Он воскрес! (adam_a_nt) wrote,
Он воскрес!
adam_a_nt

Categories:

"Титаник" церковный

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
15 НОЯБРЯ 2013

Анатолий Голубовский, журналист, искусствовед:

Строительство нового храма на территории Сретенского мужского монастыря, или Сретенского подворья, это, история, скажем так, сомнительная с очень многих точек зрения. Прежде всего — инициатором этого проекта является член президиума Президентского совета по культуре, при этом ещё и ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре, известный писатель и кинематографист Тихон Шевкунов. То есть человек, который, одновременно являясь наместником Сретенского подворья, должен заботиться о том, чтобы существующее законодательство, связанное с историческим наследием, соблюдалось. При этом всё, что связано с этим строительством, идёт в разрез с законодательством.

[Spoiler (click to open)]

Новая стройка может начаться только в случае, если будут изменены границы охранной зоны. В данном случае это намного важнее того, какие здания внутри Сретенского подворья сносят, а какие нет. Вполне возможно, что выбор падёт на какие-то хозяйственные постройки, действительно не представляющие исторической ценности, или на здания, которые, как выражаются московские чиновники, неузнаваемо изменили свой исторический облик. Важно то, что на этой территории по закону нельзя строить ничего нового. И знаком времени является то, что инициатором этой затеи является, подчеркну, член президиума Президентского совета по культуре, человек, отвечающий за всю культуру в патриархии.

Вторым очень серьёзным моментом является сам проект, который, на мой взгляд, не то что не украсит Москву, а очень важную, почти символическую ценность такого пространства, как Бульварное кольцо, эта часть Лубянки, где стоит Сретенское подворье, просто убьёт. Потому что это — огромное по площади строение с совершенно невероятными лестницами и прочими «красивостями». Эскизный проект, который выиграл конкурс, выполнен художником Юрием Купером и архитектором Дмитрием Смирновым. Этот архитектор представил самый чудовищный из всех вариантов. И если вообще строительство может нанести ущерб монастырю, то конкретно этот проект, само это здание, нанесёт удар под дых всей Москве. Он испортит облик города, и без того не идеальный.

Лужкову, хочу сказать, такая история и не снилась, честно. Со всеми его ужасными интервенциями в историческую застройку, с большими и серьёзными проектами, это, конечно, не лужковская история. Это уже новый этап, этап восторжествовавших «православия, самодержавия, народности», и памятником этой триаде и станет этот храм, в случае если он, не дай Бог, будет построен.

В принципе все представления о том, какой быть Москве, должны материализовываться, например, в Генплане. Прежний Генплан Москвы, который то принимали, то корректировали, вроде как не существует, это проект как бы отвергнутый. Существуют какие-то градостроительные соображения, связанные с расширением Москвы, так называемой Новой Москвой, с тем, где должны располагаться новые станции метро и пр. А что касается облика — ничего подобного нету.

Есть молодой, действительно качественный, с европейской практикой архитектор Сергей Кузнецов, возглавляющий сегодня Москомархитектуры. Но очень многие решения, которые там принимаются, вызывают большое количество вопросов у экспертов. Например, известный архитектурный критик и журналист Григорий Ревзин не так давно покинул архитектурный совет, потому что он не может мириться с тем, что предлагается. Конкурсы действительно стали намного более прозрачными, более честными, в них принимают участие классные молодые архитекторы, зарубежные архитекторы, эти конкурсы невозможно даже сравнить с тем, что происходило при Лужкове — но очень многие специалисты считают, несмотря на это, что даже хороший проект, стоящий в неправильном месте, может нанести серьёзный ущерб городу. Но вся беда в том, что у властей нет представления, как должен выглядеть и развиваться город в целом. В сущности, Генеральный план — это фиксация правил, какие вещи возможны, а какие нет. А мы живем без правил.

Александр Копировский, профессор Свято-Филаретовского православно-христианского института, преподаватель церковного искусства:

У меня не было никаких сомнений, когда вся эта кампания только начиналась, была на уровне проекта, что архимандрит Тихон Шевкунов пробьёт это дело, и даже не особо нужно будет пробивать. Он это сделает, потому что это мейнстрим, это в ключе современного восприятия властью Церкви, что она должна выглядеть внушительно. Ну и, к сожалению, некоторые церковные силы тоже хотят выглядеть внушительно, вполне по-светски, хотя и в таких церковных формах. Поэтому для меня это не причина для удивления, и я могу сказать только то, что это очень печально по целому ряду причин.

Во-первых, потому, что закон по охране памятников, который, конечно, не Божий закон и может меняться, расширяться, изменяться, дополняться, но всё-таки — это закон. И если уж его изменять, то его надо изменять, а не делать так, что он для кого-то не работает. Аналогия, к сожалению, напрашивается. Так нельзя. Храм — это общее дело, не частное дело отдельного человека или отдельных людей, абсолютно, по-моему, уверовавших в свою непогрешимость, больше, чем Римский папа, и считающих, что всё, что они делают, прекрасно и необсуждаемо. Они же хотят как лучше! А окончание фразы всем известно.

[Spoiler (click to open)]

Второй момент — мне, конечно, вспоминается Александр Пушкин с его замечательной фразой «здесь будет город заложен назло надменному соседу». Ну, кто там на Лубянке надменный сосед — думаю, все знают прекрасно, напоминать не надо. Однако не очень понятно, с какой стати это ему назло, скорее наоборот — там полный альянс с этой организацией. И тогда непонятно, кому бросается вызов. А это очевидный вызов — сделать огромный храм, что-то для этого снести. Конечно, скажут, подумаешь, снесли, сносится и гораздо больше. Это подход Иванов родства не помнящих, которые считают, что они всегда сделают гораздо лучше. Но это — не лучше, совсем не лучше. Можно обсуждать и сами эти формы, стилизованные, то есть, в общем, мёртвые, но это даже не важно.

Важно другое, самое печальное — совершенно выпал смысл и образ. В честь кого ставится этот храм? Если он ставится в честь новомучеников, то как можно строить громаду на 10 тысяч квадратных метров, которая подавляет всё вокруг и совершенно не соотносится с представлением о новомучениках и исповедниках? А об этом и надо думать! Не о том, какой формы там купола, какой формы закомары, а как создать тот образ, который был бы адекватен тем, в честь кого он создаётся. Тут, мне кажется, получилось совершенно мимо. И я вспоминаю замечательные слова митрополита Антония Сурожского: «Церковь должна быть так же бессильна, как Бог». Я помнил, что это слова владыки Антония, но на всякий случай полез в Интернет проверить, а он мне выдаёт: вы, наверное, хотели сказать: «Церковь должна быть так же сильна, как Бог?». Так вот, нет, ровно наоборот.

Церковь, в самом широком смысле, должна понимать, что у неё великое прошлое, и в смысле культуры это прошлое, оно уже есть. Но её настоящее будет только тогда великим, когда она сможет отойти от попыток вернуть себе имперские формы. Огромный собор был хорош, когда вокруг стояли маленькие одноэтажные деревянные и каменные домики. Но когда вокруг стоят огромные дома, попытки сделать что-то такое колоссальное — это значит сражаться. Значит подавлять, а это совсем не образ Церкви. Как ни печально, вспоминаются слова Евангелия, что «строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников», а сами им не подражаете. Ведь главное — научится жить, как новомученики и исповедники, выступать против зла, которого в этом мире очень много. Но против него не надо выступать громадными зданиями, против него надо выступать чем-то другим. Любовью, терпимостью, вниманием. Потеряно это чутьё, ощущение, очень тонкое, тут не место борьбы, криков «нельзя-можно», но, мне кажется, дух здесь отсутствует.

И поэтому создаётся, не побоюсь этого слова, церковный аналог Дворца Советов. Ну зачем этот «Титаник» церковный, зачем эта громадина, совершенно не соответствующая положению церкви сегодня? Это остаётся только оплакать. Ну а будет это или нет — уже не наша воля. Храм, сам по себе, вещь всегда хорошая, храмов не хватает, даже в центре, где их много. Но если они будут ставиться таким образом, мы, боюсь, больше потеряем, чем приобретём.


Ссылка: http://www.ej.ru/?a=note&id=23725
Tags: александр копировский, архитектура, москва, новомученики, память, церковь
Subscribe

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments