Он воскрес! (adam_a_nt) wrote,
Он воскрес!
adam_a_nt

Categories:

Страшная история о черной собаке... с перебитой ногой

История эта из любимого мною романа Владимира Дудинцева "Белые одежды".
Для тех, кто не читал, поясню: это роман из жизни советских биологов, он описывает время разгрома генетики в СССР, когда она была признана "буржуазной лженаукой". Ученых-генетиков шельмовали, "прорабатывали" на собраниях, а тех, кто не хотел отрекаться от "лженауки" - обвиняли в "шпионаже", арестовывали, ссылали и расстреливали. Так погиб академик Николай Иванович Вавилов и многие другие выдающиеся ученые. 
   
Прочитайте, история о черной собаке совсем небольшая, но очень характерная для нашего тогдашнего и нынешнего общества.
  

   
     -- Федяка, ты что-нибудь  нам...  Случай  какой-нибудь  из опыта...
     -- Расскажу,  --  и  Федор  Иванович посмотрел на Лену: -- Пожалуйста, мне стаканчик чаю.
     -- Может, мужчины хотят водочки? --  предложила  Туманова. -- Могу дать.
     -- Не-е,  --  Цвях  отвел  водку рукой. -- С водкой так не поговоришь. Самовар!  Наливайте  полный  самовар!  Да  чаю  еще заваритя!
     Получив   свой  чай,  Федор  Иванович  помешал  в  стакане ложечкой.
     -- Только это будет не та, не первая история, где добро  и зло.  Ту историю я пока поберегу. А вот некоторую сказку... Про черную собаку... -- тут он страшно на всех посмотрел и добавил: -- ...с  перебитой  ногой.  Черная   такая   была,   аккуратная собачоночка.  Она  была  не  виновата,  что родилась с красивой блестящей черной шерстью. Как будто черным лаком облитая...  Не была  она виновата и в том, что люди именно черный цвет назвали цветом проклятия и несчастья. И тайной всякой пагубы. Не  серый и не желтый какой-нибудь, а черный.
     Он не спеша, чувствуя, что все заинтересовались и забыли о своем другом интересе к нему, отпил полстакана чаю.
     -- Вот  так...  Было  это  в Сибири, в тридцатом, кажется, году. Мне было двенадцать, и родители устроили меня на  лето  в деревню, к знакомому крестьянину...
     -- Не  мешай! -- гаркнул Вонлярлярский на жену, сбросил ее руку со своего плеча и уставился на Федора Ивановича
     -- Ну, понятное  дело,  единоличник.  Изба,  амбар,  рига. Спали мы с хозяйским сыном в амбаре на ларе. Хозяин, помню, все говорил  о  нечистой  силе.  Не спите в амбаре, говорит, она, в основном, шебаршит там, где икон нет -- в амбаре  да  в  овине. Ходил  я  с  ними  и в поле помогать. Весело работали. Весело и дрались с соседней деревней  по  праздникам.  Да...  Дрались-то дрались,  а  вот  ведьму  гнать объединились. Обе деревни. Сама ведьма жила в нашей деревне,  на  краю.  Учительницей  когда-то была. Все ее боялись. Хозяин говорил: ведьма как ведьма, очень просто. Чувствуете? Он так верил, что это  казалось  знанием!  Ведьма  она  и  есть.  Как ночь -- перекинется собакой черной и бегает  по  огородам,  вынюхивает, значит.  А  корова  потом  молока  не дает. И не ест ничего. Не залюбила ведьма нас, -- это хозяин говорит, -- не подвез  я  ей дров. Некогда было, да и с ведьмой связываться кто захочет? Все ему,  хозяину,  было ясно... Вот и отправились две деревни и мы всей семьей. Родители, дочка -- пятый класс, сын из  техникума, шестнадцатилетний, и  я,  ваш  покорный слуга. Чистим оба зубы "хлородонтом", а в нечистую силу верим! Под  утро  вернулись  с победой.  Черную  собаку подняли на огородах, погнали. Наш Толя бросил  удачно  палку,  перебил  ей  переднюю  ногу.  На   трех ускакала.  А  на  следующий день ведьма вышла из своей избы, мы глядь -- а у нее рука замотана  тряпкой.  И  на  перевязи...  А потом  --  через несколько дней -- ведьма исчезла куда-то. Изба так и осталась пустая. Никто  не  селился.  Думаю,  учительница вышла  специально  --  попугать дураков, посмеяться. Руку я сам видел. Ну, а Толю я встречаю лет через восемь -- он уже в  этом районе  пост  занимал.  В  партии  уже  был.  Я  ему говорю: "А помнишь, Толя, как ты ведьме руку перебил?". Как  он  смутился, как  заелозил! "Во-он, что вспомнил. Глупость то была, детство, нечего и  вспоминать".  А  сам  оглядывается  --  разговор  при публике был. Я думаю, у многих людей в жизни была такая встреча с  черной  собакой.  Не  только у отсталых крестьян. Гонят -- и верят, что гонят ведьму...
     -- Собака и образованных навещает, -- сказала Туманова. -- Только тут собака породистая. Черненькая такая болоночка...
     -- Именно, -- подтвердил Цвях.  --  Тут  даже  дело  не  в образовании,  а  в вытаращенных глазах. Бывает, образованный, а глаза вытаращит раньше, чем  подумает.  Я  помню,  в  тридцатых годах  прямо  полосами  находила  на людей дурь. Безумие такое. Вдруг начинают  выискивать  фашистский  знак,  будто  бы  ловко замаскированный  в  простенькой  и  ясной  картинке  спичечного коробка. Ищут -- и у  всех  вытаращенные  глаза.  И  оргвыводы, понятно,  для  несчастного  художника.  Или на обложке школьной тетрадки вдруг высмотрят руку, протянутую к советскому гербу -- чтоб сорвать. И пошло -- шепот на закрытых собраниях,  отбирают у  ребятишек  тетрадки.  В  огонь!  Знаний  мало, вот и кажется всякое. Верят! В разную чертовщину...
     -- Вроде вейсманизма-морганизма, -- подсказал Стригалев
     У гостей повеселели глаза. Но Цвях этого не заметил.
     -- Напомни им сейчас, кто остался жив, про  тетрадки,  про спичечный коробок. "Что-о? -- закричат. -- Еще что вздумал -- в старье копаться!"
     <...>
Федор Иванович и его "главный" -- Цвях медленно  брели по тускло освещенным улицам, углубленно курили и молчали. И на них произвело    впечатление живое разнообразие смеющихся и подмигивающих окон. Они  прошли  добрую  половину  пути, когда Василий Степанович вдруг сказал:
     -- Чем  больше  читаю,  Федя,  тем больше вокруг дремучего леса. Словно как поднимаюсь вверх над тайгой, и нет ей конца. А там, внизу, на чистой  полянке,  было  все  так  ясно!  Вот  мы говорим, ругаем, насмехаемся, а она возьмет да и подтвердится.
     -- Кто?
     -- Кого ругаем. Лженаука...
     Они  прошли  в  молчании  несколько  шагов.  Вдруг Василий Степанович остановился.
     -- Хошь,  признаюсь,  Федя?  У  нас  за  деревней,  где  я родился,  в  поле  был  холм.  Вроде кургана. А на нем каменный крест. В двадцатых годах молодежь наша деревенская собралась -- накинули  на  этот  крест  веревку  и  сдернули  его,  сволокли куда-то.  Теперь  он лежит, даже не знаю где. И я участвовал -- всю  жизнь,  считай,  этим  подвигом  гордился.  А  вот  теперь маленько  из  истории  узнал.  Батый  по  этим местам проходил, татары. А в курганах-то этих русские кости.  Наших  защитников. Крест-то  был,  Федя,  к делу поставлен. Видишь, чем я гордился всю жизнь!
 
Вы спросите: почему это я сейчас вспомнила эту историю о черной собаке? Да потому, что уж очень она мне напоминает нынешнюю клеветническую кампанию под кодовым названием "Заостровский раскол". И сейчас в нашем обществе и в нашей церкви есть люди, которым "всё понятно" и "всё ясно", которые точно знают, какую "ведьму" нужно "гнать" и явственно видят "фашистский  знак, будто бы ловко замаскированный в простенькой и ясной картинке спичечного коробка". Мы видим стремление манипулировать людьми в своих политических и идеологических целях. А средства используются те же самые, традиционные: нагнетание страха, ложь, подтасовка фактов, клевета, навешивание на своих противников ярлыков - "сектанты", "еретики", "модернисты", "раскольники", короче - "враги народа".
   
В вики-статье "Охота на ведьм" есть очень хорошее определение тому, что мы наблюдаем "В XX веке название явления получает иной смысл, не связанный с породившим его историческим периодом. Оно стало использоваться как образное обобщенное название кампаний по дискредитации каких-либо социальных групп по политическим или иным мотивам (например, евреев, коммунистов, или вообще любой оппозиции к власти) без должных на то доказательств и оснований. Обычно такие кампании выступают средством для решения определенных политических задач и заключаются в манипулировании общественным сознанием посредством СМИ."
   
Ну, и ещё одно определение:
"Охота на ведьм"

С английского: Witch-hunting. 
Это выражение появилось в Англии в 1640 г. и означало борьбу с женщинами-колдуньями, знахарками и т. д., которых католическая церковь причисляла к еретикам и по решению церковного суда сжигала на костре. 
В первой половине 1950-х гг. в США так (Witch-hunting) стали называть кампанию по расследованию «антиамериканской деятельности». Ее смысл состоял в том, чтобы выявить всех, кто придерживался левых взглядов, симпатизировал СССР, был членом Компартии США (или просто относился к ней лояльно). Возглавлял ее сенатор Джозеф Маккарти (1908—1957). Отсюда «маккартизм», как иногда называют эту политическую практику.  Популярности выражения способствовала антимаккартистская по своему подтексту пьеса американского драматурга Артура Миллера «Тяжкое испытание» (1953) — о процессе «салемских колдуний» («салемских ведьм»), который состоялся в 1692 г. 
Видимо, первым, кто стал использовать этот оборот как политический термин, был английский писатель Джордж Оруэлл (1903—1950). В своей книге «Памяти Каталонии» (1938) борьбу испанских коммунистов против «троцкистов» он назвал «бессмысленной охотой на ведьм», а сталинские «московские процессы» — «процессами в духе «охоты на ведьм» («Уэллс, Гитлер и всемирное государство», 1941). 
Иносказательно: о преследовании неугодных, политических или идеологических противников и т. д.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс» 2003.

Tags: вера, владимир дудинцев, идеология, история, клевета, наука, репрессии, сми, ссср, страх, церковь
Subscribe

promo adam_a_nt august 25, 2016 14:20 1
Buy for 20 tokens
Вроде бы дата не круглая, а для меня - символическая. Ровно половину этого срока, 13 лет, я в Преображенском братстве =) Когда я впервые увидела братство, а это было на одном из соборов, то после личного знакомства с братьями и сестрами у меня постепенно поменялось понимание Церкви, церковной…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments