Он воскрес! (adam_a_nt) wrote,
Он воскрес!
adam_a_nt

Мы живем в мире нравственной какофонии



Планирование семьи и трансплантация органов, эвтаназия и уход за смертельно больными людьми, экстракорпоральное оплодотворение и генетическое вмешательство в организм человека — самые горячие вопросы биоэтики члены братства «Сретение» обсудили с представителями Румынской Православной Церкви.


4 ноября в культурно-просветительском центре «Преображение» члены братства встретились с профессором Себастьяном Молдованом, доктором богословия, преподавателем нравственного богословия, социального богословия и биоэтики в Университете имени Лучиана Блага в г. Сибиу (Румыния), членом комиссии по биоэтике Клужской и Вадульской архиепископии, и иереем Юлианом Негру, советником отдела по миссии, статистике и пастырскому прогнозированию Ясской архиепископии, координатором национальной программы по борьбе с наркотиками Румынской Православной Церкви. Вопросов на этой встрече было больше, чем ответов.

«Конструирование жизни»

Последние десятилетия мы находимся в новой антропологической ситуации, которая постоянно развивается. Всего лишь в нескольких странах мира проводятся дорогостоящие исследования, обеспечивающие это положение. Это разработки по конструированию жизни — изменению ее структуры на всех ее уровнях и в любых масштабах, от молекулы человеческого организма до биосферы всей нашей планеты.

С необыкновенной быстротой развиваются научные технологии, затрагивающие все этапы жизни человека — от рождения до смерти, начиная от экстракорпорального оплодотворения до многолетнего продления жизни человека с уже, быть может, умершим мозгом при помощи современного оборудования.

Проблема эмбриона

В каждой ткани нашего организма есть определенные клетки, отвечающие за ее регенерацию, — так называемые стволовые клетки. С их помощью медицина могла бы регенерировать любые органы и ткани и побеждать болезни, считающиеся на сегодняшний день неизлечимыми, будь то болезнь Альцгеймера, онкология или диабет.

Проблема лишь в том, что стволовые клетки можно получить только из эмбриона на определенном этапе деления его клеток. «Но если эмбрион — потенциальная личность, сотворенная волей Божьей, то мы не можем согласиться на уничтожение эмбрионов», — говорит Себастьян Молдован.

[Spoiler (click to open)]

Как узнать, когда группа клеток становится уже эмбрионом? Ведь есть некоторые клетки (их называют плюрипотентными), которые не являются зиготами[1], но если их перепрограммировать — они могут начать вести себя как зиготы. Не оказывается ли, что в науке и медицине мы используем и даже уничтожаем человека, пусть только на клеточном уровне?

Смерть или жизнь?

Вопрос о том, что считать смертью человека, сегодня стоит очень остро не только в связи с этическими проблемами, но в первую очередь в связи с потребностью донорства органов. Потеря дыхания, затем — сознания, остановка сердца, наконец, необратимая остановка функционирования мозга — только после этих стадий наступает полная смерть. В современном отделении интенсивной терапии пациента можно стабилизировать на любом из этих этапов. «Через вентиляцию легких или питание через носоглотку человека можно поддерживать годами», — рассказал профессор Молдован. — «Однажды в Польше человек таким образом прожил 17 лет — и что мы скажем, был ли он жив или мертв? Да, у него было сердцебиение, дыхание, у него функционировали печень и почки, ему поддерживали необходимую температуру тела, он даже был способен к репродукции. Фактически у него умер только мозг. И вопрос о том, жив ли в этом случае человек или нет, остается ли он человеком — это вопрос не только медицинский, но и духовный». Профессор вспомнил и другой случай, когда у беременной женщины после аварии наступила смерть мозга, но в палате интенсивной терапии она через несколько месяцев родила здорового ребенка. Была ли она при этом мертва или жива?

С медицинской точки зрения нет никаких моральных критериев, никакой единой позиции по этим вопросам — разные люди и сообщества придерживаются разных позиций и нет никаких обнадеживающих признаков, что эта ситуация изменится.

«Качество» или священность?

Профессор Молдован выделил две крайние позиции в отношении к вопросам биоэтики.

Эволюционизм, основанный на атеизме, во главу угла ставит «качество» жизни. Он предполагает, что мы рождаемся случайно, появляемся из ничего и уходим в никуда. Этическая позиция при этом такова: жить стоит, если только жизнь имеет определенное качество. Значит, можно стараться управлять личной и общественной жизнью так, чтобы качество жизни было выше некоего минимального порога. А если качество жизни падает — жизнь можно прекратить. «Проблема в том, что решение о прекращении жизни при этой позиции может принимать другой человек — врач, родственник и т.д., и делать это совершенно произвольно. Можно ли уничтожить ребенка, больного синдромом Дауна? А если этот хромосомный набор был определен еще в утробе, неужели врач должен рекомендовать матери сделать аборт? Мы живем в мире нравственной какофонии», — считает профессор.

Креационизм говорит о священности жизни. Мы появились на свет не случайно, а по воле сотворившего нас Бога, поэтому наше существование — это дар и выражение Его воли. Наша жизнь относительна, она соотносится с Источником жизни и ее предназначением. При этом достоинство жизни безусловно и неприкосновенно с самого начала, потому что она принадлежит не нам, а Богу. Священность жизни — исполнение призвания в общении с ее источником — Богом. В экстремальных ситуациях предлагается сострадание, облегчение боли, молитва. Но при этом человек не может вмешаться в жизнь другого человека: «Мы  не можем вытащить из розетки шнур, подключающий искусственную вентиляцию. Мы ждем, что в эту ситуацию вмешается Господь, а нас при этом обвиняют в цинизме и лицемерии — ведь мы не согласны прекращать страдание другого через убийство». Креационисты не берут на себя роль Бога, несмотря на то, что быть свидетелем боли другого человека очень трудно.

В развернувшейся дискуссии братья и сестры в ответ на услышанное делились своими впечатлениями и размышлениями.

«По причине любви»

Оказалось, что в Румынской церкви, как и в Русской, поддерживают желание людей жертвовать после своей смерти органы в целях медицинской помощи. Профессор Себастьян Молдован рассказал, что при этом должно выполняться одно условие — делать это нужно «по причине любви», а не для обогащения себя или других, не из страха или подобных мотиваций. Отвечая на вопрос, может ли христианин завещать отключить себя от искусственного поддержания жизни ради того, чтобы пожертвовать свои органы больным, профессор ответил: «Я считаю, что невозможно убивать одного человека ради другого, хотя в каждой конкретной ситуации нужно спрашивать, что думает об этом подлинный Хозяин Жизни».

Дмитрий Гасак, председатель братства «Сретение», напомнил о том, что «христиане тоже выступают за качество жизни. Евангелие только об этом и говорит. Призыв Спасителя к ученикам — «Бодрствуйте!» — является лейтмотивом всего евангельского повествования. Мне иногда кажется, что креационисты, выступая против «философов», не всегда говорят о качестве жизни и за других решают, как они должны жить. Философы же, наоборот, все слишком индивидуализируют. Трудно согласиться и с теми, и с другими. Никому не удастся снять с себя ответственность за решение этих вопросов — невозможно ее переложить на Бога, тем более, невозможно на себя взять функцию Бога и считать себя непогрешимым». Говоря об отношении к решению христианина пожертвовать свои органы другому человеку, "отключив трубку", Дмитрий Гасак отметил, что здесь важно, с одной стороны, доверие других христиан к своему собрату, а с другой – ответственность за его решение, т.к. в церкви есть принцип не только личной, но и соборной ответственности. «Важно прекратить в церкви противостояние, когда кто-то будто бы борется за жизнь одного человека, а кто-то — за жизнь другого. Нельзя выбрать одного человека, пожертвовав другим, хотя мир, лежащий во зле, часто ставит нас в такую ситуацию. Даже в случае ошибок в области биоэтики, а порой и грехов своих собратьев, мы не должны враждовать друг с другом».

Духовный попечитель Преображенского братства священник Георгий Кочетков предложил свой ответ на один из самых сложных вопросов биоэтики: «Человек сам определяет, когда он хочет жить, а когда нет. Когда человек не хочет жить — он умирает, даже если он физически здоров. Это известно. Мы не должны брать на себя вместо человека ответственность за его жизнь, мы должны в первую очередь эту ответственность передать самому человеку, независимо от того, находится ли он в сознании или нет. Если человек живет с Богом, это решается нормально. Труднее, если человек противопоставляет себя Богу. Тогда у него все внутренние критерии переворачиваются, и опираться на них становится очень сложно. Но неверие как внутреннее состояние самого человека само по себе является самой страшной патологией. И тут действительно нужно молиться за человека».

В ближайшее время профессор Себастьян Молдован прочтет лекцию по биоэтике для студентов Свято-Филаретовского института.

Анастасия Наконечная

Фото Кирилла Мозгова

Информационная служба Преображенского братства


[1] Диплоидная (содержащая полный двойной набор хромосом) клетка, образующаяся в результате оплодотворения (слияния яйцеклетки и сперматозоида).


      
Tags: биоэтика, вера, встречи, наука, преображенское братство, румыния, сфи
Subscribe

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment