Он воскрес! (adam_a_nt) wrote,
Он воскрес!
adam_a_nt

Встречи с пришельцами

Оригинал взят у olegglagolev в Встречи с пришельцами




«Пришелец, и сирота, и вдова, которые
[находятся] в жилищах твоих, и пусть едят и
насыщаются, дабы благословил тебя
Господь, Бог твой, во всяком деле рук твоих,
которое ты будешь делать». Втор. 14:29



Таджики — имя нарицательное в современной России, так почему-то пренебрежительно называют часто любых гастарбайтеров из Средней Азии без различения их национальности. Мне жалко, если я вижу у своих соотечественников такое неразличение и недружелюбие по отношению к этому доброму, одновременно терпеливому и горячему народу, вынужденному искать у нас заработка и крова. Не замахиваясь рассуждать о национальном характере этих красивых людей, хочу рассказать о двух таджиках, встречи с которыми храню в сердце.

[Spoiler (click to open)]

Саид служил со мной в одном батальоне на Дальнем Востоке в середине восьмидесятых. Он был невысокого роста, худой, быстрый и лаконичный в движениях и неторопливый в разговоре, из тех кто сам никого не обижает, но себя и своих в обиду не дает, правдолюб. Не помню, он был рядовой или сержант — звание среди служащих срочной службы не давало в нашей части преимуществ в общении. Как-то при ребятах я пошутил над ним, кажется, над его обильно снабженной всякими значками и шевронами парадной формой, которую он готовил к дембелю. Под всеобщий и слишком затянувшийся смех Саид посмурнел и спокойно, негромко и как всегда неторопливо сказал: «Клянусь мамой, Олег, я тебя зарежу». Я осекся, не сразу, остановленный смыслом дошедшей до меня клятвы и ее серьезностью. Граница между шуткой и насмешкой бывает слишком подвижной, тогда я понял, что переходить ее не стоит. Впрочем, кто не знает, что нужно быть готовым отвечать за сказанное. Только подлинное знание не равно понятной информации и приходит не одновременно с ней. Чаще позднее, иногда опыт или интуиция только подтверждаются формулировкой. Возможно впервые, тогда я понял, что не за всё сказанное мной я готов расплатиться. Сейчас не помню, почему он меня не зарезал, драки между нами точно не было, это я бы наверное не забыл, скорее всего, был разговор и примирение. Саид в моем сердце остался хорошим, дружелюбным и горячим человеком.

Вторая встреча произошла в поезде зимой 2005 или 2006 года. Мы вместе сели в плацкартный вагон ночью в Екатеринбурге, я и таджик лет 55. Я обратил внимание, что мой спутник не взял постельное белье. Во время обеда я предложил ему разделить со мной трапезу, он согласился, извинившись, что меня ему угостить нечем. Он очень хорошо говорил по-русски, отличавшимся только некоторыми словами и особой интонацией. История его путешествия по России оказалась грустнейшей.

Вместе с женой они живут в своем небольшом доме в Душанбе, жена-юрист, сам он — экономист. Теперь – бывшие, работы не найти. Весь их заработок последних лет состоит из тех грошей, которые он может заработать, помогая, когда повезет, кому-то на базаре. Шесть лет назад (т.е.примерно в 2000 году) их восемнадцатилетний сын женился и, оставив родителям беременную жену, уехал на заработки в Россию. За первый год он дважды передавал домой деньги на жизнь, в последующие — не только не присылал деньги, но и не писал, и не звонил. О том, что он жив, отец знал из рассказов земляков, которые встречали сына в России.
- Наш день в Таджикистане начинается так, утром я иду на рынок, если удаётся что-то заработать покупаю муку, масло и еще что-то для внучки и несу домой. Мы с матерью сначала кормим внучку, потом невестку, потом, если остается, делим между собой. Остается и нам, и даже невестке не каждый день. Я пробовал передавать сыну письма, но ответа ни разу не получил. Полгода назад я занял денег и приехал в Россию, чтобы взять его за руку и привезти назад. С тех пор ищу его в разных городах, где его недавно видели. Но только я приезжаю в город, где, как мне сказали, работает мой сын, он узнает это заранее и едет в другое место. Я устраиваюсь куда-нибудь рабочим, грузчиком на рынок или на стройку, чтобы заработать на очередной билет и еду, и начинаю через родственников и земляков узнавать, куда он сбежал. Накопив денег, еду туда и вновь его не застаю... Сейчас вот пока работал в Екатеринбурге, узнал, что он в Москве, еду туда.
- И что скажете, когда найдете сына? – Спросил я, представив их возможную встречу: несчастного отца и забывшего семью молодого оболтуса.
- Возьму за руку и приведу домой, скажу, смотри, твоя мама больна, твоей дочери уже 5 лет, а ты ее ни разу не видел и уже столько лет даже не передал денег ей на хлеб.
- Думаете, он не вырвет руку и поедет за вами?
- Как вырвет, он же мой сын!
- Что будете делать, если все же не поедет?
Воспитанный в традиционной культуре уважения слова старшего, мой собеседник явно не задавался таким вопросом и совсем не был готов к решению ситуации, с которой, как я опасался, он рискует встретиться. Как сын может не послушать отца, не пожалеть мать, бросить жену и ребенка? Он замолчал на долгую минуту.
- Поеду обратно один, если такой у меня стал сын... – Он опять замолчал и задумался. Я подметил это «у меня стал». – Знаете, в каждом городе, куда я приезжаю, среди моих земляков находятся такие, которые говорят мне: «Посмотри, как живут эти русские. Их женщины — замужние, незамужние, молодые и старые ищут, с кем переспать. Их мужчины только пьют и не хотят работать. Их дети — не уступят места старику в автобусе. Их молодежь вся курит анашу и колется...» Я отвечаю: «Что вы говорите, про них, посмотрите, что творится у нас. В Душанбе наши таджикские девочки с 12 лет занимаются проституцией, сколько брошенных стариков, сколько людей не работает и голодает, и родственники не помогают своим родственникам... Давайте смотреть на себя, а не на тех, кто берет нас на работу»...





На прощанье в Москве он благодарил за угощение, подарил мне тюбетейку и звал в гости.
- Приезжайте, Олег. У нас всё дешёвле.
Мне запомнилось это «дешёвле», через ё. За тот день, что мы проговорили, он повторил множество раз это дешёвле, сравнивая российские и таджикские цены. Его рассказ не был унылым нытьем, взыванием к моему сочувствию, что в этой ситуации трудно осудить. Просто некоторая смиренная констатация жизни, ставшей ежедневной борьбой с нищетой. Он не раскрыл мне своих надежд, в чем и в ком они? Есть вообще эти надежды? Я дал ему немного денег и оставил свой телефон в Екатеринбурге, пообещав какую-нибудь работу, где я руководил производством, если будет в наших краях. Он не позвонил, конечно. Имя я не записал тогда, а теперь забыл. Не знаю, куда еще повела его жизнь в поисках единственного сына. Вернули ли он он его домой? Не знаю.
Думаю нам надо научиться заботиться о пришельцах на нашей земле. Кто знает, не станем ли мы сами такими же пришельцами и к кому попадем.





  
Tags: библия, милосердие, человек
Subscribe

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments