обожение: «Причастники божеского естества». Преподобный Серафим называет целью христианской жизни стяжание Духа Святого.

Эта цель достигается разными средствами. Необходимо хранить совесть в чистоте, сердце от лукавых помыслов и воображение от развратных картинок. Этому содействуют воздержание, молитва и милостыня. Цель определяет и повседневные задачи. Христос выражает постоянную задачу короткой заповедью: «Бодрствуйте!»

Все вместе: цель, задача и средства к достижению образуют содержание христианской жизни, олицетворенной во Христе. «Жизнь для меня Христос» — пишет апостол, выражая в этих словах содержание христианской жизни от времен апостольских до наших дней.

С любовью во Христе, священник Павел

Преображенское братство поздравляет о. Павла с днем рождения!
труд

Мы просто делаем то, что должны делать. Часть 3

Интервью Сергея Смирнова со священником Георгием Кочетковым по итогам полемики на сайте Богослов.ру, 21 февраля 2013 г.

31.07.2013
img
Рафаэль Санти. «Диспут», 1508 г.
 

О границах. Почему общины актуальны сегодня

Сергей Смирнов: Еще как-то понятно, что в первые годы после революции, при подпольном или полуподпольном существовании, была необходимость в общинах, но почему мы считаем, что при нынешнем внешне свободном существовании церкви они тоже нужны? Это один вопрос. И сразу другой: почему наши оппоненты, видя границы общин и братств, сразу вспоминают о сектах?

Свящ. Георгий Кочетков: У них это просто условный рефлекс.

Сергей Смирнов: Если условный, он должен быть как-то выработан. Вот если бы он был безусловный…

Свящ. Георгий Кочетков: Но они же видят, что все секты имеют границы, а наши приходы и епархии никаких границ не имеют, кроме административных. Вот этим и выработан условный рефлекс. А почему сейчас нужны общины? Очень понятно, почему. Это вам прекрасно объяснит любой член братства или общины в любой стране, будь то в России, или в Румынии (скажем, член Воинства Господня), или в Париже (член РСХД или Западноевропейского братства), или где угодно еще. В этих странах тоже нет гонений, но почему-то они тоже говорят (как и члены общин и братств в России), что пока церковь словно не видит лица ближнего своего; пока священник в принципе не имеет возможности отвечать за каждого в церкви; пока еще нет тех близких, родных отношений, той взаимной ответственности и поддержки, которая должна быть между членами церкви; пока нет способности проявлять любовь в слове свидетельства; пока нет способности относиться к традиции творчески, открыто, а не механически, магически и схоластически; пока еще существует излишне жесткая вертикаль власти в церкви, — до тех пор будут нужны общины и братства, которые все эти вещи призваны компенсировать.

[Spoiler (click to open)]

И они их компенсируют, как известно, очень удачно, избегая как раз уклонения в сектантство или в какие-то ереси (ну, за некоторыми небольшими исключениями в истории). И очень интересно, что именно члены общин и братств оказывались в истории наиболее верными церкви, несмотря на всё ее бедственное положение, будь то внутреннее или внешнее. В общинах и братствах есть попытка более гармоничного сочетания принципа любви к Богу и к ближнему; есть попытка всегда помнить об изначальном всеобщем царственном священстве Народа Божьего; есть попытка возрождения «мирянских» служений и полноценного достоинства всех членов церкви, как мужчин, так и женщин. Это сказывается и на законе молитвы, и на законе веры, и на законе жизни Церкви. И это легко доказать на многочисленных примерах.

Так что когда церковь возродится, когда церковь будет действительно жить как братство во Христе, как община, как единая духовная семья, — тогда не нужно будет отдельных братств и общин, тогда всё будет едино. И эти границы, конечно, будут уже не нужны. Общины и братства в том виде, в каком они существуют сейчас в разных церквах, не являются самодовлеющими. Они существуют лишь постольку, поскольку в самой церкви еще существует много проблем с личностным подходом, со слышанием голоса Божьего, с исполнением воли Божьей, ну, и со всем тем, о чем я уже сказал.

Служение Богу и Церкви

Сергей Смирнов: В последних публикациях было высказано, и даже не раз, пожелание к нам — уйти из Русской православной церкви. Кто-то говорил: мол, раз вы такие свободные, почему бы вам тогда не уйти? А кто-то говорил: делайте, что хотите, только не делайте этого в нашей церкви, потому что в нашей церкви это нетерпимо. В связи с этим желанием как-то нас из церкви «выпихнуть» я вспоминаю известную шутку: «Не дождетесь!» Мне кажется, такова реальность, с которой все, кто нами недоволен, должны считаться. То есть они не дождутся, чтобы мы ушли из церкви, и им нужно будет внутри церкви как-то с нами обходиться.

Свящ. Георгий Кочетков: Да, конечно. Для нас служение Богу и Церкви принципиально важно. Мы действительно можем по-разному позиционировать себя в зависимости от разных внешних обстоятельств. Мы можем вести более внутреннюю жизнь или более внешнюю, более диалогическую или более мистическую и персоналистическую. Это всё может быть по-разному, в зависимости от того, какие возможности открываются в живой жизни на данный момент. Когда нами интересуются, мы с удовольствием вступаем в общение. И, повторяю, мы ничего не скрываем, мы не боимся быть самими собою пред лицом Божьим и пред лицом всей Церкви. В каком-то смысле мы хотим и себе, и другим показать пример современной полноценной христианской церковной православной жизни. Поэтому мы всё время что-то меняем, мы ищем, потому что понимаем, что этот пример не может быть статическим. Мы не можем делать из себя какой-то памятник, это было бы смешно. И мы ищем другие примеры, мы не думаем, что пример есть только у нас. Везде, где действует Дух Святой, есть место для таких примеров. Мы потому так много и ездим в паломничества, что мы их ищем и находим.

[Spoiler (click to open)]

Что еще здесь важно? Да, мы действительно сознательно настраиваем себя на терпение всяких скорбей, гонений и притеснений, всякой фальсификации и клеветы и еще много чего неприятного. Да, мы, конечно, стараемся держать то предание, которое у нас есть (см. 2 Фес 2:15). Вот, например, в этом году исполнилось 25 лет первой общине нашего братства. Это по сути 25 лет возрождения общинной жизни в Русской православной церкви. А летом этого года свое 25-летие празднует Свято-Филаретовский институт. Это уже те сроки, которые должны показывать какие-то плоды, о которых можно судить. И мы предъявляем эти плоды на суд — опять же Богу и Церкви. И мы совершенно не утверждаем, что нам нечего менять. Повторяю, мы сами постоянно ищем, что можно улучшить. Если мы находим какие-то перегибы, мы призываем к изменениям внутри себя. Не нужно думать, что мы себя обожаем или что кто-то кого-то обожает в нашем братстве. Это касается и меня как духовного попечителя. У нас в братстве очень открытые отношения, часто очень критические. Иногда даже слишком, особенно когда критика идет от неопытных людей, неофитов. Иной раз приходится смиряться в таких ситуациях, в каких на обычном приходе никто из священников смиряться не захотел бы или не смог. Но это тоже нормальная жизнь. Конечно, в братстве священником быть труднее, чем вне его. Об этом прекрасно писал еще Николай Николаевич Неплюев в своем личном письме священнику Иванову  (то есть о. Роману Медведю), с которым он не мог в достаточной степени найти общего языка, именно потому что тот не мог понести тягот служения братского священника и относился к своему священнослужению просто как к обычному, ординарному приходскому служению.

Сергей Смирнов: И поэтому ему казалось, что его недостаточно уважают…

Свящ. Георгий Кочетков: Естественно.

К слову, желание «выпихнуть» всех, кто занимается чем-то подлинным и серьезным в церкви, было всегда. А общинно-братское делание является именно такого рода церковным делом.

Сергей Смирнов: То есть всех, кто занимался общинами, пытались выпихнуть?

Свящ. Георгий Кочетков: В большой степени это так. Это делала или светская власть, или духовная. Даже преподобного Серафима Саровского ругали, в конце концов, за то же самое. Да и Оптинских старцев тоже: за общение с народом, за дух свободы и особой любви к Богу и ближним. Это просто характерное свойство общин и братств. Это то, что собирает людей вместе, что их соединяет и скрепляет. Поэтому неудивительно, что так всё складывается.

[Spoiler (click to open)]

Жизнь в стеклянном доме. Всех — в общины?

Сергей Смирнов: Интересно, как много было обвинений в том, что члены братства зомбированы, что, мол, Вы играете роль некоего гуру. Что без Вашего решения и одобрения ничего не делается, что против Вас никто не идет и что вообще никто не знает, что им думать, пока не спросят Вашего мнения. А Вы говорите о «воздухе свободы» внутри общинной жизни, то есть о вещах прямо противоположных…

Но я в связи с этим хотел задать другой вопрос. В одном из недавно опубликованных критических текстов было написано, что «кочетковцы» хотят всех загнать в общины; что, мол, им самим нравится жить в стеклянном доме, и они всех остальных хотят загнать туда же. Меня такая аргументация удивила. Когда-то — уже довольно давно — я понял, что Бог на самом деле видит меня каждое мгновение, что я совсем от Него не скрыт, и в этом смысле я действительно живу в стеклянном доме. Это было для меня сильным переживанием: хотелось как-то прикрыться. Но после этого стало как-то проще быть на виду не только у Бога, но и у людей. И что же плохого в том, что в общине и братстве людей не отрывают друг от друга зависть и гордость, что христианская любовь держит их вместе, хотя при этом, конечно, про каждого человека в общем известно, чего он стоит, какие у него достоинства и недостатки? Где-то я слышал такое высказывание: «Если кто думает, что он совершенный, пусть спросит свою жену». Конечно, в словах о совершенстве видны протестантские «корни» этого афоризма, но смысл-то его совсем в другом. Ведь действительно, тесная жизнь в семье, так же как и в общине, и в братстве, позволяет видеть недостатки друг друга. Но для христианина это даже хорошо, потому что так легче видеть свои грехи и несовершенства и иметь возможность как-то их исправлять! Поэтому логика этих претензий мне не совсем понятна: что же человеку бояться того, что все вдруг увидят, что он не само совершенство? И прежде всего, что ему самому это будет видно… Мне кажется, это даже очень полезно.

Но спросить я хотел все-таки вот о чем (к слову о том, как всех «загнать в общины»). Предположим, что церковь примет общинно-братский путь как наиболее адекватный для ее жизни в современных условиях. И будет множество общин и братств, и не будет уже страшилок о сектах и т.п. Но ведь не может же быть так, чтобы все члены церкви жили в общинах? Так же в свое время церковь не сразу приняла монашеский путь жизни, и у монахов тоже какое-то время были трения с иерархией и т. п., но даже потом, когда приняла, ведь всё равно не все же стали монахами?

Свящ. Георгий Кочетков: Конечно, нет. Я об этом много думал, этому были посвящены мои первые большие экклезиологические статьи — «герасимовская»  и особенно «богдановская» , где я несколько поправил и восполнил свои собственные выводы. Если в первой статье я предполагал, что все будут как-то стремиться перейти к общинно-братскому (тогда я больше думал об общинах) способу реализации своей христианской веры и жизни, то во второй я уже говорил как раз о необходимости приходов как своеобразных миссионерских форпостов церковной жизни. Таких форпостов, куда привлекались бы люди — и случайные прохожие, и кто угодно еще, — которые были бы доступны всем. А для тех людей, которые уже могут брать на себя большую ответственность, которые могут быть более надежной опорой для Бога и Церкви, — для них более адекватны именно общины. Но в любом случае общинная жизнь, естественно, должна быть добровольной. Она не может быть просто ординарным способом организации церковной жизни. Общины в определенном смысле должны быть достаточно мобильными, пластичными и живыми. И не очень большими. В общине хорошо то, что она всегда сохраняет личностный контекст, личностное измерение. А значит, община не может быть больше 15-20, в самых крайних случаях — 25-30 человек. Братство может включать в себя и до ста человек, и то мы уже по опыту видим, что больше ста человек — это уже не братство в том смысле, что это уже потенциальное содружество братств (то есть несколько братств, живущих по одним принципам в тесном общении друг с другом). Просто потому, что при таком количестве людей теряются не только личностные, но и какие-то другие измерения церковной жизни: например, претерпевают определенные изменения церковные служения, поскольку слишком большое значение приобретают начальственные безличностные распоряжения, то есть не люди, а функции… Как функции они могут существовать и для тысячи человек, и для десяти тысяч, и для ста, и для миллиона, но они не могут при этом сохранить тепло братского общения, братских отношений и совместного братского служения. Люди уже не могут вместе переносить боль и страдания, а также сорадоваться друг другу. Во всяком случае, всё это как-то объективируется, идеологизируется и превращается в проблему с опасностью излишней клерикализации и прочих известных осложнений.

Сергей Смирнов: Я все-таки спрашивал о том, что ведь не могут же все жить в общинах.

Свящ. Георгий Кочетков: Да, и я говорю, что не могут. И не должны. Люди прежде всего должны быть всегда свободны. Приход — это всегда более формальная и менее ответственная структура, как для клира, так и для мирян. Поэтому там легче жить людям, которые не хотят или по каким-то причинам не могут углубляться в полноту церковной жизни, которые хотят главный акцент сделать, скажем, на жизни житейской — профессиональной, семейной или связанной с особенностями своего здоровья и т. п. Это нормально. Вообще в церкви всегда нужно многообразие. Это ничему не мешает. Общинно-братски организованная церковь совсем не исключает существование приходских общин, общинных или общинно-братских приходов. Мне об этом приходилось говорить на нашей конференции «Приход в православии» еще в 1994 году. Так что получается, что людей часто просто пугают, делают какие-то выводы за нас и вместо нас, причем выводы неправильные, в полном противоречии с тем, что мы сами делаем и исповедуем в своей жизни и вере. Мы никогда никого никуда не загоняли и не загоняем. Да и всем известно, что 70-80% людей, прошедших у нас оглашение, самоопределяются вне нашего братства и наших общин, оставаясь лишь друзьями или гостями братства или какой-то конкретной общины. Это достаточно красноречивая цифра, не позволяющая утверждать, что мы кого-то куда-то насильственно загоняем. Уже не говоря про принципы нашей жизни, которые совершенно этому противоречат.

[Spoiler (click to open)]

Местная соборность и отношения с епископом

Сергей Смирнов: Когда Вы говорите о духе свободы, о том, что жизнь общин очень живая и изменчивая, что она откликается на те вызовы, которые ставит современность, то как-то трудно себе представить, чтобы в церкви, если в ней, скажем, будет множество общин, все находили бы адекватные, правильные решения в ответ на все вызовы времени. Я не помню, где именно, но я как-то читал письмо одного приходского священника своему епископу, написанное в 17-м или 18-м году прошлого века. Письмо было примерно такого содержания: я не буду Вас больше беспокоить делами нашего прихода, и Вы нас тоже не беспокойте, потому что мы сами со всем управимся. Вот такая предлагалась «местная соборность»… Так вот не получится ли на практике полный хаос?

Свящ. Георгий Кочетков: Ну, приведенный факт сам по себе еще не говорит о хаосе. Видно, что была опасность хаоса, а был ли хаос на самом деле, мы не знаем. А вот то, что была тенденция к автономизации приходов, то есть поместных церковных образований, да еще часто связанных определенным образом с властями или с какими-то другими сильными мира сего и при этом желавших жить совершенно самостоятельно, в отрыве от других, — это действительно вызывало беспокойство. У общины все-таки принцип организации не совсем поместный. Община не знает административных или государственных границ, она почти всегда строится не по географическому принципу. Я много об этом писал. В центре общинной жизни стоит не догмат и таинства, а Христос, точнее, Господь Бог через Христа во Святом Духе. Церковь образуется там, где есть Христос. Где Дух Святой, там и Церковь; где Христос, там и Церковь; где Святая Троица, там и Церковь! Эти древнейшие православные принципы, сформулированные в первые два века христианской истории, возрождаются через общины и общинно-братское движение. В наше время их совсем нелишне вспомнить всем — и мирянам, и клиру, и иерархии. И только потом было сказано: где епископ, там и церковь; где евхаристия, там и церковь. Это уже как бы следующие шаги.

Сергей Смирнов: И они не противоречат друг другу?

Свящ. Георгий Кочетков: Скорее, не должны противоречить. В реальности часто противоречат, но не должны. Так же как не должны расходиться границы Церкви с большой и церкви с малой буквы, Церкви мистической и церкви исторической, институциональной, юридической. Не должны, но часто расходятся. Наша задача жить так, чтобы таких расхождений и раздвоений было как можно меньше.

Сергей Смирнов: Но все-таки встает вопрос, который, как мне кажется, нам могут задать: а какие должны быть отношения у общин с епископами?

Свящ. Георгий Кочетков: Конечно, это важнейший вопрос. Здесь возможно большое количество вариантов. Если бы повторились такие гонения, какие были при коммунистах, при большевиках, то, конечно, нужно было бы стремиться к тому, чтобы епископ был в каждой общине или в каждом братстве. По меньшей мере, пресвитер должен был бы быть в каждой общине, а епископ, может быть, в каждом братстве. Но когда обстановка меняется, может быть и по-другому. Например, так, как это сейчас осуществляется, допустим, в Румынии, в том же Воинстве Господнем. У них большое, сильное братство. Они уважают епископов, но при этом имеют большую свободу. И они не замыкаются, они сразу вступают в общение. Если, допустим, они выбирают председателя или духовного попечителя своего братства, то тут же представляют его епископу. Более того, в синоде есть епископ, который специально представляет их интересы. И это совершенно нормальная схема отношений. Хотя их братство тоже распространяется на разные епархии. «Где есть братья [то есть братчики], там и братство!» — как говорил о. Виталий Боровой. В этом-то вся и суть: в разных исторических условиях возможны разные формы сочетания церковно-братской жизни с жизнью церковно-иерархической. Важно только, чтобы это были живые отношения. Важно, чтобы было желание понять друг друга в своем служении; чтобы было доверие к тому, что каждый служит Богу, что каждый делает то, что может, и раскрывает тот потенциал, который другая сторона самостоятельно раскрыть не может или почти не может. Вот это, мне кажется, очень важно: чтобы епископы доверяли братству, как и братство епископам. И в случае выборов иерархических лиц — епископов, священников, — как писал Н. Н. Неплюев, могли бы помочь не просто прихожане, а именно члены братств и общин, то есть люди сплоченные и ответственные в церкви. А епископы, с другой стороны, доверяли бы, скажем, общинам и братствам избрание своих старших. Как члены братств и общин были бы готовы участвовать в избрании церковно-иерархических лиц, так и члены церковной иерархии были бы готовы доверять избранию старших в братствах и общинах. Очень важно все-таки, чтобы всё было по любви и доверию, потому что если на практике это доверие не оправдывается, то это сразу становится видно. И тогда могут быть поставлены какие-то вопросы, на которые надо будет отвечать. Ведь братство не существует вне церкви или над церковью, братство существует в церкви и в евхаристическом собрании и может само составлять такие евхаристические собрания в своих общинах или малых братствах.

Сергей Смирнов: То есть в каком-то отношении здесь можно провести параллель с взаимодействием монашеских общин и иерархии?

Свящ. Георгий Кочетков: Да, одна из напрашивающихся здесь параллелей это, конечно, параллель с историческим монашеством в лучшие периоды его существования. Надо сказать, что и сейчас монахи ведут напряженный поиск способов избрания своих игуменов, своих настоятелей монастырей или наместников. Чтобы это не был просто «спущенный сверху» человек, который мог бы сменяться «простым росчерком архиерейского пера», как было сказано в одной из недавних статей. Конечно, пока архиерей считает, что он может действовать, не заботясь о пользе членов церкви, что он может делать всё безотчетно (то есть что он ни перед кем не отвечает и может действовать исключительно по своему усмотрению), такой способ управления церковью (и та «армейская» экклезиология, на которую он опирается) вряд ли может быть вполне поддержан братствами или общинами, ибо он не основан на Евангелии. Здесь требуется возрождение церковности и соборности. В конце концов, сами общины и братства есть плод возрождения местной соборности. И там, где эта соборность забывается или отменяется, конечно, могут возникать серьезные напряжения. Но церковь заинтересована в проявлении себя именно через такую соборность. И это должны понимать все — и миряне, и священники, и епископы, и Синод. Это ведь не требование, предъявляемое к кому-то с целью захватить себе больше власти или средств, это внутренняя потребность Церкви как живого организма, как живого Тела Христова.

(Окончание следует...)

Читайте также:

Часть 1.
О нашей любви, гордыне и смирении
«Откажитесь от церкви ради церкви»

Часть 2.
Почему именно вы?
Русский язык и «богословские споры». Традиционны ли общины в Православии

Личный сайт священника Георгия Кочеткова

труд

Состоялось крещение групп оглашенных в реке Волге

Фото сайта eparhia-saratov.ru

27 июля в рамках празднования 1025-летия Крещения Руси состоялось крещение групп оглашенных в реке Волге.

Оглашение группы из 33 взрослых верующих, которые прошли огласительные беседы в саратовских храмах, состоялось на территории санатория «Волжские дали». Соборное богослужение возглавил руководитель отдела религиозного образования и катехизации Саратовской епархии протоиерей Сергий Штурбабин, которому сослужили священник Николай Генсицкий и священник Вадим Попов. По завершении Литургии новокрещеные получили свидетельства о крещении и памятные подарки.

После совершения Таинства новокрещеные прибыли в храм Преображения Господня с. Пристанное, где была совершена Божественная литургия, за которой они впервые приступили к причащению Святых Христовых Таин.

В тот же день в городе Марксе в реке Волге благочинный Андреевского округа протоиерей Валерий Генсицкий совершил Таинство Крещения группы из 6 оглашенных, которые прошли огласительные беседы в храме во имя святого апостола Андрея Первозванного г. Маркса. Вместе с отцом Валерием и хоругвеносцами крещаемые, их родители и крестные прибыли на берег реки, где было совершено Крещение.

По материалам сайтов www.eparhia-saratov.ru и www. pravpokrov.ru

Комментировать
труд

В Горной Шории начались занятия c детьми по книге «Рассказы об Иисусе Христе» на шорском языке

Фото сайта mitropolit.info

В образовательных учреждениях Горной Шории начались занятия с детьми по книге «Рассказы об Иисусе Христе» на шорском языке, изданной в 2012 году Межрегиональным общественным Фондом преподобного Макария Алтайского в Новокузнецке.

Напомним, в книге собрана переизданная специально для детей часть рукописных трудов православного священника шорского происхождения Иоанна Штыгашева, который пересказал всё Священное Писание на своём родном языке ещё во второй половине XIX века. В нее входят не только самые известные сюжеты из земной жизни Иисуса Христа, но и каждый рассказ сопровождается иллюстрацией известной шорской поэтессы и художницы Л.Н. Арбачаковой. В своих работах, посвящённых библейской теме, она умело адаптировала новозаветные события к реалиям жизни шорского народа.

Занятия с детьми проводит автор идеи по переизданию книги протоиерей Игорь Кропочев совместно с педагогами шорского языка и литературы Т.А. Токмашовой и Г.Н. Тунековой при содействии руководителя Центра языков и культур КузГПА, кандидата педагогических наук Е.Н. Чайковской. По словам священника, интерес к урокам у ребят огромный. Большие открытия делают для себя и сами педагоги. Дело в том, что в библейском тексте много понятий, не имеющих схожего аналога в родном языке, поэтому на занятиях необходимо присутствие не только преподавателя, прекрасно владеющего родным языком, но и священнослужителя, которому приходится давать комментарии к библейским понятиям, историческим реалиям времени, в которое создавался текст Священного Писания. Так, к примеру, на одной из встреч при разборе и прочтении текста «Иисус Христостын туганы» («Рождество Христа») знакомое для ребят слово «қыс» (девушка) приобрело новое значение — «дева» в контексте словосочетания «Ақ-арыг Қыс Мария» — «Святая дева Мария».

Читать далее
Комментировать
труд

...я разбила бы Эдемский Сад для тех, у кого нет ни возможностей, ни путеводной звезды...

Оригинал взят у n_nastusha в Zaz
Как красиво... и слова, правда?

Если бы я была подругой Бога,
Если бы я знала нужные молитвы,
Если бы во мне текла голубая кровь,
Если бы у меня был дар
Стирать и всё переделывать заново,

Если бы я была королевой или колдуньей
Принцессой, феей, великим полководцем
Благородного полка.
Если бы могла делать гигантские шаги.
 
Collapse )
труд

Мы просто делаем то, что должны делать. Часть 4

Интервью Сергея Смирнова со священником Георгием Кочетковым по итогам полемики на сайте Богослов.ру, 21 февраля 2013 г.

01.08.2013
img
Рафаэль Санти. Эскиз фрески «Диспут», между 1501-1511 гг. Шантийи, музей Конде.
   

О реформах в церкви и различении духов

Сергей Смирнов: В одной из публикаций последних месяцев я прочитал, как один известный всем человек различает секты «на нюх». Надо сказать, что в этом я с ним в общем согласен, потому что действительно судить нужно по духу. Правда, про духи говорят, что они различаются скорее по вкусу, но ладно, пусть будет «на нюх». Так вот, уже совсем в последние дни Станислав Белковский, один из профессиональных пиарщиков с довольно скандальной репутацией, выступил чуть ли не со своей программой церковной реформы, в которой речь идет и о русском языке, и о катехизации, и о том, что вертикаль власти в церкви слишком сильна, что, мол, нужно сообщество приходских общин или некая федерация приходов...

Свящ. Георгий Кочетков: Даже конфедерация.

Сергей Смирнов: Ну, пусть будет конфедерация. Ведь в принципе, если у кого-то нюх не очень чуткий, то он даже может и не отличить то, что говорите Вы, и то, что говорит Белковский. Где же обнаруживаются различия между вами? Ведь на самом деле, если разобраться, то это не просто непохожие программы, это настоящие антиподы.

Свящ. Георгий Кочетков: Это правильно. Конечно, многое определяется по духу. Секта тоже очень четко определяется именно по духу. И у многих младостарцев, или псевододуховников, которых сейчас в самом деле расплодилось немало, действительно пахнет сектантством, это правда. И так же, по духу, определяются подлинные общины и братства. Скажем, сколько бы мы ни знакомились с общинами и братствами прошлого, мы их сразу же опознаем по внутренним акцентам, то есть по тому же духу. Читаем ли мы святителя Иннокентия (Тихонова), или отцов Алексия и Сергия Мечевых, или о. Сергия (Савельева), или Николая Неплюева, или епископа Макария (Опоцкого), — по духу всё совершенно идентично. Только надо уметь различать эти духи и не путать их. Беда того автора, о котором ты говоришь, в том, что в нем не оказалось этой способности различать духи. Он правильно говорит, что различать надо по духу, но он эти духи путает. Он не может отличить сектантского духа от духа общинности и братскости; духа любви Божьей от духа самоутверждения; духа свободы, дарованного свыше, от Бога, от духа своеволия. И так же люди часто не отличают дух смирения от духа сервилизма или, скажем, дух гордыни от духа личностного самостояния. А все эти вещи надо уметь различать, хотя далеко не у всех и не всегда это получается.

[Spoiler (click to open)]

С Белковским — то же самое. Внешне все его тезисы как бы почти те же, что и у нас, формально почти ничего не отличается, кроме одного: мы базируемся на духе любви и доверия, как по отношению к иерархии, так и по отношению к традиции во всем ее многообразии, а Белковским совершенно очевидно руководит дух недоверия и отсутствия любви по отношению к той церкви, которая есть, несочувствия ей. У него, скорее, желание разрушать, а не созидать, желание подменить или заменить одно другим. Поэтому мы его заявления воспринимаем как, может быть, несознательную, но все-таки провокацию, направленную на разрушение церкви. Этого совершенно нет в общинно-братском движении. Мы не боремся ни с чем в церкви, мы ничего в ней не разрушаем: ни иерархию, ни иконостасы, ни церковнославянский язык. Да, есть люди, которым всё это чуждо, которые готовы это разрушить, но это совершенно противоположные установки. Мы просто показываем возможность многообразия в церкви изнутри того же духовного свидетельства пред лицом Божьим. И пусть люди свободно выбирают лучшее! Но мы не устраиваем реформаций и революций в церкви, принципиально, даже тогда, когда разные силы пытаются нас на это провоцировать. Так же как мы принципиально не уходим из церкви, даже когда нас пытаются «выдавить в раскол» (к этому призывал, например, о. Константин Буфеев в «Благодатном огне»). И эта наша исходная установка действительно очень важна. Когда я читал материалы, связанные с Белковским, они меня очень огорчили именно потому, что не очень опытный человек легко может принять его программу за нашу. Потому что внешние признаки, если перечислять их формально, действительно почти полностью совпадают. Я даже подумал, что, может быть, потому нами излишне интересуются некоторые светские структуры, что они этих вещей не различают и своих политических противников прямо отождествляют с нами. А какая-то недоброжелательность к нам и недоверие видны из постоянных тенденциозных проверок Свято-Филаретовского института, из желания как-то ущемить его интересы с разных сторон. Не помочь тому делу просвещения, которое делает институт, а помешать. Но наше братство и наши общины принципиально аполитичны. Мы считаем, что духовного служения нам более чем достаточно. У нас нет ни сил, ни возможностей, ни желания заниматься какой бы то ни было политикой. И если мы иногда и позволяем себе высказывания, скажем, в защиту новомучеников и исповедников, в защиту их опыта, в защиту их мужества перед лицом жестоких и коварных мучителей, то делаем это вне политического контекста. Хотя, конечно, мы учитываем те политические реалии, которые всегда присутствовали и присутствуют в церковной истории. Но церковная история — это отнюдь не в первую очередь история политическая. Да, понятно, что у иерархии есть еще не самая, может быть, легкая задача — представительство церкви перед политической властью. Но это тяжелый крест иерархии, от которого мы избавлены.

О вере в Церковь

Сергей Смирнов: Сегодня Вы уже не один раз говорили, да и раньше я от Вас часто слышал, о вере в Церковь. К словам о вере в Бога в церкви, можно сказать, привыкли, это слова общепринятые. А вот на вере в Церковь, хотя об этом и говорится в Символе веры, не так часто делается акцент в практической жизни, как мне кажется. Что это значит для Вас? Ведь даже по ходу нашего сегодняшнего разговора Вы уже несколько раз к этой теме обращались.

Свящ. Георгий Кочетков: Вера в Церковь — важнейшая вещь. Я считаю, что без веры в Церковь нет и полноценной веры в Бога. Еще более трудная вещь, которая еще реже встречается в православном контексте, как в богословии, так и в жизни, это вера в человека. И здесь тоже приходится утверждать с полной ответственностью, что без веры в человека нет и веры в Бога. Потому что Христос — и Бог, и Человек. Мы, веря во Христа, исповедуем свою веру и в Бога, и в Человека. И в этом смысле вера в Церковь — это та же вера в Человека, правда, не столько личностная, сколько соборная. Хотя соборность, что понятно, также базируется на принципе личностности. Ну и, конечно, на принципе коммюнотарности, на этих двух экзистенциальных свойствах или качествах.

[Spoiler (click to open)]

Вера в Церковь — вещь действительно очень непростая. В истории очень часто терялась именно вера в Церковь, не проповедовалась именно вера в Церковь. О Церкви надо не просто знать, что она есть, нужно именно верить в нее. Надо знать, что кроме церкви с маленькой буквы, как внешней организации, есть Церковь с большой буквы, Церковь мистическая, единый Народ Божий, границы которого определяются Самим Богом по Его высшему Суду. И никто — ни один человек, живущий на земле, — не может со стопроцентной уверенностью сказать, что он — член Церкви, что он христианин. В это можно верить, на это можно надеяться, но не более. О себе можно сказать только, что ты член церкви с маленькой буквы, что ты входишь в такой-то приход, в такую-то общину, братство — и всё. Поэтому вера в Церковь имеет основополагающее значение. Более того, я считаю, что это один из догматов Православной церкви: вера в единую святую кафолическую и апостольскую Церковь. И эта вера должна воплощаться нами в той же мере, в какой воплощается вера во Христа, или вера в Бога и Человека, или вера в Святого Духа. Мы верим в Триединого Бога, поэтому верим в Бога Отца, и во Христа, и в Святого Духа. И так же мы верим в Церковь и в Человека. Для нас эти важнейшие измерения нашей веры очень взаимосвязаны. И поэтому совершенно не случайно многое в христианской экклезиологии и антропологии описывается тринитарными формулами или выражается в тринитарных понятиях. Не случайно и о Церкви говорится: «где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них» (Мф 18:20). Мы уверены, что должны проявлять свою веру в Церковь даже тогда (а такое в истории случалось), когда церковь с маленькой буквы подавляет Церковь с большой, то есть Церковь мистическую; когда последняя становится почти неразличимой, почти невидимой. Мы не исповедуем двух церквей — невидимую и видимую, — как это нам иногда пытаются приписать как какую-то протестантскую теорию. Мы исповедуем, что Церковь мистическая видима там, где есть Народ Божий, принятый Самим Богом. И мы верим в то, что всегда есть люди, которых Бог принимает, даже если они немощны, даже если они «много согрешают» (Иак 3:2). Потому что и святые много согрешают, как и все люди на земле.

Вера в Церковь предполагает соборность, или кафоличность. Соборность — это такое духовное, экзистенциальное единство всех верных людей во всем мире. Духом Божьим люди объединяются в своей вере, в своей любви и в своей свободе друг с другом, и их силы при этом «резонируют», умножаясь во много раз. Это уже не просто сумма сил отдельных людей. Нет, здесь действует Дух Святой, и поэтому наша вера в Церковь реализуется именно как вера в дары Святого Духа, которые проявляют себя в Церкви личностным образом и в то же время всегда соборно. Это для нас принципиально важно. Мы стараемся укреплять веру в Церковь, а не разрушать ее. Мы всегда напоминаем себе и другим о неотъемлемости этой веры от нашей церковной жизни. Как только исчезает вера в Церковь, становится востребованной жесткая вертикаль власти, возникает недоверие между разными служителями церкви, возникает напряжение между разными служениями, разными дарами Святого Духа и церковными функциями. Начинается путаница относительно того, где дары Духа Святого, а где человеческие таланты, способности, или организационные формы, или частные интересы. Всё начинает «ползти», смешиваться, появляется та мутная вода, в которой известного рода людям легко ловить свою рыбку.

Мы считаем, что в наше время необходимо возрождение веры в Церковь. Верить в Бога в этом смысле легче, чем верить в Церковь, потому что Бог не согрешает, не творит зла, в Нем нет ничего такого, что мешало бы этой вере. А Церковь — это всегда люди, это собор всех верных, живущих и отошедших в вечную память Божью, и это принципиально важно.

Сергей Смирнов: Когда мы кому-нибудь говорим о своей вере, о своем доверии к нему, то мы ему предоставляем определенную свободу действий. Когда же мы говорим о вере в Церковь, то в этом случае кто, кому и в каких рамках предоставляет свободу?

Свящ. Георгий Кочетков: Во-первых, свободу Церкви предоставляет Бог, потому что Бог наполняет ее Своим Духом, Он ее освящает. Она действительно и единая, и святая, и соборная, и апостольская. А кроме того, свобода дается нам по молитвам святых, как живущих на земле, так и отошедших. Вот и всё. Вопрос свободы — это вопрос самой жизни Церкви, так же как и вопрос любви. Если нет любви, нет свободы, то нет и Церкви. Потому что без любви и свободы не может действовать Дух Святой, без этого нельзя прийти ни к Сыну, ни к Отцу. Поэтому вера в Церковь — это то, над чем нужно трудиться, за что можно пострадать, что требует определенных жертв. В частности, она требует умения свои индивидуалистические качества и свойства поставить на второе, если не на третье место.

О возможных альтернативах братству в церкви

Сергей Смирнов: Ну, и, пожалуй, последний вопрос. В одном из тех же критических материалов я встретил такую мысль, которая показалась мне достаточно любопытной. Она сводилась к тому, что в церкви должна быть какая-то альтернатива нашему движению. Действительно, еще Неплюев когда-то в ответ на критику писал, что их братство критикуют и, может быть, правильно критикуют, но из чего при этом исходят? «Ну, — восклицал Неплюев, — начните же скорее строить свое братство! И тогда, может быть, вы будете снисходительнее относиться к нам. А может быть, вы сделаете лучше, но во всяком случае, вы будете изнутри, а не снаружи смотреть на жизнь и устроение братства и общин». Мне кажется, что и в нашей ситуации — и с оглашением, и с устроением общин, и во многих других сферах, — если бы больше было в церкви альтернатив, то было бы только лучше.

Свящ. Георгий Кочетков: Безусловно. Я могу только мечтать о том, чтобы было не одно наше Содружество братств, а чтобы было много таких содружеств. Пусть со своими особенностями, естественно, со своими духовными попечителями, может быть, со своими какими-то проблемами… Со своим расселением по территории, со своим особенным образом, притягательным для тех или иных типов населения, или каких-то общественных классов, или страт. Да, безусловно, это было бы лучше. Всегда лучше, когда людям есть из чего выбирать. В последние годы делались разные попытки создания таких альтернатив, прежде всего, теми членами нашего братства, которые чувствовали себя в нем не очень комфортно или даже покидали его. И сейчас такие попытки делаются, в том числе теми, кто, может быть, и не покидает братства или не хочет его покидать, но чувствует, что призван создать что-то новое. Посмотрим, получится у них это или нет. Я был бы рад, если бы получилось. Но опыт многих других братств такого рода, как наше, показывает, что обычно альтернативы не возникают. В Румынии нет альтернативы Воинству Господню, в русской эмиграции нет альтернативы РСХД… Там было братство Святой Софии, были попытки создания общины о. Сергием Булгаковым, но какой-то альтернативы РСХД так и не появилось.

[Spoiler (click to open)]

Я всегда готов помогать тем, кто хочет создать альтернативу нашему братству, и я совсем не думаю, что мы будем конкурентами, что мы будем друг другу мешать, даже находясь на одной территории. Я совсем не думаю, что это будет дискредитацией идеи общинно-братской жизни. Я думаю, что если бы Господь благословил создание таких альтернатив, это было бы замечательно. Другое дело, что не нужно их насаждать искусственно, потому что это тут же становится видно просто по взаимоотношениям между людьми: они становятся натянутыми, неестественными, неживыми, притянутыми за уши. И здесь есть некоторая опасность, что со стороны людей, недоброжелательно относящихся к нашему братству, возникнет желание создать альтернативу именно «в пику», именно «против». И это может быть только разрушительно. Таких людей нельзя ни держать в нашем братстве, ни считать реальными вдохновителями каких-то новых братств.
До революции и в первые годы после нее параллельно существовало много братств, и, конечно, не все из них были содружествами братств. Содружество образовалось тогда лишь при Александро-Невском братстве в Петрограде, но и это в принципе не мешало созданию каких-то альтернатив, не мешало ничьему служению. Все находили свою нишу и свое место. И скорее дружили, чем конкурировали друг со другом. Хотя надо понимать, что определенная опасность конкуренции может быть. Могут быть опасности провоцирования раскола или желания оторвать для себя кусочек «пожирнее и получше» от тех, кто уже входит в братство, чем-то их заинтересовав или так или иначе их перетянув. Такие попытки были и в нашей истории, но, слава Богу, они серьезных результатов не дали. Однако повторяю, если исключить злоупотребления, то создание настоящих альтернатив, которые, конечно, и с нами так или иначе могли бы вступить в нормальные отношения, просто поскольку мы члены одной вселенской, кафолической церкви, — создание таких альтернатив можно только приветствовать.

Сергей Смирнов: Я не один раз слышал — причем не в нашей среде, — что сама по себе катехизация, само научение, сама подготовка к церковной жизни — всё это само ставит на повестку дня вопрос об общине. Что оглашать должна церковь, церковная община, и что человека нужно приводить в конкретную общину. И если мы считаем, что катехизация возможна не только силами нашего братства, что она в принципе нужна и возможна во всей церкви, значит ли это, что вопрос об общинах будет возникать не только в связи с нашим братством, но он будет возникать в связи с жизнью всей церкви?

Свящ. Георгий Кочетков: Конечно, и слава Богу!

Недостатки и достоинства братства

Сергей Смирнов: Тогда уже самый последний вопрос. Вот, сейчас много говорят и пишут о наших недостатках. А какие, на Ваш взгляд, у наших общин и братств самые серьезные недостатки?

Свящ. Георгий Кочетков: Ну, в истории у наших общин и у братства были разные недостатки. И мы всегда старались их исправлять, как бы следить за собой. Мы этому уделяем большое внимание и на наших ежегодных соборах всего братства на Сретение и на Преображение, и на наших конференциях, и на других встречах. Мы везде стараемся утверждать, что катехизация совершается для всей церкви, а отнюдь не только для нашего братства; что, хотя братство никого не гонит, но и искусственно никого к себе не тянет…

[Spoiler (click to open)]

Сергей Смирнов: Ну, а сейчас что нам нужно в первую очередь исправлять? И пока Вы думаете,  я задам еще параллельный вопрос: а какие есть главные достоинства? А то недостатки без достоинств, может быть, не так легко сразу перечислить…

Свящ. Георгий Кочетков: Наши недостатки в общем понятны, если подходить практически. Мы не можем сразу знать всё, всё познать, не можем сразу все обрести высокий духовный, интеллектуальный, культурный, аскетический и прочий опыт. Понятно, что есть люди, которым трудно изучать языки, в том числе и церковнославянский. Понятно, что есть определенная расслабленность и леность. Понятно, что мы иногда слишком пассивно себя ведем; что зачастую слишком легко готовы принять и «скушать» всё подряд — всё, что нам говорят, без критического осмысления и анализа. Понятно, что мы не всех людей можем сразу занять каким-то служением или делом; что мы всегда надеемся на самого человека и на его инициативу, а иногда, может быть, ему здесь надо больше помогать. Понятно, что у нас решены не все проблемы взаимоотношений современной семьи с церковью, братством, общиной, что хотя у нас разработана хорошая педагогическая концепция, тем не менее, не всё гладко и просто получается в вопросе помощи родителям в христианском воспитании детей и в других трудных житейских вопросах. Какие еще у нас есть недостатки? Я бы сказал, что длительные гонения на братство, причем часто жестокие и крайне несправедливые, продолжающиеся на протяжении многих и многих лет, выработали некоторую привычку иногда косо, с определенным недоверием, смотреть на возможности диалога в церкви, на возможности прямого общения с иерархическими лицами…

Ну, о недостатках можно много еще что сказать. Что же касается достоинств, то здесь трудно говорить о самих себе. Прежде всего, мы верим, что миссия и катехизация, общины и братство — это некое откровение от Бога. Всё-таки это не просто что-то такое, что всегда было известно и лишь лежало где-то под спудом, а потом вдруг мы как бы проснулись и это обнаружили. Нет, всё-таки в этом — воля Божья, проявленная именно здесь и сейчас. Это именно фундаментальное откровение, вновь данное церкви для ее возрождения. И это, я думаю, самое главное. Всё остальное уже отсюда выводится. Ясно, что тот творческий потенциал, который содержится в общинно-братской жизни — а она всегда является и жизнью личностной — еще до конца не раскрыт. Но мы верим, что в общинно-братском контексте этот личностный потенциал раскрывается удобнее, лучше, полнее. Это касается и богословских исследований, да и всего остального. Возьмите, скажем, отношение к обществу… У нас явно не хватает связей с обществом, с общественными структурами. Но у нас есть к этому стремление, есть стремление найти такие формы общественного устройства, общественной жизни, которые бы больше соответствовали церковному опыту. Мы никогда не смешиваем общество, или социум, с церковью, но то, что у них есть много общего, не заметить нельзя.

Что еще положительного можно было бы найти в общинно-братской жизни? Не знаю… Может быть, ту радость и благодарность, которыми мы живем, то счастье, которым мы дышим, которое всегда ощущаем и в жизни, и в молитве. Радость от того, что мы на своем месте, что наша вера адекватно выражается в разных формах как молитвы, так и жизни. Или то ощущение внутренней свободы и любви, которые Христос дарует всей Своей Церкви и почему-то и нам, недостойным… Или то незабываемое ощущение близости, особенно когда есть по-настоящему общая молитва, общее действие, когда мы вместе решаем разные проблемы, когда есть настоящее собирание во Христе… Это непередаваемо, и это, конечно, принадлежит, я надеюсь, всей Церкви.

Сергей Смирнов: Спасибо. У меня вопросы исчерпаны.

Свящ. Георгий Кочетков: И тебе большое спасибо.

Читайте также:

Часть 1.
О нашей любви, гордыне и смирении
«Откажитесь от церкви ради церкви»

Часть 2.
Почему именно вы?
Русский язык и «богословские споры». Традиционны ли общины в Православии

Часть 3.
О границах. Почему общины актуальны сегодня
Служение Богу и Церкви
Жизнь в стеклянном доме. Всех — в общины?
Местная соборность и отношения с епископом

Личный сайт священника Георгия Кочеткова