Он воскрес! (adam_a_nt) wrote,
Он воскрес!
adam_a_nt

Полеты с ангелом

Есть события, пройти мимо которых – означает упустить нечто важное по существу, касающееся смыслового эпицентра жизни любого зрелого и мыслящего человека. Для многих моих друзей было ясно, что приезд Сергея Юрьевича Юрского в Воронеж, да еще со спектаклем о выдающемся художнике XX века, может стать именно таким событием. Мы не ошиблись.
М. Шагал и С. Юрский
             

[Spoiler (click to open)]

Спектакль-фантазия «Полеты с ангелом. Шагал», в основе которого лежит пьеса украинского драматурга Зиновия Салаева, ныне живущего в Германии, был показан в Воронежском концертном зале 1 декабря. Это шестнадцатый спектакль народного артиста России, где он является режиссером-постановщиком. Кроме того, Сергей Юрский исполняет в нем целый ряд ролей — самого Шагала от 9 до 98 лет, витебского фотографа Шмерца, парижского поэта Сандрара, дядю Исроэла, Бадхена, Луначарского… Вместе с ним в спектакле участвуют замечательные партнеры — Наталия Тенякова (мама), Людмила Дребнева (Лушка, «Сожженная картина»), Анна Гарнова (ангел, Белла, экскурсовод Антуанетта), Александр Аронин (Человек с трубкой), а также оркестр из пяти музыкантов.

Содержание спектакля — несколько мгновений после смерти Шагала, во время которых постепенно, одно за другим разворачиваются отдельные яркие моменты его жизни, как своего рода картины-воспоминания. Они отражают прошлое не как хронологическую последовательность, а как запечатленную жизнь души художника, ускользающую от цепких объятий времени и одновременно бессмертную. Ключевые темы — следование творческому призванию, воспринятому как божественный дар, вопреки всем житейским и жестоким обстоятельствам века; любовь — и неразрывно связанное с нею острое переживание покаяния — к Витебску, к навсегда оставшейся в нем маме, к возлюбленной Белле, к друзьям, к Богу… Ангел, облик которого совсем неожиданный — в вязанной шапке, спортивной обуви, без всякого намека на крылья, — собеседник и проводник главного героя в его метафизическом путешествии на протяжении всего спектакля. Он появляется  внезапно и просто и так же непредсказуемо исчезает. Диалог с ним сродни разговору с неусыпной совестью, а ассоциативно его роль воскрешает образ дантовского Вергилия или, скорее, Беатриче.

Какого-либо рода прямого художественного цитирования картин Шагала на сцене фактически нет. Оформление спектакля позволяет воссоздать неуловимое — саму внутренне напряженную и одновременно свободную атмосферу творческой мысли художника. На сцене присутствуют своего рода аллюзии-символы из жизни и работ мастера: мольберт, летящие на заднем плане домики Витебска, перекликающиеся в какой-то момент с парижским кафешантаном, лестница, ведущая к небу (и ассоциирующаяся с библейской лестницей Иакова), с которой рухнет умерший художник вначале спектакля и по которой он устремится и взлетит ввысь вместе со своей уходящей из земной жизни возлюбленной в заключительной мизансцене…

Спектакль был показан в Воронеже на следующий день после закрытия выставки «Не должно вам быть» и стал в некотором смысле ее послесловием. Эта выставка была посвящена начальному трагическому периоду гонений советской власти на церковь и на саму жизнь человека, на его свободу и возможность мыслить, любить, творить. Она же раскрыла для нас и тему духовного сопротивления, опыта противостояния насилию единством не надуманного, а реального братства. Тема человеконенавистнических тоталитарных идеологий и режимов в спектакле о Шагале Юрского была выражена с оглушительной выразительностью языком театра в образах Лушки-революции в витебско-московской действительности, в вокально-речетативном монологе «Сожженной картины» в нацистской Германии…

Игра всех артистов и музыкантов заслуживает самых глубоких слов благодарности и восхищения. Конечно, обращают на себя внимание как замечательный текст пьесы, написанный нерифмованным белым стихом, так и сама возможность для зрителя прикоснуться к образному миру и личности великого художника XX века. Но несомненно и то, что все происходящее на сцене было одухотворено, в первую очередь, личностью Сергея Юрского. Один из рецензентов справедливо заметил, что в спектакле перед нами живет и действует не исполнитель главных ролей, а творец. Потому что сквозь безупречное актерское мастерство, режиссерский и художественный замысел, на протяжении двух с половиной часов к каждому из нас, со всею возможной глубиной было обращено слово, наполненное несопоставимой силой духа, смысла, сострадания и любви.


                 

По окончании спектакля знакомство с удивительным человеком, замечательным артистом и режиссером Сергеем Юрьевичем Юрским для нас не закончилась. Мы встретились с ним на этой же сцене, некоторое время спустя, чтобы поблагодарить и познакомиться чуть ближе, ведь Сергей Юрский является членом попечительского совета Свято-Филаретовского православно-христианского института в Москве, студентами которого являются многие члены Преображенского братства (к которому относится воронежское малое православное братство во имя святителя Тихона Задонского). Мы не успели сказать и двух приветственных слов, как Сергей Юрьевич начал говорить сам.

Гастрольный режим очень жесткий, и загруженность Сергея Юрьевича весьма велика, поэтому о более развернутом общении и беседе пока приходится только мечтать. Но такие летучие дружеские встречи стали для Преображенского братства доброй традицией в разных городах России и ближайшего зарубежья — в Екатеринбурге, Кишиневе... Особенно близкие отношения артиста связывают с архангелогородскими малыми православными братствами и лично со священником Иоанном Приваловым. Сергей Юрьевич отметил крепость братской жизни и ее новизну для церкви, выраженную в самом качестве жизни, в отношении друг к другу, к Богу. Он подчеркнул естественность ее существования, которую невозможно инициировать искусственными усилиями. Родство всех малых братств, входящих в большое Преображенское братство, духовным попечителем которого является ректор Свято-Филаретовского института, профессор-священник Георгий Кочетков, по мнению Сергея Юрьевича, являет себя, прежде всего, в соединении культуры и веры. Это единство совершенно распалось в России еще двести лет назад. Образовавшийся разрыв особенно остро ощущался в девятнадцатом веке, и тем более в двадцатом. Поэтому попытка найти это единство — «замечательный путь, который вызывает чувство восхищения». На прощание Юрский подарил воронежскому братству свою книгу «Кто держит паузу», переизданную по инициативе отца Иоанна. Краткая встреча завершилась братским рукопожатием, которое навсегда останется в памяти, в том числе благодаря воронежскому фотографу Эдуарду Юзбашяну.

Вдохновения и творческих сил Вам и Вашим близким, дорогой Сергей Юрьевич! Мы обязательно будем надеяться и ждать новой встречи с Вами. А всем читающим эти строки, от всего сердца желаем попасть на  спектакль Сергея Юрского «Полеты с ангелом. Шагал». Несомненно, эта встреча станет для вас настоящим событием.

[Spoiler (click to open)]

Нина-Инна Ткаченко

Информационная служба Преображенского братства

      
Tags: встречи, духовное сопротивление, живопись, культура, память, преображенское братство, репрессии, сергей юрский, ссср, театр
Subscribe

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments